Лента новостей

Крым

04 октября 2018 - 12:12
29935
10

Учёный из Крыма: Если так пойдёт дальше, через 200 лет нам нечем будет дышать

Виктор Тарасенко — о химии на севере Крыма, нехватке воды, радикальных экологах и гражданской безответственности.
Служба новостей ForPost
Виктор Тарасенко
Фото: Наталия Назарук

Год экологии в России и в Крыму прошёл, а проблемы остались. Медленно, но верно усугубляется ситуация с мусором, который уже некуда вывозить. Регион живёт в постоянном дефиците воды и до сих пор непонятно, где её брать. Выкачивание скважин ведёт к засолению почв, что делает их непригодными для сельского хозяйства. Ещё одни тревожный звонок прозвучал в конце августа, когда на севере Крыма выпали химические осадки.

О том, как преодолеть последствия экологического бедствия в Армянске и не допустить повторения этого сценария в будущем, как решить другие проблемы, связанные с загрязнением окружающей среды, ForPost рассказал эколог, президент Крымской академии наук Виктор Тарасенко.

Весь Крым сотрясают новости о ситуации в Армянске. И хотя режим ЧС отменили, вопрос о том, что делать с кислотонакопителем, остался в повестке. Как вы бы на него ответили?

Сейчас ситуация действительно стабилизировалась: изменились погодные условия, испарительный процесс ослаб. Но вопрос, что делать, чтобы прекратить этот процесс мощного газовыделения кислотных инградиентов, действительно остаётся.

Первоначально обратились к самому обычному методу — решили ослабить концентрацию кислоты, введя в неё щелочные компоненты. Для этого были использованы фосфогипс, который находится там в отвалах в больших количествах, и гашёная известь. Когда щёлочь попадает в кислотную среду, происходит реакция гидролиза, и получаются соли. Таким образом там, куда выходят трубы завода «Титан», удалось добиться снизить кислотность среды и уменьшить испарения — в итоге, вышли на концентрации значительно ниже допустимых.

А сейчас активизировался процесс, связанный со второй трубой. Как оказалось, коммунально-бытовые отходы из Армянска тоже сбрасываются в кислотонакопитель. И соединившись с органикой, кислота дала такие бурные процессы, которые я даже затрудняюсь комментировать. Как бы то ни было, обозначились две точки, где процесс газообразования идёт наиболее интенсивно. Этот процесс осадили и, думаю, теперь также будут мониторить. Но пока не понятно, с какой химической реакцией мы имеем дело в данном случае.

Но это краткосрочные меры. А в длительной перспективе что нужно делать, чтобы подобное не повторилось?

Мы обсуждали это с учёными из Казани и из МГУ. Они говорят, что есть технологии, позволяющие на уровне капельно-жидкого воздействия на кислотную поверхность провести реакции, которые дают выпадение геля и других осадков. Но это запатентованные дорогостоящие технологии. Поднимать вопрос об их использовании можно будет только в случае, если на уровне правительства РФ признают, что кислотонакопитель представляет большую угрозу для региона и прилегающей территории.

Однако вопрос усложняется ещё и тем, что граница между Россией и Украиной проходит как раз посередине кислотонакопителя. А украинская сторона даже не допускает возможности обсудить эту тему. Облёты совершать нельзя, активно работать нельзя — там же пограничники стоят. Всё это усугубляет проблему.

Специалисты, к которым мы обратились, говорят, что если что-то распылять, то это нужно делать на всю поверхность, а это трудно осуществить в таких условиях, самолёты выпускать опасно.

Кислотные испарения «погасили» фосогипсом, но надолго эффекта не хватит

Конечно, надо благодарить Бога за то, что выпали осадки и похолодало. Но если снова вернутся высокие температуры, я не исключаю, что ситуация может повториться, так как ощелачивание бассейна произвели только в районе выпуска из труб, а акватория огромная. Поэтому успокаиваться нельзя: нужно мониторить, думать о технологиях, которые могли бы решить эту проблему и с нашей стороны, и «заграницей». Нужно эту передышку использовать с умом.

Как вы оцениваете предложение о закачке в кислотонакопитель воды из Каркинитского залива?

Это слишком дорогостоящая, сложная и длительная затея. И с другой стороны, нужна пресная вода — а там морская вода. Я считаю, что нужно думать о том, как больше не сбрасывать туда серную кислоту, приступить к конверсии этого химпредприятия, начинать ориентироваться на какие-то другие высокие технологии.

Серно-кислотное производство, особенно, когда сбрасывается серная кислота, уже не используется нигде в мире! А у нас по старинке — пожалуйста. Но ведь когда-то надо от этой варварской технологии избавляться! Она же, в конечном итоге, поразила весь северный Крым. Всё, что мы изучали с геологами и химиками, показало, что и в почве, и в растительности, и в производимом там зерне, корнеплодах — всюду повышенное содержание свинца, кадмия и так далее. Люди там болеют, там более высокие статистические показатели самых различных заболеваний — от сердечно-сосудистых и желудочно-кишечных до онкологии.

Катализатором чрезвычайной ситуации на севере Крыма стала проблема с водой. Её на полуострове не хватает, это всем известно, но насколько это критично?

Водная обстановка в Крыму такова, что мы ни в коем случае не можем 20 миллионов кубов воды расходовать для химпроизводства. А ведь именно столько «Крымский титан» использовал ежегодно. Они только из своих трёх скважин ежесуточно берут 40 тысяч кубов — это очень много. Идёт подсос солёной воды, засоление почв.

Радикальное решение — это дать воду в Северо-Крымский канал. Завод ведь неспроста построили возле этого источника воды.

Но всё равно продолжать эти игры, мне кажется, очень опасно. Поэтому надо ставить стратегическую задачу — менять направление развития региона.

Если уж говорим о стратегиях — как с водой проблему решать? Предлагаются разные варианты опреснение, водовод с Кубани. На ваш взгляд, как лучше поступить?

Что касается водоводов с Кубани, из Дона — да, обсуждали — мол, если из Днепра в своё время привели воду, почему из Дона нельзя взять два миллиарда кубов? Тут всего-то 500 километров. Но знаете, год на год не приходится, и пресной водой дорожит каждый. Кубань тоже ни в какую: у них свои виноградники, сады, им надо обеспечить свою курортную зону. Поэтому находить нужно свои, крымские альтернативы и использовать местные источники.

Республика тоже рождает свою воду — около 500-800 миллионов кубометров в год. Но мы её загрязняем, расточительно к ней относимся и относились — потому что у нас было три миллиарда кубов, которые приходили к нам по Днепру. Так дальше нельзя жить, нужно вводить интегрированное управление водными ресурсами и сделать всё, чтобы каждая капля воды, каждый водозабор были изучены, была известная динамика водообразования, движения подземных вод.

Мы должны понимать, сколько мы можем собрать воды в наших 23 существующих водохранилищах, какие у нас есть запасы в разведанных подземных месторождениях вод. И надо не только забирать для курортных и сельскохозяйственных нужд, но и оставлять для экосистемы, потому что там живут «братья наши меньшие», которые способствуют улучшению качества воды.

Если Крым научится очищать и повторно использовать воду, то ему может хватить и своих ресурсов

У нас нет больших рек, только малые, но тем не менее нужно применять территориально-бассейновый подход, разделять на территории. Например, юго-западный Крым — это Кача, Бельбек, западный Булганак, Альма и так далее. Но каждая река сама по себе индивидуальна, и нужно знать, как она себя ведёт на водозаборах, в предгорной части, в степной части, каков водный баланс в течение года, какие расходы получаются, что нужно сделать, чтобы продлить процесс стока, а не сбрасывать воду в море. Нужно залесение, террасирование, залужение — и так далее. Нужны социальные программы бережного отношения к воде со стороны населения, нужно создавать зоны санитарной охраны вокруг рек, выносить грязные предприятия из водоохранной зоны.

Но для этого нужна и законодательная база, и нормирование деятельности, и компенсации населению за недополученную прибыль. Всё нужно продумать до мелочей — тогда мы будем знать, сколько у нас добра и как им бережно распорядиться.

То есть если грамотно распределить ресурс, получается, мы можем сами себя водой обеспечить?

В целом горный, предгорный, южный Крым мы обеспечим своей водой без всякого сомнения. А вот центральный и степной Крым – особенно зона, с который мы начали разговор, — там, конечно, большой дефицит воды. Сегодня уже есть сёла, которые живут на привозной воде, есть засоление вод, есть неуправляемое водопользование, когда люди бурят скважины втихаря, забирают воду — и запарывают свои же водоносные горизонты.Это провоцирует очень серьёзные процессы — карбонатизацию, огипсование почв.

Если раньше в Крыму орошали 430 тысяч гектаров земли с помощью днепровской воды, то сегодня только 13-14 тысяч гектаров. Это несравнимо. Но лучшая вода — своя, родная, — должна идти на нужды населения, как это делается во всём мире. А вот уже ту, которая сбрасывается в ландшафт, нужно брать и использовать вторично. У нас только в Симферополе около 45 миллионов кубометров сточных вод сбрасывается ежегодно, всего по республике около 150 миллионов кубометров.

Мы могли бы это накапливать — но для этого нужны большие резервуары, нужно менять технологии полива, возможно, использовать инфраструктуру, оставшуюся от Северо-Крымского канала. Использовать новые технологии — тот же режим капельного орошения. Ну и не пять-семь раз поливать, а два или три раза, переходить на более засухоустойчивые культуры. Может, делать упор не на зерно, а на сады и эфиромасличные культуры, на виноградники, чтобы экономика не упала, а развивалась с учётом взаимозамены.

Нужно учиться очищать сточные воды и опреснять морскую воду. Определённых успехов в этом вопросе уже добились в Саудовской Аравии, в Италии, Испании. Там тоже не всё безоблачно, потому что это требует больших денег, но технологии есть. И сегодня наши учёные тоже работают над ними. Сегодня мы готовим презентации о том, как использовать вторичную воду, как опреснять морскую воду, как использовать резервы в «ловушках», которые сейчас есть вдоль Северо-Крымского канала. Мыслей и задумок много — нужно обсуждать программы и искать ресурсы.

Проблемы с водой начинали обсуждать ещё в 2014 году. То же самое с мусором, с полигонами. Уже 2018-й — и до сих пор обсуждают. Идеи есть — решений нет. Сколько ещё времени в запасе у крымской природы, пока думают и решают?

Решение водной проблемы у нас в приоритете — сейчас это более серьёзная проблема, чем мусор. Когда курортный Крым ежегодно обрастает миллионами кубов отходов, это тоже плохо, безусловно, но обеспечить регион водой — это жизненно важно.

Что касается мусора, в этом вопросе ощущается какая-то нерасторопность, а может даже нежелание решать проблему, особенно на уровне муниципалитетов. Вероятно, там уже есть привычные схемы, алгоритмы — когда деньги вроде выделяются на решение проблемы, но то техники недостаточно, то тарифы не взимаются.

Жёстко реагировать нужно не только на свалки, но и на тех, кто их создаёт

Ещё одна большая проблема для Крыма — элементарная жадность. Люди не хотят платить за вывоз мусора и везут его в лесопосадки. Сегодня в республике огромное количество таких несанкционированных свалок, которые представляют угрозу. Здесь нужна более жёсткая позиция и контролирующих органов, и санитарных органов, и руководства Республики Крым — мы же курортный регион, а довели себя до такого состояния! Есть утверждённая программа по обращению с отходами — только пока что реальных претендентов на то, чтобы заниматься этими вопросами, нет.

И денег у государства на всё не хватает, хотя мусорную проблему надо бы решать наравне с водной — и в самое ближайшее время. Но подойти к решению с толком — разработать метод по сортировке и переработки отходов. Переработка органики, к примеру, может давать газ и электричество. Но это только то, что касается коммунальных отходов, — а у нас ещё огромное количество строительных отходов, отходов сельского хозяйства, миллионы тонн промышленных отходов. Взять хоть тот же Камыш-Бурунский комбинат, где железистые шламы представляют реальную угрозу Керченскому проливу, если, не дай Бог, они пойдут в море — а ведь перемычку эту сегодня перерабатывают, добывают из неё песок.

Как уделить время сразу всем проблемам, если ни одна из них ждать не будет?

Мы сегодня предлагаем комплексную программу «Региональный экономический кластер «Крымэкотехпром», ядрами которого будут шесть экотехнопарков на уровне государственно-частного партнёрства, где государство отвечает за идеологию, а предприниматели занимаются производственной базой. Таким образом нам нужно сформулировать некую инновационную стратегию, предполагающую комплексное использование всех отходов и получение товарной продукции, которая имеет реальную рыночную цену — те же стройматериалы, биогаз, компост и так далее.

Одновременно с этим нужно работать и с населением — люди всегда боятся перемен и не хотят менять устоявшийся порядок вещей. Но если мы не будем работать в этом направлении — просто антисанитарией уже не отделаемся.

А как работать с населением?

Нужно до них донести, что, ничего не меняя, в один прекрасный день мы просто задохнёмся под этой грязью. К нам никто не поедет, мы не сможем ничего развивать. Задача властей — внедрять высокотехнологичные экологические производства. Задача простого человека — быть человеком XXI века, гражданином, и грамотно относиться к окружающей среде.

Сейчас невозможно оставаться необразованным — есть и телевидение, и Интернет, всевозможные круглые столы. Где-то, может, стоит и надавить рублём, если не понимают. Ведь сколько бы мы свалок по линии ОНФ не убрали в Бахчисарайском районе, — они через неделю снова там появляются. Сами люди вываливают всё это, потому что им так удобно, они так привыкли. Хотя рядом находится водохранилище. Так что только «кнутом и пряником» — другого не дано.

По данным Всемирного фонда дикой природы России, с 1 августа 2018 года человечество «исчерпало запас земных ресурсов и теперь живёт в долг у планеты». Что это значит?

Ну, надо же людей как-то встряхнуть. Все всемирные экологические саммиты — в Рио-де-Жанейро в 1992 году, в Йоханнесбурге в 2002 году, в Манчестере, в Москве, в знаменитом Римском клубе, в Токио — всегда начинаются с заявлений в духе «Ещё 10 лет и всё, конец!». Но, оказывается, что живём! Хотя я сейчас немного по-барски пренебрежительно рассуждаю. В общем, смысл таких заявлений в том, чтобы мобилизовывать людей.

У крымской природы пока хватает терпения переносить издевательства людей

Так, проблему Антарктиды начали решать только после того, как участники экологической организации «Гринпис», которая известна своими радикальными акциями, начали привязывать себя к судам. Точно также начали понемногу освобождать и Арктику, и другие острова — а то ведь там всё было завалено отходами из разных сфер производства!

То есть такие радикальные заявления в экологии нужны?

Конечно. Потому что, по-барски почёсывая животик, говорить, что всё у нас хорошо, всё мы переживём, неправильно. Надо, действительно, заниматься многими проблемами очень серьёзно.

Я всю жизнь писал книгу об устойчивом эколого-социально-экономическом развитии. Эта книга называется «Крым в параметрах устойчивого развития». В ней объясняется, какие экономические, экологические, социальные и институциональные критерии могут работать вместе, чтобы коэффициент устойчивого развития был наиболее высоким. Идеальный коэффициент — единица. 0,7-0,8 — это наивысочайшее пока что достижение, когда учтено абсолютно всё. Неустойчивый коэффициент — 0,5. Мы сейчас живём где-то на уровне коэффициента 0,4-0,5, а слаборазвитые страны — ещё ниже, на уровне 0,1-0,2.

А кто из стран живёт на уровне коэффициента 0,7-0,8?

Швеция, Норвегия, Австралия. Тот же Сингапур, который когда-то был завален мусором, сегодня процветает. Поэтому должны быть встряски в виде таких заявлений — о том, что нам всем капут! — с одной стороны, а с другой — понимание, что если мы будем хозяйничать так, как сейчас, то может не через 50-100 лет, но через 200-300 действительно нечем будет дышать и нечего будет пить.

Беседовала Наталия Назарук

Фото автора, yugopolis.ru

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Оцените статью: 
4
Средняя оценка: 3.7 (3 голосов)

Обсуждение (10)

Аватар пользователя narumbol
постов:
16429
narumbol (Севастополь)
- 04/10/2018 в 12:23

может не через 50-100 лет, но через 200-300 действительно нечем будет дышать и нечего будет пить.

Наше руководство так долго жить не планирует... Даже с учетом повышения продолжительности жизни.cold

Аватар пользователя alcoholic2
постов:
1976
alcoholic2
- 04/10/2018 в 12:40

Дойдет до того что нас ООН спасать будет, если в Москве не в состоянии надавить на Киев открыть канал 

Аватар пользователя Владимир Преден
постов:
2718
Владимир Преден (Sevastopol)
- 04/10/2018 в 13:23

Год экологии в России и в Крыму прошёл, а проблемы остались. Медленно, но верно усугубляется ситуация с мусором, который уже некуда вывозить. Регион живёт в постоянном дефиците воды и до сих пор непонятно, где её брать. Выкачивание скважин ведёт к засолению почв, что делает их непригодными для сельского хозяйства. Ещё одни тревожный звонок прозвучал в конце августа, когда на севере Крыма выпали химические осадки.

В Севастополе полный ажур. Самойлов отчитался, замечаний вроде бы нет.

 

Аватар пользователя Макс Миронов
постов:
46
Макс Миронов (Kastropol)
- 04/10/2018 в 13:53

 

Дойдет до того что нас ООН спасать будет, если в Москве не в состоянии надавить на Киев открыть канал 

 

to alcoholic2:  Военные должны направить танковую дивизию и захватить Северокрымский канал и подать воду в крым. Всё остальное фантазии либералов.

Аватар пользователя alcoholic2
постов:
1976
alcoholic2
- 04/10/2018 в 15:00

to Макс Миронов:  Ненужно никаких военных направлять. Есть экономические рычаги

Аватар пользователя maxs
постов:
867
maxs (Севастополь)
- 04/10/2018 в 15:07

никто не знает, что от опреснённой морской воды - зубы выпадают, крошатся и выпадают. Это факт. 

Аватар пользователя Макс Миронов
постов:
46
Макс Миронов (Kastropol)
- 04/10/2018 в 15:32

 

to Макс Миронов:  Ненужно никаких военных направлять. Есть экономические рычаги

 

to alcoholic2:  А чего их не применяют? Боятся? Можно воду просто покупать- хотябы для Северного Крыма . Или 16 рублей куб дорого?
 
 

Пятилитровая бутылка воды в Джанкое стоит 60 рублей. Дорого. Но Андрей не экономит, и государству не советует.

— Вот говорят: воду перекрыли, потому что Киев захотел нереальную цену — 16 рублей 80 копеек вместо 2 рублей 40 копеек за куб. А наши столько платить, мол, не готовы. Да вы что? В Америке, я знаю, меньше доллара за куб не берут. Зато этой водой и поливать можно, и пить ее. А сейчас у нас расходы, считай, даже больше, чем при киевских хотелках. Вот теща с тестем. Им на неделю надо литров 20. Это 80 рублей в неделю. В месяц 320. А сколько бы они в кубах вылили? Ну пускай 10 кубов. Это очень много. И то получилось бы 168 рублей, в два раза дешевле, чем сейчас. А я еще про соленую из крана забыл: они же за нее тоже платят…

 

Аватар пользователя За Союз
постов:
15635
За Союз (Крым)
- 04/10/2018 в 20:21

to Макс Миронов:  А хохлы тогда пусть воду для Днепра у России покупают по 5 грн за куб. Не дорого?

Аватар пользователя Николай Фоменко
постов:
3
Николай Фоменко (Харьков)
- 09/10/2018 в 23:28

Канал - техническое сооружение и поступать с ним его владелец имеет право по своему усмотрению, а вот русла рек - природные и международные законы запрещают их изменять. Многие этого не знают. Проблема с водой возникла не сама по себе, а вследствие некоторых событий, в которых сами крымчане сыграли не последнюю роль.

Аватар пользователя Анатолий Санкин
постов:
1
Анатолий Санкин (Симферополь)
- 12/10/2018 в 12:37

Каких 500 км??? Посмотрите на карту. От Темрюка до Керчи 80 км! Вот вам и вода для Восточного и Северного Крыма.

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

ТОП 5

Частные объявления