Лента новостей

Севастополь

827
0

Санитарно-эпидемиологическая служба Севастополя: от ада Гражданской до наших дней

Её сотрудники обходятся без оружия, но их работа очень важна и опасна.
ForPost - Новости : Санитарно-эпидемиологическая служба Севастополя: от ада Гражданской до наших дней
Первая лаборантка радиологической группы Галина Русенко
Фото: территориальный отдел Роспотребнадзора в Севастополе

Сегодня, 15 сентября, исполняется 100 лет со дня создания государственного санитарно-эпидемиологического надзора. На самом деле не совсем так, но, как говорится, так уж исторически сложилось. Этот день — хороший повод вспомнить, как работала и с чем боролась служба на протяжении своей истории. А вспомнив, понять, как далеко мы ушли от самых тяжёлых страниц нашего прошлого и как важно не вернуться назад.

Умирали тысячами

История службы исчисляется с дня появления Декрета Совета Народных Комиссаров РСФСР от «О санитарных органах Республики». Он вышел 15 сентября 1922 года и стал толчком для создания сети санитарно-эпидемиологических станций, задачей которых было защищать здоровье и жизнь людей. Однако на самом деле сеть СЭС создавалась отнюдь не на пустом месте.

В Севастополе, например, городская управа учредила должность санитарного врача в 1888 году. Занимавший её человек руководил всеми санитарными мероприятиями: вёл учёт больных и статистику инфекционных заболеваний, проводил дезинфекцию и контролировал работу торговли. А ещё через 5 лет, в 1893 году, в Севастополе была создана городская лаборатория, занимавшаяся проверкой пищевых продуктов.

На протяжении нескольких десятилетий работа обходилась без значимых реформ. Зато после революции 1917 года их было хоть отбавляй. Да и условия, в которых приходилось работать, резко изменились.

Крым был объявлен Советской Социалистической Республикой Тавриды 21 марта 1918 года, а 27 марта появилось постановление Народного комиссариата внутренних дел об организации «на местах» медико-санитарных отделов.

«Исполнительным комитетам уездных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов выделить из своего состава или вновь учредить отделы Народного призрения и Народного здравия, включив в состав отделов бывшее Керченское и Севастопольское градоначальства и все уездные и заштатные города», — говорилось в этом документе.

На создание отделов отводилось всего три дня. Земские и городские санитарные бюро немедленно упразднялись и должны были передать дела новым структурам.

В Севастополе отдел здравоохранения, вошедший в состав Севастопольского ревкома, был создан 18 ноября 1920 года. Один из трёх его отделов назывался медико-санитарным, два другие занимались административной работой и контролировали аптеки. Дел у медико-санитарного отдела было хоть отбавляй.

За 1920–1922 годы в Севастополе было зарегистрировано 1353 случая холеры, 4436 случаев сыпного тифа, 833 — возвратного и 526 — брюшного тифа. Плюс сотни заболевших натуральной оспой, дифтерией и другими не менее опасными инфекциями, которые выкашивали голодных людей. Умирали тысячами, в том числе и дети. В больницах пациентов, по крайней мере, кормили, хотя и крайне скудно: на взрослого полагалось 0,5 фунта хлеба в сутки, на ребёнка — 0,25 фунта.

окаянные дни, холера, Севастополь

Борьбу с эпидемиями осуществлял Севастопольский Чрезвычайный санитарный комитет. Его распоряжения не оспаривались ни гражданскими, ни военными. Разработан был и комплексный план противоэпидемических мероприятий. При этом в составе городской санитарной организации было всего пять санитарных врачей, две лаборатории (бактериологическая и гигиеническая) и восемь дезинфекционных установок. С 1921 года всем этим руководил санитарный врач и, по словам знавших его людей, прекрасный организатор Александр Дариенко, родившийся в Севастополе 28 августа 1884 года.

Невидимый враг

Однако же стартом деятельности санитарно-эпидемиологической службы в Севастополе, как уже было сказано, принято считать выход Декрета Совнаркома от 15 сентября 1922 года «О санитарных органах республики». В конце 1922-го при Севастопольском горздравотделе появился санитарно-эпидемиологический подотдел, состоявший из 7 человек.

На тот момент горожан убивали холера (она регистрировалась в течение пяти лет, с 1918-го по 1922 год, и отличалась высокой смертностью). Свою жатву собирали малярия, паразитарные тифы, детские капельные инфекции, туберкулёз. Очень широко распространилась трихофития, или стригущий лишай. Особенно подвержены ему были дети.

Защитники города от опаснейших болезней проводили огромную работу. Только в 1922 году было сделано без малого 15,5 тысячи анализов. Сотрудники Севастопольского санитарно-бактериологического института занимались производством вакцины против холеры, натуральной оспы и брюшного тифа. На тот момент институт занимал по выпуску продукции одно из первых мест в стране (среди аналогичных институтов СССР). И уже в сентябре 1922 года Севастополь был назван одним из самых благополучных в стране по показателям холеры. Значительно снизилась и заболеваемость паразитарными тифами, натуральной оспой и др. инфекциями.

Следующим этапом истории санитарно-эпидемиологической службы стал выход в августе 1931 года Постановления ЦК ВКП (б) «О мерах по улучшению общественного питания». В столовых и буфетах Севастополя были организованы санитарные посты и появились бракеражные комиссии. Предприятия (такие, как колбасная фабрика, макаронный завод и пр.) были подвергнуты переоборудованию в соответствии с введёнными санитарными нормами.

Без квалифицированных кадров было не обойтись. Более тысячи работников пищевой отрасли были отправлены на курсы санитарного техминимума. А Севастопольский санитарно-профилактический отряд в 1932 году был реорганизован в эпидстанцию, для которой в 1934-м было закуплено 20 дезинфекционных камер, а также оборудование для двух санпропускников. В городе появился противокоревой пункт, и всё население привили от натуральной оспы. Прививки ставились и от брюшного тифа.

Постепенно качество медпомощи улучшалось, как и материально-техническая база медучреждений. Снизилась инфекционная заболеваемость, работники ведущих предприятий стали меньше ходить на больничный.

Накануне Великой Отечественной войны в Севастополе было 4 больницы на 640 коек, 6 поликлиник, 16 здравпунктов, станция скорой медицинской помощи и эпидстанция, 2 диспансера, государственная санинспекция, малярийная и дезинфекционная станции и пр. В городе трудилось около 300 врачей и более 450 средних медработников (без учёта сотрудников Военно-морского госпиталя и института физических методов лечения им. Сеченова). Город обретал черты санитарно-эпидемиологического благополучия. Но после начала войны ситуация резко изменилась.

Угрожающее состояние

В ноябре 1941 года руководство медико-санитарного обеспечения войск, участвовавших в обороне Севастополя, было передано санотделу Приморской армии. За сутки проводилась санобработка более тысячи горожан и бойцов, прибывавших в Севастополь из других мест. Но этого было мало. И виноваты в этом отнюдь не медики. Достаточно вспомнить, в каких условиях сражались наши бойцы.

«Страшную картину представляло в те жаркие июльские дни побережье Херсонеса. Бесконечное множество трупов на берегу и в море. Лёгкие волны шевелили сотни разбухших тел. Вода порозовела от крови. И тысячи раненых, молча умирающих среди мертвецов на раскалённых камнях. Нас страшно терзал голод. Но ещё ужасней была жажда. Мы без конца глотали горько-солёную морскую воду, которая вызывала только рвоту. Лишь когда окончательно иссякли наши силы, 12 июля немцам удалось пленить и остальных героев Херсонесской трагедии», — рассказывал бывший политрук 747-го полка 172-й стрелковой дивизии И.Е. Швец.

В боях за Севастополь немцы потеряли до 300 тысяч солдат и офицеров. И, несмотря на жесточайшие условия жизни наших бойцов, за более чем 250 дней обороны Севастополя вспышки инфекционных заболеваний не фиксировались. В том числе и благодаря скоординированным действиям гражданских и военных медиков.

Возрождение санэпидслужбы началось сразу же после освобождения города. 13 мая 1944 года была создана Севастопольская Чрезвычайная противоэпидемическая комиссия (ЧПК). В мае же горздравотдел издал приказ об организации эпидстанции, дезстанции, баклаборатории, госсанинспекции, малярийной станции. При этом каждое учреждение занимало всего одну комнату (окна часто были заложены кирпичами, а где-то и закрыты кусками стеклянных банок) и никаким оборудованием не располагало. Но начало было положено.

Севастополь, война, разрушения

Спустя некоторое время удалось отремонтировать уцелевшие дезкамеры — их стали использовать для проведения санобработки людей, сотнями возвращавшихся из эвакуации и практически поголовно страдавших от педикулёза. Внимания требовали и жители других регионов, ехавшие восстанавливать город. Их обработку (как и обработку переселенцев-колхозников) проводил банно-санитарный поезд, принадлежавший Черноморскому флоту.

Нельзя сказать, что перечисленные меры давали огромный эффект. В июле 1944 года ЧПК оценивала санитарно-гигиеническое состояние города как «угрожающее», указывая на недостаточное водообеспечение жителей города, отсутствие канализации, а также скученность и антисанитарию на объектах Севастопольстроя. Не удивимся, если такая ситуация нашим читателям что-то напомнит. Но мы не виноваты — такова правда жизни.

Санбаклаборатория приступила к работе в июле 1944 года. Однако врача-бактериолога здесь не было. В начале августа того же года на подмогу Севастополю прибыл 8-й маневренный отряд ЧФ. За 1,5 месяца им было сделано 590 анализов, в том числе 100 реакций Видаля на брюшной тиф.

1 августа была организована работа малярийной станции, коллектив которой состоял из врача и его помощника. Очаги малярии были обнаружены в Инкермане и в совхозе им. Софьи Перовской. Это заставило провести так называемое нефтевание заболоченных мест (создание на поверхности водоёмов тонкой нефтяной пленки) и выкосить заросли тростника.

«В 1945 году планировалось восстановить и оборудовать многие медицинские учреждения, в том числе дезстанцию с пропускной способностью 200 человек в час. Но, к сожалению, строительные организации в 1945 году не сдали в эксплуатацию ни одного медучреждения. Медицинские объекты восстанавливались в основном медицинскими работниками и населением», — говорится в статье, опубликованной на сайте Федерального бюджетного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе».

Уходите и не возвращайтесь

В сентябре 1948 года во главе эпидстанции, штат которой составлял 11 человек, встал Евгений Петрович Чуйко. А 20 декабря 1949-го постановлением Совета Министров СССР она была реорганизована в санитарно-эпидемиологическую станцию, в состав которой вошли новые подразделения — Госсанинспекция, малярийная станция, пастеровский пункт, лаборатории. Увеличился и штат СЭС — с 11 до 55 человек.

Это было далеко не последнее изменение — по мере развития города развивалась и СЭС. В середине 1970-х, например, здесь появился отдел особо опасных инфекций и вирусологическая лаборатория. Работой СЭС руководили самые разные люди, но неизменным оставалось одно — готовность бороться за эпидемиологическую безопасность Севастополя.

Очередная реорганизация санэпидслужбы города состоялась в 2012 году. Тогда было создано Главное управление Госсанэпидслужбы в г. Севастополе. В 2014 году функции управления перешли к созданному Межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Крым и городу Севастополю.

Сейчас, как сообщила ForPost начальник территориального отдела Роспотребнадзора по г. Севастополю Анна Мелюх, количество сотрудников, включая тех, кто трудится в лабораториях, — около 70 человек. Выделить наиболее ярких из них она отказалась, подчеркнув, что коллектив работает как единая команда. И это, наверное, правильно.

Добавим, что под контролем этих людей находится 3686 объектов высокого риска, включая объекты коммунального и социального назначения, здравоохранения (кроме детских санаториев), объекты водоснабжения, водоотведения, сбора и обработки сточных вод, школьного и дошкольного образования; розничную торговлю, гостиницы, промышленные предприятия (в том числе по производству пищевых продуктов и напитков). Так что мы с вами существенно зависим от сотрудников Роспотребнадзора. И, пожалуй, больше всего — от тех, кто занимался и занимается санитарным и эпидемиологическим надзором или работал и работает в лабораториях. Во многом благодаря им Севастополь с 2009 года забыл о столбняке, с 2008-го — о дифтерии, с 1986 — о полиомиелите, с 2012 — о краснухе и прочих инфекциях.

Много усилий было приложено сотрудниками Роспотребнадзора для улучшения качества питьевой воды. Не даёт повода расслабляться качество воды морской. И, конечно, огромным вызовом стал COVID-19.

ковид, эпидемия, Севастополь

Благодарим за помощь в подготовке материала сотрудников Роспотребнадзора. 

Ольга Смирнова

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

Главное за день

В Севастополе поймали водителя с более чем 140 неуплаченными штрафами

Общая сумма штрафов нарушителя составляла около 100 тысяч рублей, но в итоге придётся заплатить гораздо больше.
20:01
1394
6

В Севастополе снизился процент раскрываемости преступлений

В текущем году остаются нераскрытыми порядка 2,5 тысячи преступлений.
19:03
703
1

Путин проехал по отремонтированной части Крымского моста

Глава государства лично проверил качество выполненных работ.
18:15
1053
7

Насколько севастопольцы осведомлены о ближайших убежищах — опрос

Многие жители Севастополя знают, куда идти в случае воздушной тревоги.
17:03
1155
14
ForPost - Реконструктору парка Победы Севастополя пригрозили судом

Реконструктору парка Победы Севастополя пригрозили судом

Избежать разбирательств можно выплатив заказчику 4 млн рублей.
16:06
1519
10

ТОП 5