Лента новостей

Айвазовский Иван Константинович

ForPost - Лица Города: Айвазовский Иван Константинович

Знаменитый художник-маринист, живописец Главного Морского штаба

Родился в Феодосии 29 июля 1817 г. (ск. 02.05.1900 г.) в семье армянского купца Айвазяна (Гайвазовского), и был крещен под именем Ованес (армянская форма имени «Иоанн»).

Предки Айвазовского были из армян, переселившихся в Галицию из Западной Армении в XVIII веке. Известно, что дедушку художника звали Григор Айвазян, бабушку — Ашхен, а также, что его родственники владели крупной земельной собственностью в районе Львова. Его отец Константин (Геворк) и после переселения в Феодосию писал фамилию на польский манер: «Гайвазовский» (фамилия — полонизированная форма армянской фамилии Айвазян). Сам Айвазовский в автобиографии говорит об отце, что тот ввиду ссоры со своими братьями в юности переселился из Галиции в Дунайские княжества (Молдавию или Валахию), где занялся торговлей, а оттуда в Феодосию.

Семья была небогата, отцу художника приходилось усердно трудиться. Мальчик явно рос талантливым: он даже самостоятельно научился играть на скрипке. Очевидны были и его художественные способности. Феодосийский градоначальник Александр Казначеев, который заметил, как Ованес рисует, стал его первым покровителем: он подарил ему краски и бумагу, а также предложил учиться рисованию вместе со своими детьми у городского архитектора Коха. Более того, когда Ованес окончил уездное училище в родном городе, Казначеев, которого перевели в Симферополь, помог 13-летнему мальчику попасть в симферопольскую гимназию.

Мальчик продолжал рисовать с натуры и копировать с гравюр, и о юном даровании заговорили в городе. Его следующим покровителем стала Наталья Нарышкина — дочь Федора Ростопчина и жена таврического губернатора. С помощью известного портретиста Сальватора Тончи она смогла устроить Ованеса в Императорскую академию художеств — причем на казенный счет и несмотря на то, что он еще не достиг необходимого возраста (был младше 14 лет). Президент Академии Оленин принял такое решение, прочитав письмо Нарышкиной и посмотрев вложенный в него рисунок мальчика.

В Петербурге будущий великий художник оказался в 1833 году и начал учиться в Академии — уже не как Ованес Гайвазовский, а как Иван Айвазовский. Его приняли в пейзажный класс Максима Никифоровича Воробьева.

Вскоре в Северную столицу по приглашению императора Николая I прибыл французский художник-маринист Филипп Таннер, которому Айвазовский был приставлен в качестве ученика. Француз свалил на юношу огромный объем черной работы. Однако Айвазовский все же находил время писать собственные картины, и в 1836 году представил их на Академической выставке, где выставлялся и Таннер. Одна из картин была удостоена серебряной медали. В рецензии на эту выставку «Художественная газета» похвалила молодого живописца, а француза упрекнула в манерности. Это вызвало дикую ярость у Таннера, и тот пожаловался на нерадивого ученика, нарушившего субординацию, своему главному заказчику — императору Николаю. Айвазовский формально действительно был не прав — полотна для выставки по правилам должны были отбирать учителя, он же не стал спрашивать у Таннера разрешения.

Император, не вникая в детали, распорядился убрать с выставки картины Айвазовского. Художник впал в немилость, и дальнейшая его карьера оказалась под угрозой. Тщетно за него хлопотали Крылов, Жуковский и президент Академии Оленин. Однако они сумели привлечь на его сторону художника Александра Зауервейда, который преподавал детям императора. Этот покровитель оказался могущественней — в неформальной обстановке он смог показать Николаю картину Айвазовского. Тот похвалил юношу, велел выплатить за работу деньги и, более того, отправил со своим сыном Константином в летнее практическое путешествие по Балтике, где оба юноши вплотную познакомились с парусным флотом — правда, с разными целями. Вдобавок Айвазовского определили к новому учителю — тому же Зауервейду, который специализировался на батальной живописи.

Получив в 1837 году Большую золотую медаль Академии, Айвазовский выиграл поездку по Крыму и Европе. К слову, 20-летнего Айвазовского выпустили из учебного заведения на два года раньше, поскольку преподаватели решили, что более Академия ему ничего дать не может.

Прежде чем отправиться в Европу, Айвазовский отметился в военных действиях — адмирал Михаил Лазарев пригласил его быть свидетелем побед русского оружия. Вместе с Николаем Раевским он принял участие в высадке на кавказском побережье (где ныне находится Сочи) и с блокнотом руках зарисовывал последствия кровопролитной схватки.

В 1840–1844 годах молодой мастер путешествовал по Европе, совершенствуя свое мастерство. Первое время ему было тяжело финансово: часть своего пенсиона он посылал матери в Феодосию, а не тратил на себя. Поначалу он жил и учился в Италии. В эти годы он выработал свой творческий метод и научился работать по памяти.

Картины, написанные в Венеции, Флоренции, Неаполе, Амальфи и Соррено, представленные на выставках в Риме и Неаполе, принесли ему большой успех. Его доходы начали расти, и он смог позволить себе поездку в Швейцарию, Германию, Францию и Англию. Во время путешествия его пароход попал в сильный шторм, судно посчитали утонувшим, а художника — погибшим, и в петербургских газетах даже вышли его некрологи.

Айвазовский вернулся в Россию с триумфом. Он получил звание академика и императорским указом был причислен к Главному морскому штабу в качестве художника с правом ношения мундира Морского министерства.

В дальнейшие годы карьера Айвазовского складывалась счастливо. В 1845 году в составе Русского географического общества он отправился в путешествие к берегам Малой Азии и греческим островам. В конце 1860-х художник совершил длительное путешествие по Кавказу и Закавказью — побывал в Осетии, Дагестане, Грузии, Армении. К этому периоду относится цикл удивительных горных пейзажей. Был он и в Египте на открытии Суэцкого канала.

Как только позволили финансы, Айвазовский обосновался в родной Феодосии, где купил участок и выстроил на нем дом, напоминающий по стилю итальянские палаццо. Особняк всегда был полон гостей — многие приезжие желали увидеть знаменитого художника и его работы. Со временем Айвазовский превратил его в частный музей, открытый для посетителей, и пристроил галерею. Сегодня это здание Феодосийской национальной картинной галереи им. Айвазовского.

Айвазовский активно занимался делами Феодосии, её благоустройством, способствовал процветанию города. Его влияние на феодосийскую жизнь было огромно. Художник открыл в Феодосии школу искусств и картинную галерею, превратив Феодосию в один из центров живописной культуры на юге России и подготовив формирование своеобразной школы живописцев крымской природы (Киммерийская школа живописи), инициировал постройку городского концертного зала, заботился об устройстве в Феодосии библиотеки.

Весной 1846 года 6 военных кораблей во главе с флагманом черноморского флота «Двенадцать апостолов» под командованием впоследствии прославленного флотоводца В. А. Корнилова (на тот момент капитана 1-ранга) прибыли в Феодосию, чтобы поздравить Айвазовского, когда тот отмечал своё возвращение в родной город и первое десятилетие своего творчества. На празднике также присутствовали адмирал М. П. Лазарев и А. И. Казначеев, который поддерживал художника в юности.

В 1848 году он женился на гувернантке Юлии Грефс, которая родила ему четырех дочерей. Брак закончился разводом: жена обладала сложным характером, предпочитала жить в Петербурге и не одобряла любви супруга к крымскому дому и к путешествиям. В конце концов она бросила его и стала жить отдельно, при этом вводя мужа в большие долги. В 1877 году он продал прошение в Эчмиадзинский Синод о разводе. В 1882 году 65-летний Айвазовский сочетался вторым браком с молодой вдовой феодосийского купца Анной Бурназян (Саркизовой). С новобрачной он предпринял новое путешествие по странам Средиземного моря.

Одна из самых знаменитых картин Ивана Айвазовского "Девятый вал", хранится в Русском музее в Санкт-Петербурге. Написана в 1850 году.

Английский писатель Льюис Кэрролл в своих «Дневниках путешествия в Россию в 1867 году» так писал о своём посещении Эрмитажа 21 августа: «Но, возможно, самая поразительная из всех русских картин — это морской пейзаж, недавно приобретённый и ещё не получивший номера; она изображает шторм: на переднем плане плывёт мачта погибшего корабля с несколькими уцелевшими членами команды, цепляющимися за неё, сзади волны вздымаются как горы, и их вершины обрушиваются фонтанами брызг под яростными ударами ветра, в то время как низкое солнце сияет сквозь более высокие гребни бледно-зелёным светом, который совершенно обманчив, в том смысле, что кажется, будто он проходит сквозь воду. Я видел, как этот эффект пытались воспроизвести на других картинах, но никому не удавалось это сделать с таким совершенством».

Во время Крымской войны Айвазовский дважды посетил осаждённый Севастополь.

Две картины Айвазовский посвятил подвигу брига Меркурий под командованием капитан-лейтенанта Александра Казарского, много интересных картин посвящено обороне Севастополя. Среди них такие как «Осада Севастополя», «Переход русских войск на Северную сторону», «Взятие Севастополя».

Русская эскадра на севастопольском рейде, 1846 г.

Смотр Черноморского флота, 1848 г.

Осада Севастополя

С началом Крымской войны художник организовал в Севастополе выставку своих батальных картин.

Приходил на выставку и Павел Степанович Нахимов. Он долго стоял перед картинами о Синопе. В начале внимательно осмотрел картину, которая изображала начало сражения, когда подбитые метким огнём неприятельские корабли только начинали гореть, а один фрегат был взорван, потом подошёл к картине на которой была изображена ночь после боя: город в пламени и отблеск пожара освещает русскую эскадру, стоящую в месте только что законченного сражения. Пожимая руку Ивану Константиновичу после осмотра выставки, Нахимов произнёс: «Картины чрезвычайно верно сделаны. Удивляюсь, Иван Константинович, вашему гению… Столько лет знаю вас, но не могу постичь, как можно, не будучи на месте, так верно всё изобразить… непостижимо!» (источник)

Впоследствии долгое время он отказывался покинуть осаждённый Севастополь и только после официального приказа Корнилова и долгих уговоров Айвазовский уезжает в Харьков, где находилась в тот момент его жена с дочерьми.

В 1854 году художник пишет огромную картину «Осада (бомбардирование) Севастополя» и дарит её севастопольскому музею. Картина была написана под непосредственным впечатлением от посещения художником осаждённого города.

В 1893 году, спустя почти 40 лет после окончания Крымской войны, Айвазовский пишет картину «Малахов курган» — дань памяти героям обороны Севастополя. Картина изображает двух уже немолодых участников той войны, склонившихся у мемориального креста на месте гибели вице-адмирала Корнилова. Военные специалисты отмечали, что «сцены морских сражений, написанные И. К. Айвазовским, проникнуты патриотизмом, отличаются исторической правдой, точным изображением морских судов и глубоким осмыслением тактики морского боя».

Малахов курган, 1893 г.

  Иван Константинович не только стремился лично поучаствовать в Крымской войне, написать картины о тех днях, но и занимался благотворительностью для ведущей кровавые бои армии в Крыму. Во время Крымской войны 1853-1856 годов художник пожертвовал Феодосийскому военному госпиталю 150 рублей для покупки холста на тюфяки. А из своего поместья он разрешил взять солому для их набивки «сколько таковой потребуется». Факт благотворительности Айвазовского не остался незамеченным. В феврале 1855 года «...за похвальный опыт сочувствия к раненым воинам» художнику была объявлена благодарность от государя императора.

Айвазовский посвятил городу-герою такие работы как «Вход в Севастопольскую бухту», «Осада Севастополя», «Взятие Севастополя», «Русская эскадра на Севастопольском рейде», «Севастопольский рейд», «Севастополь», «Место, где был смертельно ранен адмирал Корнилов».

Художник Константин Лемох рассказывал, что Николай I, выйдя в море на колесном пароходе, как-то взял с собой Айвазовского. Царь стоял на кожухе одного пароходного колеса, а художник — на другом. И Николай кричал ему: «Айвазовский! Я царь земли, а ты — царь моря!»

Осыпанный многочисленными почестями и почетными званиями (вплоть до контр-адмирала), Айвазовский продолжал писать свои морские пейзажи, которые пользовались огромной популярностью. Всего ему приписывают создание более шести тысяч работ.

Свое 80-летие он отпраздновал написанием картины под названием «Корабли на Феодосийском рейде. Чествование Айвазовского по случаю его 80-летия» — разумеется, основанной на реальном событии, так велика была его слава на Черноморском побережье. Увы, столь любимых парусников там уже практически не было — настало время пароходов.

Умер Айвазовский 2 мая 1900 года внезапно, во сне, в возрасте 82 лет, оставив после себя четырех дочерей и множество внуков. Его последняя картина «Взрыв корабля», посвященная взрыву Константином Канарисом турецкого корабля у острова Хиос в 1822 году, осталась на мольберте неоконченной.

Проститься с ним на улицы вышел весь город, которому он оставил Феодосийскую школу искусств, построенное на его деньги новое здание Феодосийского музея древностей, вдохновленную его энергией и связями железную дорогу, водопровод и морской порт.

В соответствии со своим завещанием Айвазовский был похоронен во дворе феодосийской средневековой армянской церкви Сурб Саркис (Святого Саркиса). Могила располагается в южной части города Феодосия (где к улице Армянская примыкает переулок Айвазовского).

Одна из дочерей И.К.Айвазовского (Жанна) вышла замуж за главного судостроителя севастопольского порта, основателя 57 яхт-клуба Черноморского флота Константина Николаевича Арцеулова.

Интересно сложилась судьба внуков Айвазовского (Николая и Константина).

Старший, Николай Константинович Арцеулов (1889-1956 г.г.), стал судостроителем, принимал участие в постройке первых русских дредноутов «Севастополь» и «Полтава». В годы гражданской войны Н. К. Арцеулов в составе ЧФ Вооружённых сил Юга России находился в Крыму, преподавал кораблестроение и теорию корабля в Севастопольском Морском корпусе. В конце 1920 года эвакуирован в Бизерту. В январе 1921 года назначен флагманским корабельным инженером базы Русской эскадрой, в составе которой находился до 25 марта 1921 года. В Бизерте преподавал теорию корабля в Морском корпусе, созданном там при Русской эскадре. В 1921 году эмигрировал в США (в Нью-Йорк). Как и дед занимался живописью. Его картины экспонируются в Центральном Военно-морском музее в Санкт-Петербурге. Умер под Нью-Йорком.

Младший, Константин Константинович Арцеулов (1891-1980 г.г.), стал знаменитым летчиком, первым в России разработал приемы и технику вывода самолёта из штопора. Константин закончил севастопольское реальное училище, но не смог поступить в Санкт-Петербургскую академию художеств. Работал слесарем-сборщиков на авиационном заводе. Там научился летать на аэропланах. В 1912 году возвратился в Крым, работал пилотом-инструктором в Севастопольском аэроклубе.

Во время первой мировой войны был летчиком. В воздушном бою подбил немецкий самолёт-разведчик «Альбатрос С.III». Немецкий лётчик был пленён, трофейный самолёт отремонтирован и на нём Арцеулов совершал разведывательные полёты с фотографированием военных объектов противника. Был награждён двумя орденами.

24 сентября 1916 г. совершил свой знаменитый экспериментальный полёт: намеренно ввёл самолёт «Ньюпор-21» в штопор и вывел его из штопора. В дальнейшем эта фигура высшего пилотажа была включена в курс обучения лётчиков-истребителей, что расширило манёвренные возможности самолёта в бою и уменьшило число жертв в авиации.

При занятии Крыма белогвардейцами был мобилизован в «белую» армию, оставаясь на должности лётчика-инструктора Севастопольской (Качинской) авиашколы. Поддерживал отношения с большевистским подпольем. Когда в ноябре 1920 года Красная Армия подошла к Перекопу, общим собранием солдат был избран начальником лётной части школы, летал для связи с наступающими частями Красной Армии. В декабре 1920 года Арцеулов получил назначение в 1-ю Московскую высшую школу красвоенлётов (на Ходынке). Одним из его учеников был Валерий Чкалов.

В 1933 году был репрессирован: по ложному обвинению в шпионаже в пользу Германии и в краже рулона шёлка, был осуждён к высылке в Архангельск. В ссылке работал мотористом на катере. Реабилитирован лишь в 1956 году. В авиацию не вернулся. Занялся художественным творчеством: работал художником-иллюстратором. Автор панно в главном зале Центрального дома авиации и космонавтики имени М.В. Фрунзе. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище.

Картины И.К.Айвазовского можно увидеть в севастопольском музее им. М.П. Крошицкого (проспект Нахимова, д. 9.).

В Севастополе есть улица Айвазовского в Ленинском районе (между проспектом Нахимова и набережной Корнилова). Названа 22 декабря 1954 года.  До 1954 года улица носила названия Рыбная, Молочная и Молочный ряд.

Поделитесь с друзьями:

974

Чтобы добавить или редактировать информацию о человеке, свяжитесь с модератором раздела. Тел. +79787044987 Электронная почта - gorobets70@mail.ru

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

Главное за день

Как Крым пережил второй год специальной военной операции

Террористические атаки на мирных жителей участились, но паники среди местного населения нет, напротив, крымчане активно поддерживают СВО.
10:20
682
2

Первую медаль в честь 10-летия возвращения Севастополя в Россию получил Алексей Чалый

Среди первых награжденных хорошо знакомые севастопольцам люди.
20:03
5095
27

Вернитесь домой с победой! – опрос ForPost ко Дню защитника Отечества

Заветные слова и пожелания от женщин Севастополя для наших воинов.
19:04
884
0

Генплан Севастополя планирует осаду 30-й батареи частными домами

Батареи, форты, бастионы – представляете ли вы без них лицо города?
18:00
4681
30

Градсовет Севастополя отказал в застройке территории бывшего мототрека

Это уже не первая попытка согласовать концепцию развития территории.
16:04
3338
5

ТОП 5