Крым

С дырой в груди и пламенем в сердце: история крымского партизана

Тяжело больной писатель два года боролся с захватчиками в оккупированном Крыму.

Фото:
коллаж ForPost
Илья Захарович Вергасов поселился в Крыму в 1936 году.

22 июня Россия отметила День памяти и скорби — день, когда началась Великая Отечественная война. К 83 годовщине памятной даты ForPost узнал историю Ильи Захаровича Вергасова, командира четвёртого района партизанского движения Крыма, который встал на защиту Отечества, несмотря на тяжёлую болезнь.

Непростое детство

Илья Захарович Вергасов родился 29 августа 1914 года в семье крестьянина в бурятском городе Кяхта на границе с Монголией. Долгое время мальчика воспитывала мама: отец писателя, Захар Вергасов, ушёл воевать на фронт Первой мировой войны.

«…бури гражданской войны швыряли его из одного конца России в другой, пока не выбросили на берега Кубани, где в станице Челбасской и разыскала его, смертельно больного, жена с четырьмя ребятишками», — написал об отце Ильи Вергасова писатель Всеволод Сурганов в своей статье «Неистовая молодость победы».

Впрочем, счастье воссоединения было недолгим. В 1923 году отец семейства скончался, и мать Вергасова вновь осталась одна с детьми. Как написал о ней писатель Всеволод Сурганов, в следующие шесть лет, вплоть до начала коллективизации, женщина была вынуждена терпеть нужду и голод. Чтобы заработать какие-то деньги, она бралась за любую работу в домах богачей станицы.

В 1929 семья Вергасовых вступила в колхоз «Сельмашстрой», и жизнь постепенно стала налаживаться. Так, по словам Владислава Сурганова, будущий партизан Вергасов прошёл семилетнее обучение в школе, стал комсомольцем и даже устроился на первую работу сельским киномехаником.

А уже через три года 18-летний Илья Вергасов ушёл добровольцем в Красную Армию, закончил военную школу и стал лётчиком в Военно-Воздушных Силах.

Илья Вергасов (в центре) на одном из архивных снимков.

Первое знакомство с югом

Военная служба Ильи Вергасова не продлилась долго. Во время очередной медицинской проверки у 22-летнего лейтенанта авиации обнаружили так называемую «каверну» лёгкого — часть тканей органа умерла и разжижилась, а на их месте образовалась полость.

«В тёмном рентгеновском кабинете саратовского военного госпиталя впервые в жизни услышал слово «каверна». Его произнёс врач с тревожной осторожностью, и я понял: худо моё дело. Лежал в тесной комнате диспансера, смотрел на надтреснутый потолок с жёлтыми разводами и чувствовал себя на пути в никуда», — описал эту историю Илья Захарович в своей книге «Крымские тетради».

Молодого человека срочно демобилизовали и отправили на лечение в Ялту. Как неоднократно признавался сам Вергасов, пятичасовая дорога из Симферополя до южнобережного города далась ему с трудом. На крутых серпантинах его бросало по салону автомобиля, а перевал и вовсе показался писателю бесконечным.

«Не унывал лишь шофёр-лихач, черноглазый татарин, всю дорогу картаво мурлыкавший монотонную песню. Пять часов мук, и наконец говорят: Ялта», — писал Вергасов в «Крымских тетрадях».

В Крыму будущего партизана захлестнула уже совсем другая, гражданская жизнь. Он довольно скоро попал в совхоз «Гурзуф», куда смог устроиться работать старшим механиком. Эта мирная глава в жизни Ильи Захаровича продлилась с 1936 по 1941 год.

Книги Ильи Захаровича Вергасова.

Требовать и бороться

Весной 1941 года из-за очередного обострения туберкулёза Илья Вергасов оказался на лечении в Алупке. В санатории писатель узнал о начале Второй мировой войны. На следующий же день он отправился в районный военкомат в Ялте.

«Я заглянул в райвоенкомат, хотя знал: никому здесь не нужен. Я — белобилетник, этим сказано все», — написал бывший лейтенант авиации.

И Вергасов оказался прав. Пока все мужчины совхоза уходили на фронт, он был вынужден заниматься вопросами мобилизационного автотранспорта. Такая жизнь не пришлась писателю по сердцу, и он вновь попытался примкнуть к рядам авиации. Но медицинская комиссия забраковала его, объявив не годным даже в хозкоманду.

Потянулись дни эвакуации всего ценного, что находилось на тот момент на южном побережье. Этот период Вергасов довольно ярко описал в тех же «Крымских тетрадях».

«За неделю-другую упаковали электромоторы, два генератора, трансформаторы и отправили все это на Кавказ на парусном судне. На нем же эвакуировали из массандровских подвалов редкую коллекцию старинных вин. Были вина испанские — семнадцатого века, потёмкинские — восемнадцатого, голицынские — девятнадцатого», — написал автор в своей книге.

Наконец множество писем в областной комитет партии дали результат. Илью Вергасова назначили командиром роты истребительного батальона в Гурзуфе, а через несколько дней перевели на должность начальника штаба городского истребительного батальона в Ялте. Так Илья Захарович смог вернуться к военному укладу жизни: нужно было охранять побережье от фашистских десантов, контролировать дороги и лесные тропы и устраивать засады на дезертиров.

Жизнь на страницах книг

Согласно данным, которые приводит реестр захоронений времён Великой Отечественной войны в Севастополе «Виртуальный некрополь Севастополя», за время службы в Крыму Илья Вергасов смог вырасти в звании до майора и был награждён орденами «Красное знамя» и «Отечественная война II степени». Военная служба Ильи Вергасова в рядах крымских партизан длилась с октября 1941 года по июль 1942.

«Отряды четвёртого района, руководимые Вергасовым, за период своей работы в тылу противника провели 256 боевых операций, уничтожив более тысячи солдат и офицеров, 100 автомашин, несколько железнодорожных составов. Проведено свыше 100 различных диверсий», — сказано об Илье Захаровиче в одном из его наградных листов.

Наградной лист на имя Ильи Вергасова.

О многих своих приключениях в Крыму Илья Вергасов сумел рассказать лично. Истории южнобережных партизан писатель описал в своих произведениях «В горах Таврии: записки партизана», «Крымские тетради», «Героические были из жизни крымских партизан».

Например, в одном из эпизодов писатель рассказал, как ещё осенью 1941 года фашисты намеревались взорвать Байдарские ворота и использовали местных в своих целях. Партизанам приходилось день и ночь дежурить у ворот, чтобы предотвратить возможную атаку на этот горный перевал.

«Заметили пожилого человека. Он осторожно шёл по горной тропе, усыпанной листвой, оглядывался. Окликнули — побежал. Он так и не смог объяснить, почему оказался в тридцати километрах от лесничества, в котором работал», — написал об этом случае Илья Вергасов.

Позже, уже в райотделе НКВД, выяснилось, что старичок бродил вблизи Байдарских ворот неслучайно. Там он ждал фашистских диверсантов, которые должны были подъехать к Байдарам на грузовой машине, переодетые в советскую милицейскую форму.

Ещё неделю, как писал Вергасов, партизаны поджидали возвращения машины с диверсантами. Но, по всей видимости, захватчиков предупредили о провале агента, и на старое место фашисты больше не возвращались.

Крымская часть военных приключений Ильи Вергасова подошла к концу в июле 1942 года, когда писатель получил второе за год ранение. Измученное туберкулёзом здоровье не позволяло быстро восстановиться, и командира партизанского района самолётом вывезли на Кавказ. Уже в декабре того же года Илья Захарович вновь вернулся на службу в качестве старшего помощника начальника Северо-Кавказского разведотдела, затем 3-го Украинского фронта.

С апреля 1944 года писатель командовал 1310 стрелковым полком 19 Воронежско-Шумлинской стрелковой дивизии, затем 233-м армейским запасным стрелковым полком 57 армии. В этот год Илью Вергасова вновь ранили, из-за чего он получил инвалидность сперва первой, затем второй группы. В 1946 году партизан завершил свою военную карьеру и был уволен в запас.

Ещё несколько лет после войны Илья Захарович прожил в Ялте: на ЮБК писатель залечивал раны и туберкулёз, занимался лекторской работой. Позже он уехал в Москву, где начал активно развивать свою писательскую деятельность. Илья Захарович Вергасов умер 29 января 1981 года.

В период Великой Отечественной войны любовь к родному краю не раз толкала людей на смелые поступки. Так, к годовщине освобождения Симферополя от захватчиков ForPost рассказывал историю работников Центрального музея Тавриды. Чтобы спасти драгоценные экспонаты от разграбления, в период оккупации сотрудники учреждения уходили в партизаны, создавали тайники и строили поддельные стены прямо под носом у фашистов.

Елена Фокина

Фото: Виртуальный некрополь Севастополя|tombs-sevastopol.ru

1233
Поделитесь с друзьями:
Оцените статью:
5
В среднем: 5 (3 голосов)

Главное за день

На стройке ЖК в центре Севастополя погиб человек

Трагедия произошла на площадке ООО «КБРСГ».
20:00
10
1734

Музей ЧФ: место силы севастопольского духа

Среди двух тысяч экспонатов музея немало предметов мирового значения.
20:02
5
1038

Почему жильцы аварийного дома в Севастополе не выезжают даже под угрозой его сноса

Контракт на демонтаж здания на Херсонской, 5 подписали в начале июля.
20:00
24
4370

Почему уроженца Ирландии увековечили на берегу Сиваша в Крыму

Памятник поставлен при Украине российским патриотами Крыма.
19:20
0
2313

Что в Севастополе думают о грядущей налоговой реформе

Жить по новым правилам страна начнёт с 1 января 2025 года.
19:04
21
3151