Лента новостей

Новороссия

2447
0

Борис Рожин: Когда Россия сожжет резервы ВСУ под Авдеевкой, ей придется рискованно наступать на Запорожье

Нужен целый комплекс мероприятий, чтобы повысить шансы на успех наступления.
ForPost - Новости : Борис Рожин: Когда Россия сожжет резервы ВСУ под Авдеевкой, ей придется рискованно наступать на Запорожье

Летом мы видели реализацию оборонительного плана на юге. А сейчас наше командование делает свои ходы. Мы дождались, пока противник сожжет свои резервы, экономя наши.

Мы продвигаемся на Купянском направлении, наносим контрудары под Артемовском, штурмуем Авдеевку и осуществляем локальные атаки в районе Новомихайловки. Ситуация изменилась. Поэтому ВСУ перешли к стратегической обороне, отмечает эксперт Центра военно-политической журналистики, автор телеграм-канала ColonelCassad Борис Рожин

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Борис, какова сейчас обстановка на каждом из оперативных направлений?

- ВСУ на большинстве участков отказались от активных наступательных действий. Противник потерял инициативу.

С Запорожского направления резервы противника перебрасываются на Донецкий и Купянский участки фронта. Да, украинские атаки там еще продолжаются, но они носят локальный тактический характер. Продвинуться к Токмаку там уже никто не пытается. Более того, на ряде участков уже российские войска контратакуют, возвращая утерянные ранее позиции.

На Южно-Донецком направлении обстановка стабильна. Линия фронта существенных изменений не претерпевает.

В районе Угледара и Марьинки ситуация также стабильна. Наши войска владеют инициативой в районе Новомихайловки.

Продолжаются бои у Степового и Северного с целью окружить Авдеевку и срезать этот выступ. Наши войска также закрепились в "промке", которая была отбита у противника.

Единственное, что ВСУ в районе Горловки предпринимали атаки у террикона. Но эти бои тоже носили тактический характер.

Под Артемовском мы владеем инициативой к северу от города. Бои идут уже рядом с Богдановкой. Также недавно было отбито Хромово. А на юге мы ведем наступление в сторону Клещеевки.

На Купянско-Лиманском направлении наши войска также владеют инициативой. Возле Сватово мы атакуем по линии Макеевка-Стельмаховка. Возле Купянска в районе Синьковки, Кисловки, Петропавловки и Ивановки мы тоже ведем наступательные действия.

Противник только сохраняет активность на левом берегу Днепра. ВСУ пытаются расширить плацдарм в части поселка Крынки и прилегающих к нему лесопосадок.

- Зеленский заявил, что Киев приступает к строительству оборонительных линий от Донбасса до Западной Украины, отметив, что бетона и мин у них хватит. Но насколько я знаю, они и так укрепляли весь Донбасс и всю границу с Белоруссией. Что это принципиально поменяет в подходе противника?

- ВСУ действительно строили линии обороны на границе с Белоруссией (Чернигов и Сумы) и в Харьковской области. Но поскольку они делали ставку на наступательные действия, восточный фронт у них недостаточно укреплен. И сейчас Киев спешно бросился строить там оборонительные линии.

Противник первое время посмеивался над "линией Суровикина", которая показала свою высокую эффективность в ходе летней кампании, а теперь что-то подобное пытается построить у себя. Начались лихорадочные действия, которые не были сделаны своевременно.

- Насколько я понимаю, "линия Суровикина" больше всего нужна на Запорожском направлении, потому что и нам, и противнику там есть, где разбежаться.

- Да. Она позволила нам нивелировать прорыв крупных механизированных соединений. ВСУ до нее вообще не дошли, потому что мы сожгли все резервы в предполье. Вопрос о прорыве "линии Суровикина" даже не поднимался. А пара видео, где их танки доехали до "зубов" - слабое утешение.

Противник сейчас попытается сделать то же самое. Если у них на ряде участков будет сыпаться фронт, им нужно будет где-то отбивать наше наступление.

Сейчас у Киева есть некоторое время на период распутицы, чтобы что-то успеть сделать. Ресурсы у них есть.

- Мы что-то можем сделать, чтобы этому помешать?

- Это можно сделать в случае более интенсивного развития наступательных операций. Смотря на каких участках ВСУ их будут строить. Если это будет в нескольких километрах от линии фронта, мы сможем наносить удары по инженерно-строительной технике и саперам. Если линия будет находиться на расстоянии в 30-40 километров от фронта, нам будет гораздо тяжелее.

- Если мы сейчас вдруг пойдем на Орехов и Гуляйполе, это может сорвать их планы?

- Орехов и Гуляйполе находятся недалеко от линии фронта. Их укрепляли еще в 2022 году. ВСУ боялись наступления нашей армии на Запорожье, поэтому строили там полевые укрепления. Сейчас противник может их расширить, увеличив количество бетонированных сооружений и проведя более интенсивное минирование местности, чтобы затруднить наше продвижение.

- Как мы будем там наступать, учитывая, что из-за современных средств разведки пройти там танковыми клиньями не получится?

- За счет подавляющего артиллерийского огня и массированного применения беспилотников. Следовательно, нам нужно больше орудий, дронов и инженерных средств для преодоления минных полей. И надо наступать на более широком участке, чтобы не попасть в узкие коридоры, на которых украинская армия сожгла свои механизированные резервы.

В условиях технической разведки у нас проблемы схожие. Поэтому надо создавать режим изоляции поля боя, наступать на широком фронте и уничтожать живую силу противника. В идеале у нас должен быть один дрон на одного всушника, а артиллерия должна вести контрбатарейную борьбу.

Других способов пока нет.

- Какова у нас ситуация с артиллерией, беспилотниками и инженерными средствами?

- По-прежнему есть проблема с недостаточной дальнобойностью нашей артиллерии. Это можно компенсировать совершенствованием тактики беспилотников для борьбы с западными орудиями. Еще необходима более интенсивная борьба с западными средствами РЭБ, которые могут препятствовать нашим дронам.

Что касается инженерной техники, необходимо больше систем разминирования. У нас есть "Метеорит", который использовался для проделывания проходов в минных полях во время городских боев. Нам нужно больше тралов для танков.

Так что нужен целый комплекс мероприятий, чтобы повысить шансы на успех этого наступления.

- Кто выиграет эту гонку? Мы быстрее получим эти средства? Или ВСУ быстрее построят оборонительные рубежи?

- Пока мы все же делаем ставку на Донецкое направление. Все зависит от того, сможем ли мы вызвать кризис у ВСУ под Авдеевкой. Хотя наше продвижение там уже сказывается на линии фронта. Противник перебрасывает туда войска с других участков. Это позволяет нам продвигаться вперед. Наши успехи под Артемовском напрямую связаны с успехами под Авдеевкой. Это ответ критикам, что мы там медленно продвигаемся.

Но я бы не рассчитывал на глубокие прорывы на 30-50 километров. Это невозможно в условиях технических реалий на линии фронта.

- Насколько Авдеевка удобное место по сравнению с Артемовском, чтобы там перемалывать вражеские резервы?

- Они и так перемалываются. Чтобы не допустить окружения Авдеевки, Украина бросает огромные силы в район Бердычей и Очеретино. Она контратакует и теряет большое количество техники из бригад, ранее действовавших на Запорожском направлении. Мы там тоже видим уничтоженные "Леопарды" и БМП "Брэдли". То есть если эта натовская техника использовалась для атак, то теперь только для попыток сдержать наши войска к северу от Авдеевки.

- На Артемовском направлении мы можем что-то предпринять после взятия Хромово и начала боев за Богдановку?

- Мы на этом участке поймали противника в момент его слабости. К северу от Артемовска мы вернули все, что противник смог взять с мая 2023 года. А если на юге мы возьмем высоту к западу от Клещеевки, мы вернем под контроль Клещеевку и Андреевку, а потом заняться возвращением под контроль посадок, которые ВСУ взяли к югу от Артемовска.

Задача максимум – начать штурм Красного (Ивановское). Ее взятие обеспечит нам стабильные позиции на Артемовском направлении. О наступлении на Часов Яр пока говорить преждевременно. Но отодвинуть линию фронта от Артемовска наши войска вполне способны.

- Насколько нашему командованию удается маневрировать резервами с одного направления на другое?

- Удается. Летом мы видели реализацию оборонительного плана на юге. А сейчас наше командование делает свои ходы. Мы дождались, пока противник сожжет свои резервы, экономя наши. У нас, в отличие от ВСУ, есть свои оперативно-стратегические резервы, которые мы сейчас расходуем. Мы продвигаемся на Купянском направлении, наносим контрудары под Артемовском, штурмуем Авдеевку и осуществляем локальные атаки в районе Новомихайловки. Ситуация изменилась. Поэтому ВСУ перешли к стратегической обороне.

- Вы разделяете теорию, что у нас в тылу есть очень крупная группировка, которая может ударить Украину там, где она вообще этого не ожидает?

- В Белоруссии сейчас точно нет такой группировки. Основные силы российско-белорусской группировки сейчас сосредоточены на границе с Польшей и Литвой против НАТО.

На границе с Сумской и Черниговской области сейчас и так ведутся локальные боевые действия. В основном это работа ДРГ и обстрелы. Ни с российской, ни с украинской стороны крупных сил там нет.

Есть группировка, стоящая в Белгородской области. Но пока о наступлении на Харьков говорить рано. У нее недостаточно сил и она давно находится в оборонительном положении.

- Когда мы говорим про дистанционную войну, то понятное дело, что у нас средств гораздо меньше, чем целей, которые мы бы хотели поразить. На что надо делать ставку этой зимой?

- Аэродромы, склады боеприпасов, военные предприятия, крупные ТЭЦ. Желательно поражать распределительные станции мощностью в 750кВ, потому что они играют существенную роль в энергосистеме Украины.

Еще с прошлого года у нее остался накопленный эффект от ущерба в результате ударов по энергетике. Второй год такой кампании может сделать эти последствия еще более непоправимыми.

У нас запас ракет есть. У нас налажено производство "Гераней". Объекты, которые находятся относительно недалеко от линии фронта, мы будем поражать обычными дронами.

- По украинским оценкам, мы накопили 900 ракет. Какого максимума мы можем достичь ими?

- Уничтожим военную технику в эшелонах или на аэродромах. Уничтожим разведанные склады боеприпасов и действующих баз хранения ГСМ. Уничтожим располаги личного состава и командные пункты противника, где находятся в том числе высокопоставленные офицеры НАТО. Уничтожим объекты энергетики. Чем больше, тем лучше.

- Есть мнение, что России нужно переходить в большое наступление только с двумя решительными целями: либо разгром ВСУ, либо взятие Киева для уничтожения режима. Дескать, если на это нет средств, надо и дальше сидеть в обороне. Вы об этом что думаете?

- В этой войне нельзя победить, выиграв лишь одно сражение. Любая война – это цепочка операций. Стратегический баланс меняется в зависимости от их успешности. "Бахмутская мясорубка" и отраженный "контрнаступ" не привел к победе в СВО. И какая-то решающая битва к победе нас тоже не приведет. Этот вопрос решится в комплексе.

- Просто есть мнение, что Россия готова наступать, но ждет подходящего момента, вроде выборов на Украине или выборов в США.

- Эти люди выдают желаемое за действительное. То же наступление на Киев требует серьезной группировки войск (несколько сот тысяч человек с техникой), которая пока не наблюдается. Скрыть ее невозможно. Ее бы давно показали спутниковые снимки НАТО. Поэтому говорить о том, что у нас есть какая-то большая группировка, которая никуда не идет – смешно.

- Касательно сроков окончания СВО, мы часто стали придерживаться опыта Первой мировой и Великой Отечественной, которые продлились четыре года. Она закончится быстрее или позже?

- В США производство для ведения войны на Украине запланировано до 2026-2027 года. У нас оборонка тоже раскручивается на ведение войны с прицелом на несколько лет. Иначе столько вооружений мы бы не делали. На пик мы выйдем только в 2024-2025 году, когда заработают многие предприятия. Идет расширение производства. Его надо больше.

В целом наша оборонка принесет нам пользу даже после СВО. Мы сможем серьезно увеличить экспорт оружия за рубеж. И она потащит за собой развитие смежных производств. Наши вложения долгосрочные.

А все разговоры про заморозку конфликта нужны только для того, чтобы дать Киеву паузу для перегруппировки после провала "контрнаступа". Россия прямо сказала, что нам это невыгодно. Нам надо достигать целей СВО. Мы ее должны решить сейчас, сколько бы времени это не заняло.

Если мы не решим этот вопрос сейчас, мы оставим эту проблему следующему поколению. У нас есть для этого ресурсы и возможности. Но, повторюсь, какое-то время на это придется потратить.

 

Источник: Украина.ру

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Тэги:

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

Главное за день

Как Крым пережил второй год специальной военной операции

Террористические атаки на мирных жителей участились, но паники среди местного населения нет, напротив, крымчане активно поддерживают СВО.
10:20
797
2

Первую медаль в честь 10-летия возвращения Севастополя в Россию получил Алексей Чалый

Среди первых награжденных хорошо знакомые севастопольцам люди.
20:03
5693
29

Вернитесь домой с победой! – опрос ForPost ко Дню защитника Отечества

Заветные слова и пожелания от женщин Севастополя для наших воинов.
19:04
986
0

Генплан Севастополя планирует осаду 30-й батареи частными домами

Батареи, форты, бастионы – представляете ли вы без них лицо города?
18:00
5093
30

Градсовет Севастополя отказал в застройке территории бывшего мототрека

Это уже не первая попытка согласовать концепцию развития территории.
16:04
3494
5

ТОП 5