Лента новостей

strelec (Севастополь)

21 июля 2021 - 00:01
11

БИТВА ЗА ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ

strelec

        В истории 90-х еще остаются белые пятна, и одно из них - судьба Черноморского флота, который тогда был "яблоком раздора" между Украиной и Россией.
     Президент Кравчук требовал, чтобы 3 января 1992-го Черноморский флот принял присягу Украине. Адмирал Касатонов ответил: "Нет!"
    Ситуация, в самом деле, выглядела странной. Москва упорно молчала, хотя и в Министерстве обороны, и в Генштабе прекрасно знали, как давят на  ЧФ  власти самостийной. Вместо четкого приказа поступали абстрактные слова поддержки. Дескать, не сдавайтесь. А как воспользоваться этим советом на практике, если тебя каждый день провоцируют и шантажируют? Подобная неопределенность не могла тянуться долго. Устав отбивать атаки политического руководства Украины, командующие округами генерал-полковники Чечеватов, Скоков и Морозов написали рапорты об отставке и уехали в Москву. Киев этого и ждал. На освободившиеся должности тут же были назначены генералы из числа переметнувшихся на украинскую сторону баррикад. Таких хватало. В принципе, И.Касатонов мог последовать примеру коллег, плюнуть, развернуться и улететь в Россию. Это было бы самым простым решением. Но на кого бы он оставил флот?

     Кравчук требовал, чтобы 3 января 1992-го Черноморский флот принял присягу Украины. Вместе со всей группировкой бывших советских войск, насчитывавшей семьсот тысяч человек.      И.Касатонов объявив 4 января флот российским и сказав, что подчиняться будем министру обороны СССР Евгению Шапошникову и командующему ВМФ Владимиру Чернавину. Отдельно подчеркнул, что черноморцы обязуются уважать законы государства, на территории которого находятся, готовы сотрудничать с министерством обороны Украины. Но - без принятия присяги.  И.Касатонов  взял ответственность на себя и произнес вслух то, что думал. По форме это был мятеж. Совершенно неожиданный для всех, в том числе, и для России.  В поддержку  адмирал И.Касатонов  получил сотни телеграмм от рядовых сограждан, а от руководства страны - ноль, никакой реакции.

  Но  дело  было не только в отказе присягать Украине. Предстояло поддерживать флот в боевом состоянии длительное время. Вплоть до принятия политического решения.Поэтому в Севастополе был составлен системный план.

     В 91-м году, в самый трудный момент, И.Касатонову не удалось  достучаться  до президента  России. Он звонил в Кремль, просил соединить с кем-нибудь из тех, кто находился рядом с Борисом Николаевичем, но в ответ слышал лишь насмешки и издевательства.

     Окружению Ельцина было не до проблем Черноморского флота, люди власть делили! Дошло до того, что в декабре 91-го Генштаб снял КЧФ со всех видов довольствия. Дескать, вы - отрезанный ломоть, на Украине базируетесь. Хорошо, генерал армии Виктор Самсонов, начальник Генштаба, не стал отключать ЧФ  от единой системы оповещения.

      Севастопольский горсовет первым на полуострове поднял украинский флаг, местное управление КГБ перешло в подчинение Киеву, стало именоваться СБУ - Службой безпеки - и принялось работать против командующего ЧФ, разлагая флот изнутри, вербуя офицеров и матросов, составляя списки готовых принять присягу по второму кругу.
    9 января 1992 года  И.Касатонова вызвали на заседание Верховной рады.  После его выступления в пленарном зале повисла леденящая тишина. Леденящая!
     Он  сказал, что флот сохранит статус-кво до выработки политического решения на уровне президентов двух стран - России и Украины, напомнил, что на ЧФ служат представители 46 национальностей, что украинцев среди офицеров лишь девятнадцать процентов, а среди матросов и старшин - около тридцати. И.Касатонов заявил с трибуны Рады, что требование принимать присягу чужого государства считает преступным

    Об этом  выступлении написали в газетах, в том числе, российских. Тогда Ельцин, видимо, и проснулся, поняв, что можно вернуть фактически подаренный им Украине флот.

     28 января 1992 года Борис Николаевич прилетел на борт ПКР "Москва" на вертолете. Подняли российский флаг. В честь главы государства. Общались долго, часов шесть, И.Касатонов подробно доложил обстановку, водил указкой по картам, как на уроке географии, объяснял, зачем нужен флот и почему ЧФ нельзя уходить из Севастополя. Неужели поколения русских моряков кровь проливали, чтобы потом вот так бездарно все отдать? Президент на его слова кивал головой, но, казалось, не особенно вникал. Или не очень понимал, о чем именно речь. По крайней мере, когда Ельцин отвечал на вопросы офицеров и моряков, то постоянно косился в сторону Шапошникова и Чернавина, как бы ища у них поддержки. Впрочем, командующий ЧФ получил одобрение высшего политического руководства страны, и в той ситуации даже такой малости оказалось достаточно, чтобы  действия обрели легитимность. Перед тем, как покинуть борт "Москвы", Борис Николаевич оставил запись в книге почетных посетителей: "Черноморцы! Не дрогнуть в трудный час СНГ! Поддержу! Президент Ельцин".

       А глава Украины отреагировал иначе. Узнав о состоявшейся  встрече, Леонид Кравчук 31 января потребовал сместить И.Касатонова  с должности командующего КЧФ.

   6 февраля 1992 года Верховный Совет России принял постановление о необходимости сохранения единого флота на Черном море, а в апреле случилось новое обострение, началась битва законопроектов. Кравчук издал указ о юрисдикции Черноморского флота Украины, Ельцин не заставил себя ждать и ответил законом о статусе российского Черноморского флота. Политическое перетягивание каната! Только пытались вовлечь в него военных с оружием в руках. Опасные шутки! Александр Руцкой, тогдашний вице-президент России, советовал И.Касатонову: "Рубите концы и уводите корабли в Новороссийск!" Но сторонники незалежной только и мечтали, чтобы им достался Севастополь!

     На ЧФ тогда  ведь даже не поднимали Андреевские флаги. Без ведома президента России и необходимой правовой базы это был бы популизм. Об этом сегодня, наверное, не все помнят, но Черноморский флот еще пять лет ходил под прежним советским флагом. С красной звездой, серпом и молотом! Лишь в 1997-м на наших кораблях появился бело-голубой Андреевский стяг, а на украинских - морской прапор эпохи гетмана Скоропадского

    Украинцы получили сто тридцать восемь кораблей и судов, большинство из которых потом порезали на металл. В числе прочего им отошел и почти достроенный ракетный крейсер "Адмирал Лобов". Его сначала переименовали в "Галичину", затем - в "Украину", что, впрочем, не меняло сути дела. Крейсер наглухо застрял у стенки завода в Николаеве, а однотипная с ним "Москва", пройдя капитальный ремонт, стала флагманом российского Черноморского флота.
    Так верность присяге , мужество  адмирала И.В.Касатонова , последовательное отстаивание того,за что пролита кровь поколений русских моряков,верность призыву В.Корнилова «Отстаивайте же Севастополь!» сохранили для России Черноморский флот.