Лента новостей

Севастополь

11 апреля 2018 - 11:45
826
7

"Объекты культурного наследия Севастополя обделены вниманием властей" - Григорий Донец

В программе "Почти полдень" говорим об уникальных природных объектах и памятниках культурного наследия Севастополя.
Служба новостей ForPost
Григорий Донец
Фото: Дмитрий Карташов

В эфире программы "Почти полдень" член Общественной палаты Севастополя Григорий Донец поделился своей оценкой работы исполнительной власти в вопросе охраны объектов культурного наследия.

Решат ли заборы проблему сохранения памятников? Что происходит сейчас в Ласпи, на Тороповой даче? Почему "если каждый будет давать совет - ничего не решим" и слышат ли общественников в Севастополе?

Полное интервью Григория Донца смотрите в записи на страницах ForPost в социальных сетях ВКонтакте, Фейсбук и в Однокласниках, а также на наших каналах YouTube TV-ForPost и Ustream ForPost Sevastopol

 

- Здравствуйте, сегодня 11 апреля, в эфире ForPost программа «Почти полдень». Сегодня наш гость - член Общественной палаты Григорий Григорьевич Донец. Передачу проведу я, Власта Пидпалая. Говорить мы будем об объектах культурного наследия, о природных памятниках, которые еще либо не получили по каким-то причинам охранный статус, либо получили его, но не выполняются охранные обязательства  в отношении этих объектов.
В феврале этого года правительство Севастополя наконец-то выполнило поручение президента и определило Ласпи как охранный природный объект. Скажите, пожалуйста, начали охранять его и беспокоиться о Ласпи мы еще при Украине, когда все эти земли выделялись направо и налево, и уже с того времени, как вернулись в Россию, этот вопрос не оставляли. Вы очень  активно участвовали в этом процессе.
Сейчас как продвигается возвращение Ласпи и как происходит становление его уже как заказника?

- Добрый день, Власта. Добрый день, уважаемые зрители. Бухта Ласпи у нас у всех на слуху уже не первый год. Конечно, надо отдать должное исполнительной власти в лице губернатора, в конце концов, выполнено поручение Президента Российской Федерации, и бухта Ласпи объявлена особо охраняемой природной территорией.
К сожалению, это пока только декларативное начало, реальных шагов для того, чтобы зафункционировала особо охраняемая природная территория еще не последовало.
Мероприятия, которые там проводятся, – строительство, осваивание участков, которые были розданы, - продолжаются.
Более того, паспортом особо охраняемой природной территории бухты Ласпи определен перечень мероприятий, которые можно там выполнять, но что делать с собственниками, которые там находятся? Ведь они являются собственниками.
Принципиально этот вопрос еще не решен. Я могу с радостью и удовлетворением отметить, что Вячеслав Николаевич Горелов, который инициирует создание там национального парка, с моей точки зрения, на правильном пути. Это правильный подход, чтобы эта вся территория, я хотел бы подчеркнуть, - вся территория до Тороповой дачи включительно - была объявлена национальным парком, поскольку количество лесов и их ценность весьма значимы для нашего города.

- Последний раз, когда я участвовала в выезде на Ласпи, мы с вами обнаружили много доказательств того, что строительные работы там ведутся – на водопроводных трубах были даты, на мешках от цемента и на других строительных материалах стояли даты 17-го года, когда они были использованы. Было понятно, что работы ведутся. Сейчас вы выезжали уже после того, как было принято решение правительством на этот объект - видели ли какие-то доказательства того, что работы ведутся и сегодня?

- Не так интенсивно, но работы продолжаются. Да, я был там неоднократно, последний раз я был в воскресенье. Правда, в воскресенье я делал фотосъемку со смотровой бухты Ласпи, если будет время, я скажу о ней отдельно.

- Мы коснемся этого вопроса.

- Да, не так интенсивно, но работы продолжаются, и это вполне естественно. Собственники, которые имеют в собственности там земельные участки, не остановятся, они будут продолжать строиться, поэтому к этому надо подходить с человеческой точки зрения в первую очередь. Это их собственность, и они как-то ее должны освоить.
Другой вопрос, что у нас есть Севприроднадзор - организация, которая должна осуществлять надзор за хозяйственной деятельностью в особо охраняемой природной территории. Я могу со всей ответственностью заявить севастопольцам, что Севприроднадзор свои функции по надзору за особо охраняемыми природными территориями не выполняет. И я это могу подтвердить свежими фактами и фотосъемкой по этому воскресенью.
И хотел бы в бухте Ласпи отдельно остановиться по смотровой – я приглашаю всех неравнодушных севастопольцев посетить смотровую и посмотреть, что там делается, что делается внизу, что делается в округе.

- Вы имеете в виду состояние смотровой площадки? То, в котором она находится?

- Да, да, да. Я имею в виду состояние и подходы, и под смотровой - все эти веночки, цветочки, бутылки, сигареты, пачки. Ступеньки, которые идут на смотровую, для людей с ограниченными возможностями, для людей в возрасте уже представляют непреодолимое препятствие. Далее там был соответствующий барельеф одному из строителей дороги…

- У нас был такой вопрос от читателя, да, расскажите, пожалуйста.

- Понимаете, его нет уже!

- Барельеф Гарина-Михайловского?

- Да-да. Его уже два года как нет, понимаете? Но это же наша история!

- А где он сейчас? Говорят, что видели его на втором кордоне.

- Я на втором кордоне был 12 дней назад, полностью обошел весь второй кордон. К сожалению, я не знал о том, что там находится памятная доска. Возможно, и находится, я не могу утверждать. Но я просто хочу сказать: с учетом того, что там находится часовня, с учетом того, что там находится еще магазин по реализации церковной утвари, рядом находится кафе, - хороший хозяин должен привести это место в порядок, и оно должно стать визитной карточкой, а не тем, что оно собой сейчас представляет.
Так вот глядя со смотровой площадки на всю ширь бухты Ласпи, четко понимаешь, что мы теряем. Я приглашаю всех, поедьте посмотрите, и вы увидите, что среди заповедных лесов можжевельников как грибы повырастали, причем грибы-паразиты, вот эти строения, которые уродуют нашу бухту.

- Мы уже затронули сейчас вопрос не только охраны природных объектов, таких, как Ласпи, но также и объектов культурного наследия. Прежде чем мы перейдем уже к рассмотрению этого вопроса, давайте еще поговорим о Тороповой даче. При Украине въезд туда был платный - машина 40 гривен, человек – 10 гривен. Какой сейчас проход на эту территорию? Как она охраняется? Какие там изменения?

- Давайте сразу расставим акценты: первое – в судебном порядке установлено, что Тороповой даче предыдущим арендатором нанесен ущерб на сумму 14 миллионов рублей. Есть решение суда, пять и семь лет условно получили руководители-арендаторы.
У меня возникает вопрос, с которым я обратился еще в январе месяце к прокурору города Игорю Сергеевичу Шевченко – а восстановление нанесенного ущерба на Тороповой даче будет производиться или нет? 14 миллионов посчитали, хорошо. А кто будет возмещать? Ведь Севприроднадзор должен контролировать этот процесс, но ничего подобного, структура как раз способствует уничтожению Тороповой дачи, заключив договор с очередным арендатором на аренду озера и 20-ти метров территории вокруг озера.

- А вот они посчитали этот ущерб в 14 миллионов, сумма действительно значительная, и, возможно, ее хватило бы, чтобы произвести какие-то вот эти охранные либо восстановительные работы. Это сумма с кого-то будет взыскиваться или это просто какие-то такие эфемерные цифры, которые просто назвали и забыли?

- На сегодняшний день это тайна, покрытая мраком. Я хочу в качестве примера привести: когда речь идет о деньгах, деньги куда-то уходят – в свое время 15-я батарея возле Банковской Академии, Стрелецкий форт, была разрушена строителями для того, чтобы там сделать дорогу. Это было 3-3,5 года назад.
Мы подняли этот вопрос, и нам ответили: «Строитель работы по обустройству дороги прекратил и готов заплатить штраф». На сегодняшний день то, что он там натворил, так и осталось, куда ушли деньги - никто не знает, и вообще уходили они или нет. Такая же ситуация с Тороповой дачей.
Дело в том, что надо четко определиться: первое – это особо охраняемая природная территория, зона, в которой можно что-то делать и отдыхать. Но что значит отдыхать? Это не значит заводить туда машины. Я был в воскресенье на Тороповой даче, и я должен доложить севастопольцам, что она уничтожается самым бессовестным образом. Там находится техника, там по территории Тороповой дачи проложили новую дорогу прямо с Ялтинской трассы, туда заходят машины. Причем кто взымает деньги и на каком основании?!

- То есть тоже за плату?

- Да. Далее я хотел бы подчеркнуть, что с 9-го апреля в Севастополе устанавливается пожароопасный период, а там свыше 20-ти мест, оборудованных для приготовления шашлыка.

- Они оборудованы?

- Да, но ведь рядом в непосредственной близости от двух до пяти метров находится девственный лес, и если ветер дунет… У меня возникает вопрос – за чей счет будем тушить пожар-то? Ведь машины туда не подойдут, там горы, значит, вертолет будем вызывать?

- Нужно сделать все, чтобы предотвратить пожар, потому что мы прекрасно знаем, как горит в Севастополе.

- То есть отдых в том плане, в котором он производится на Тороповой даче, для особо охраняемой природной территории не характерен.
А где делать такой отдых? Господа, у нас есть озеро возле горы Гасфорта, 274 гектара.

- Без леса.

- Да, без леса, куда севастопольцы десятилетиями выезжали отдыхать.

- И вообще следует обратить внимание на то, что сейчас активно продвигается пешеходный туризм и отдых заключается не только в приготовлении шашлыка.

- Конечно.

- Можно заниматься спортом, воспитывать детей, играть…

- По поводу шашлыков – вот можете себе представить: чаша Тороповой дачи - это чаша закрытая. Если эти свыше 20-ти точек по приготовлению шашлыка заработают, у меня вопрос – каким воздухом там дышать люди будут? Дети что будут делать?

- Конечно, это место совершенно не приспособлено просто.

- Да, пожалуйста, туристы приезжают, ходят маршрутом, любуются, фотографируются. Покушать? Пожалуйста, 700 метров ниже дубовая роща, возле дубовой рощи есть официальное место отдыха, где можно этим заняться.
 А это особо охраняемая природная территория, доступ свободный, пожалуйста, ходите, любуйтесь. Ведь по руслу Сухой речки, я больше чем уверен, мало кто ходил, и не представляют, какая там красота.
И последнее я хотел бы сказать – ведь арендатор первый, который попал под суд, и сейчас палец о палец не ударил для того, чтобы навести там порядок. Ведь порубили деревья, когда прокладывали дорогу, а компенсационные мероприятия кто-нибудь какие-нибудь выполнил? Хоть одно дерево кто-нибудь посадил? Нет, потребители.

- Да, тут нарушен баланс между тем, что хотят люди, какой-то культуры, о чем мы говорим с вами, и тем, что задумывает правительство, которое тоже должно позаботиться о том, чтобы создать какие-то условия для посещения таких объектов, - парковки.

- Конечно.

- Об этом говорят, когда занимаются подготовкой масштабного объекта «Большая Севастопольская тропа» - что должны быть какие-то парковки возле входа в эту тропу, какие-то места, где могут люди перекусить или даже заночевать.

- Естественно, любое место должно быть обустроено и предназначен абсолютно простой свободный доступ.

- Тогда, может быть, и культура у людей будет повышаться, потому что они будут видеть – тут мы выкидываем мусор, здесь мы кушаем, здесь мы оставляем свою машину.

- Да, людям надо объяснить: «да, пожалуйста, вы со своими продуктами приходите, отдыхаете, никто вам не запрещает».

- А пройтись пару часов погулять по природе…

- Но извините, у нас все лето пожароопасный период. Вы жарите шашлыки, а лес? Я прошу прощения, но я на Фейсбуке выставил - неделю назад мы с археологами ездили мониторили объекты заповедника Херсонес Таврический, на пятом километре мы в составе четырех человек тушили пожар фактически, мы его потушили благодаря тому, что среди нас был как раз пожарный. Он нам показал наглядно, и мы участвовали, мы за 20 минут площадь порядка 30 квадратных метров возгорания сухостоя потушили.

- Вам просто повезло, что был такой человек?

- Да, так это на открытой местности, а если лес пойдет верховой гореть? А это все вокруг озера обставлено местами для приготовления шашлыка. Ну что же мы делаем?!

- Вот мы как раз коснулись уже объектов культурного наследия. По вашему мнению, какие памятники культурного наследия или те объекты, которые могут получить такой статус, сейчас требуют наибольшего внимания общественности, и что делается для их спасения?

- Очень тяжелый вопрос. Дело в том, что по состоянию на сегодняшний день абсолютное большинство объектов культурного наследия у нас не имеет балансодержателя, хозяина. Понимаете? И вот это на сегодняшний день самая большая проблема. Я не могу сказать, что управление охраны объектов культурного наследия прилагает значительные усилия, чтобы разрешить этот вопрос. Я могу привести пример 365-ой зенитной батареи, «форт Сталина», за которую мы боремся уже 1,5 года и получаем одни отписки, и мне пришлось опять же в январе обратиться за помощью в прокуратуру. И спасибо прокурору города, он обратил внимание правительства на недопустимость такого отношения к объектам культурного наследия со стороны управления охраны объектов культурного наследия. Мы же севастопольцы.

- Мне кажется, что для региона, который позиционирует себя, как военно-патриотический…

- На сегодняшний день уже количество объектов культурного наследия у нас будет скоро 3 тысячи. 3 тысячи, из них 26 береговых батарей, за которыми вообще практически никакого ухода нет! Это очень больная тема.

- А вам не кажется, что для того чтобы такие вот моменты поднимать, возможно, нужно создать целый департамент, который бы охватывал работу и Севнаследия, и охрану объектов природных, потому что и то, и то – это наше наследие?

- Власта, решение проблемы лежит на поверхности.

- Или это не поможет?

- Нет, нет, решение лежит на поверхности.  И я, и Валерий Николаевич Дорошко, мы неоднократно обращались в Управление охраны объектов культурного наследия. В свое время я обращался в управление культуры города Севастополя о том, что такое количество объектов культурного наследия, как у нас в Севастополе, требует создания отдельной структуры, на баланс которой бы они были переданы, чтобы мы сюда не зазывали кого-то поддерживать, реставрировать и ухаживать за нашими памятниками.

- Вы сейчас просто начинаете отвечать на вопрос, который я хотела вам задать. Я помню, что вы заявляли, о создании вот такого реставрационного бюро или как-то по-другому можно было бы его назвать…

- Это шире, это не только реставрация.

- Но я правильно вспомнила, да?

- Давайте самый простой пример – на площади Нахимова стоит памятник Павлу Степановичу Нахимову. Вы извините, птички свое дело делают. Кто будет его мыть? И как? Мы будем с материка заказывать людей? Далее история с бордюрами возле памятника Лазареву, да?

- Да.

- Это же свидетельство непрофессионального подхода и отношения к объектам культурного наследия. Поэтому решение проблемы лежит на поверхности – автономная некоммерческая организация под руководством или правительства, или под контролем Управления охраны объектов культурного наследия, но со своей производственной мощной базой, которая может заниматься реставрацией, охраной, обеспечением охраны, сохранением, потому что разница между охраной и сохранением достаточно большая.
 И самое главное - надо сделать так, чтобы эти объекты культурного наследия были под контролем постоянным. Общественность не привлекается.

- Вот мы, журналисты, когда мы работаем над какой-то темой, то порой бывает даже очень сложно понять, за что ухватиться, потому что в Севнаследии не знают, в правительстве не знают, нигде не знают…

- Конечно.

- Такие ситуации часто очень получаются у нас в городе, а объект разрушается.

- Последний короткий пример. Вот смотрите, у нас на мысе Хрустальном стоит один из знаковых памятников – Штык и Парус. Ведь два года назад Общероссийский народный фронт этот вопрос перед правительством поднимал, выделены были деньги.

- Они были выделены, если не ошибаюсь, два раза. И суммы были разные.

- Да, вопрос возникает – ну что нужно для того, чтобы привести в центре города значимый объект культурного наследия, памятник в порядок? Один из символов города стал, да?

- И тут же вопрос не только в том, чтобы привести его в порядок, боюсь даже представить, что будет, если он обрушится.

- Давайте будем осторожнее в формулировках, потому что мы разбирались, обрушиться там достаточно сложно, а плитка падает просто потому, что ее крепление выполнено с отступлением от проекта. Но это детали. Я просто говорю, что два года прошло, средства выделялись, где результат? Нет результата. То есть вот в этом отношении очень плохую, неправильную позицию занимает Управление охраны объектов культурного наследия.

- А что им мешает? Когда мы встречаемся с их руководителем, он постоянно говорит, что «поймите, у нас есть такие-то функции, мы вот смотрим, контролируем и ни во что не вмешиваемся».

- Власта, что значит, не вмешиваемся, если Положением об охране объектов культурного наследия и законом об охране объектов культурного наследия, и федеральным, и региональным, определено, что  оно называется «Управление Охраны Объектов Культурного Наследия». А как оно занимается охраной?

- Поэтому мы и адресуем им эти вопросы…

- А никак. Я приведу пример, как оно занимается. Пожалуйста: по проспекту Античный строительство детского садика по федеральной целевой программе. Мы выезжаем со специалистами Управления, мы выезжаем со специалистами Севприроднадзора, составляем акт о выявленных нарушениях, подписываем его, и на этом все заканчивается. Усадьба 4 века до нашей эры, которая была зафиксирована, сфотографирована, которую видели - её просто вчистую снесли.

- Это, конечно, какое-то варварство с учетом того, что существует куча реставрационных методик, как ее сохранить, даже с учетом строения.

- А еще же хуже есть. А краснокнижные деревья – фисташка и можжевельник, которые были там, которые пересадили на Максимову дачу? Это 41 куст можжевельника и 20 кустов фисташки туполистной. Мы же снимали репортаж уже в конце осени, когда все это стояло высохшее. Разве так можно относиться? Ведь если уж есть необходимость произвести такие работы, то компенсационные мероприятия должны опережать это.
 И если это касается объектов культурного наследия, то…  Вопрос, к примеру, по Античному решался очень просто – приглашаются специалисты, археологи, делают свое заключение. Это три дня работы. И они говорят: «Да, мы все изучили. То, что нас интересует, мы взяли, дальше можно работать, – или – стоп, вот эту площадку оставьте, мы ее обнесли, и дальше работайте». Но для этого надо быть хозяином, а не иждивенцем.

- Я не вижу ничего плохого, если бы детский садик построили, как у нас на Малаховом кургане, да? Плиты вот эти стеклянные, и детки бы на этом и учились, как было бы красиво.

- Власта, а вы можете себе представить, если бы посреди детского садика был можжевельник, фисташка туполистная, да?

- Это же для здоровья полезно.

- Конечно.

- И тут же культура, и дети воспитываются на этом.

- Но ведь это просто значительно сложнее вести строительство. Так вы извините, мы строим для себя?

- Мы для будущих поколений строим.

- Мы для себя строим или для того, чтобы освоить деньги бюджетные каким-то образом?

- Хотелось бы еще такой вопрос задать – как продвигается принятие в Севастополе региональной целевой программы сохранения объектов культурного наследия, исторического наследия через создание индустрии исторического познавательного туризма, которую разработал и предложил, если не ошибаюсь, в прошлом году или даже в 16-ом, Валерий Дорошко, ваш коллега?

- Я так думаю, что Валерий Николаевич Дорошко более конкретно может ответить на этот вопрос, потому что это его инициатива. На сегодняшний день реального процесса реализации программы нет. По моим сведениям, нет.

- Потому что говорили об этом, и как-то все затихло, нет?

- Понимаете, общественники могут говорить много.

- Вы предлагаете.

- Да, а реализовывать, к сожалению, может только исполнительная власть.

- Но идея интересная.

- Идея правильная, абсолютно правильная.

- Тем более у нас, действительно, как вы заметили, 3 тысячи объектов культурного наследия.

- Да, почти 3 тысячи. Еще должна быть заинтересованность. Вот ежели у чиновника, профессионала есть заинтересованность в конечном результате, это хорошо, а когда ее нет, тогда и результата нет.
Что я имею в виду? Привожу простой пример – паспортизация, которой занимается уже не первый год Управление охраны объектов культурного наследия, очень важное мероприятие, очень нужное. Я в меру сил участвовал и участвую в этом процессе, вожу специалистов, даю рекомендации, обеспечиваю, это нужное дело.

- Напоминаете о чем-то, да, чтобы что-то не ушло?

- Да, конечно. Мы поставили ряд батарей, паспортизировали, все это хорошо, но я еще раз хочу подчеркнуть: памятники – это как существо, если за ним не ухаживать, он пропадает.

- И его надо как-то вовлекать в сегодняшний день.

- Поэтому на сегодняшний день параллельно с паспортизацией должна быть развернута система мер по сохранению объектов культурного наследия, по определению первоочередных, которые требуют реставрации, и самое главное – вопрос охраны. Ведь не секрет, что на объектах культурного наследия у нас вытворяют все, что хочешь. Да, какое-то решение проблемы – установлены, набившие оскомину и язык севастопльцам, заборы. Да, к сожалению, огородив объекты культурного наследия забором, прекратив к нему, таким образом, доступ, мы добиваемся чистоты и более-менее сохранности - нет надписей, позорящих наш город. Но вы извините, если мы каждый объект культурного наследия обнесем забором, во что превратится наш белокаменный город?

- Тут мы тоже возвращаемся к вопросу культуры населения.

- Да.

- Потому что, извините, это только у нас, наверное, и еще в ряде недалеких стран, скажем так, к сожалению, такое происходит…

- Конечно, и еще казенные, я подчеркиваю, казенные мероприятия, которые мы проводим, не несут той смысловой нагрузки, которую должны нести.
Что я имею в виду? Вот эти митинги на площади в поддержку, в протест, все остальное… Понимаете, в отношении   объектов культурного наследия, особо охраняемых природных территорий должна быть конкретная работа, приносящая результат, чтобы люди могли его видеть. Опять же, возвращаясь к памятнику Штык и Парус, если мы о нем заговорили, если выделены средства, то должен быть контролирующий орган в правительстве, который хотя бы спросит: «подождите, ребята, где деньги? Куда деньги делись?».

- Вот сейчас, чтобы сильно за рамки передачи мы с вами не зашли, я хочу поднять еще один вопрос, который сейчас на пике обсуждения в городе. Ни для кого не секрет, что в Севастополе сейчас создаются, реконструируются общественные пространства на каждом углу, уже, наверное, все знают это словосочетание, в частности, Парк Победы, Матросский бульвар, новый городской парк от бухты Карантинная до бухты Артиллерийская, также парк Патриот, Зенитка. Все эти названия мы слышим, вспоминают о тех скверах, которые находятся внутри дворов и так далее. По идее, нужно радоваться, как вы оцениваете всю эту работу, все эти телодвижения?

- Первое: процесс в Севастополе идет. Хотим мы того или нет, но процесс идет. Может не нравиться работа, выполненная на пляже Солнечный. Может не нравиться работа, выполненная в сквере Анны Ахматовой, да? Она может не нравиться, но работа сделана, сделана большая, и стало лучше.
Да, недочетов много. К сожалению, когда мы четыре раза выезжали рабочей группой туда на место и говорили исполнителям, подрядчикам, что так делать нельзя, надо оборудовать сходы, надо сделать, извините за выражение, туалет, проблема вечная для Солнечного.
Вы знаете, какой ответ был? «А нам что сказали, то мы и делаем». Вот и весь ответ. Скажут вот это сделать, мы сделаем. А контроля, я хочу подчеркнуть, контроля со стороны исполнительной власти, с моей точки зрения, за процессом  не было, поэтому эти недочеты и появились.
Но я еще раз хочу сказать, что процесс идет и делается, но решение одной проблемы, к примеру, по пляжу Солнечный и скверу Ахматовой, родило очень большую вторую проблему – теперь по улице Надежды Островской ни пройти, ни проехать. Там столько машин, начиная от 45-го почтового отделения и до сквера Ахматовой, что пальчик некуда вставить.

- А почему это произошло?

- А потому что отремонтировали, стало красиво.

- И все туда захотели поехать.

- Да, и все туда.

- А парковок нет?

- А парковок нет. А жители уже собирают подписи, они не рады, что отреставрировали это все. Понимаете? Потому что с утра до вечера машины, они через бордюр прыгают.

- Там приняли решение делать парковку, которая будет к Херсонесу, или нет? С той стороны, западной?

- Понимаете, когда будет проект, тогда мы будем говорить, а пока это все, скажем так, мифически.

- Еще один вопрос, который жители вот в соцсетях, в частности, поднимают, - что им не нравится в этой всей работе.  Они говорят, что миллионы, иногда миллиарды, как в случае парка Победы, выделяются, а потом, когда уже завершилась реконструкция и строительство, и люди смотрят, из каких материалов это сделано, и у них возникает вопрос достаточно резонный – а разве это стоит того?
Мы видим, что сделали в парке Ахматовой, та же самая плитка, которая уже оскомину со времен Куницына всем севастопольцам набила, и у нас получается - все снова в этой плитке. Все такое стандартное, типовое, а стоит оно миллионы.

- Очень тяжелый вопрос вы задали, или зрители.

- Он на слуху у всех.

- Да. Понимаете, какая ситуация? Вот здесь двоякая, с моей точки зрения, позиция. Первое – если каждый из нас начнет давать советы, как делать, никогда ничего сделано не будет. Это первое. Второе – если мы вынесем проект реставрации, реконструкции или строительства на общественное обсуждение, мы никогда не найдем…

- Какой-то баланс, да, что мы хотим?

- Да. Я просто объясню, один ваш коллега, не буду называть его, c ForPost сказал: « А я хочу, чтобы в парке Победы было…», вы поняли, да? Спортивные снаряды и так далее. Но это он хочет, а я, к примеру, не хочу. Как мы будем решать этот вопрос? И что будет делать заказчик и подрядчик?

- А нельзя найти какой-то общий подход?

- С моей точки зрения, вопрос должен решаться принципиально по-другому. Есть проект, типовой-не типовой, а есть проект, его выставили на обсуждение общественное в интернете, причем не надо собирать аудитории, это просто пиар, не приносящий никаких результатов хороших…

- То есть вы считаете, что можно перенести все эти дискуссии в интернет-пространство?

- Так точно. И создать рабочую группу при каждом проекте, которая все это обобщит.

- Обобщит и обоснует.

- Да, и дальше пройдет. Мне очень легко говорить на эту тему. Почему? С мая месяца прошлого года я являюсь членом правительственной комиссии по доработке Генерального плана.

- Это очень глобальная тема, я попрошу вас максимально сжато…

- Я коротко, да. Я просто в качестве примера.

- Да, конечно.

- С мая месяца мы рассмотрели свыше 9 тысяч обращений граждан, и больше чем 85-89% реализованы, причем в доброжелательной, нормальной обстановке. Да, мы там спорим, но это доброжелательная и конструктивная работа.

- Спорить можно и конструктивно, конечно.

- И на выходе уже есть результаты, проект Генерального плана будет опубликован. Есть результат, то есть опыт решения таких проблем.

- Которые казались вначале вообще не решаемыми?

- Так вот я подчеркиваю: рабочая группа, интернет - все сложили, что жители хотят видеть и, пожалуйста, - можно реализовать, но для этого надо иметь желание. Кому? Исполнительной власти. Проявить инициативу, а людей, желающих обустроить, помочь развиваться нашему городу, у нас больше, чем достаточно.

- Это точно. Одно время много говорили о создании в Севастополе филиала парка Патриот и даже провели что-то типа презентации. Сейчас молчок, ничего об этом не слышно. Как развивается этот проект, на какой стадии реализации?

- Я не могу с абсолютной точностью утверждать состояние на сегодняшний день, но, тем не менее, первое – в декабре позапрошлого уже года концепцию развития парка «Патриот» я лично докладывал губернатору города, которую разработал я, и докладывал Народному фронту. Она была одобрена. Эту же концепцию за основу взяло Министерство Обороны, и оно ее реализует.
Первый этап – на 30-й батарее, в военном городке, худо-бедно реализован, но реализован он для того, чтобы показать, что да, это реально. Это реально. На сегодняшний день, как вы понимаете, ситуация сложилась с финансированием достаточно тяжелая, надеюсь, понятно всем в связи с резко обострившейся международной обстановкой, куда основной поток финансовый денег у нас уходит – это безопасность и жизнь нашего государства.
Но я разговаривал в составе правительственной комиссии по доработке Генплана с представителями Министерства Обороны и должен доложить севастопольцам и вам, что проект утвержден, сейчас разрабатывается форма существования, жизнедеятельности этой организации – или это будет автономная некоммерческая организация, или это будет бюджетное какое-то учреждение. Сейчас Министерство Обороны решает вопрос – в какую форму облачить парк «Патриот», но то, что он будет на пяти кластерах развиваться, - это без тени сомнения.

- То есть он не будет отменен?

- Нет, нет, нет.

- Хорошо, спасибо большое, что пришли в нашу студию сегодня, мы затронули очень много вопросов, получили ответы и думаем, что будет продолжение всего этого. Спасибо.

- Спасибо вам и всем нам удачи.

- Всего хорошего, до свидания, всем, кто смотрел нас, и оставайтесь с ForPost.

Программу провела Власта Пидпалая

Программа подготовлена по заказу БФ "35-я Береговая батарея"

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Оцените статью: 
5
Средняя оценка: 4.2 (6 голосов)

Обсуждение (7)

Аватар пользователя Тина Севастополь
постов:
3821
Тина Севастополь
- 11/04/2018 в 11:44

biggrin   Вчера вечером соседка меня спросила: "где находится ближайшее бомбоубежище?". Её дочь, которая сейчас живёт в Испании, в свете происходящих событий  в мире, очень обеспокоена.  Что Вы на это можете сказать? Есть ли в городе  пригодные бомбоубежища?  Или..   .biggrin Не  настала  ли пора провести полномасштабные учения по гражданской обороне? Готовы ли мы?   Или как всегда шапками закидаем?

Аватар пользователя Odnako
постов:
226
Odnako (Sevastopol)
- 11/04/2018 в 11:45

А что там с защитой памятников?  Какието работы проводятся? Их хоть на учёт поставили? И когда будут приводить в порядок? 1-й бастион например.

Аватар пользователя 55555
постов:
7306
55555 (Севастополь)
- 11/04/2018 в 12:01

Донец - бесценное достояние Севастополя. Необходим мандат на все его предложения и обращения к исполнительной власти - чтобы его слова были законом для чиновников.

Аватар пользователя PPSh
постов:
2843
PPSh (Севастополь навсегда!)
- 11/04/2018 в 15:36

На большенстве памятников культуры - украинские таблички. 

Аватар пользователя strelec
постов:
19077
strelec (Севастополь)
- 11/04/2018 в 20:40

Потому что охранять природу и памятники должны местные экологи и историки,а не должностные туристы,которые съехались на освоение средств на себя,любимых, и тупо заглядывают в рот губернатору,крышующему застройщиков апартаментов "Чего изволите?"

Аватар пользователя Линьков
постов:
22439
Линьков (Севастополь)
- 11/04/2018 в 21:36

Чтобы исполнительная власть заработала в отношении объектов культурного наследия и природных заказников,  необходимо чтобы одну из этих отраслей возглавил человек, которому не безразлична их судьба. Таким хозяином мог и должен быть Г.Донец. Сужу по его делам, а не по личным отношениям.

Аватар пользователя Вера Никитина
постов:
1190
Вера Никитина (Севастополь)
- 13/04/2018 в 15:37

to Линьков:  

Чтобы исполнительная власть заработала в отношении объектов культурного наследия и природных заказников,  необходимо чтобы одну из этих отраслей возглавил человек, которому не безразлична их судьба. Таким хозяином мог и должен быть Г.Донец. Сужу по его делам, а не по личным отношениям.

ДА! 

 

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

ТОП 5

Частные объявления