Лица города

Ходырев Валентин Васильевич

Ходырев Валентин Васильевич

Севастополец - Герой Советского Союза, старший матрос, пулемётчик 384-го отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота, участник «Ольшанского десанта» в Николаеве

Родился 23 апреля 1923 года (пог.27.03.1944 г.)  в селе Биюк-Сюрень Крымской АССР (ныне село Танковое Бахчисарайского района). Русский.

С 1929 по 1931 год Валентин учился в школе в Танковом. В селе не было средней школы, поэтому чтобы сын мог продолжить учёбу, родители купили в Севастополе, на улице Кирпичной, домик. Так Валентин оказался учеником шестнадцатой (после войны - пятой) школы. Жил Валя со своей матерью Антониной Афанасьевной на ул. Кирпичной в доме N 30.

Война застала Валентина Ходырева у школьного порога. Из воспоминаний одноклассницы героя, Ивановой Валентины Павловны: «19 июня 1941-го на выпускном вечере нам, всем выпускникам, вручили аттестаты зрелости об окончании севастопольской средней школы № 16. А в ночь с 21 на 22 июня на Севастополь упали первые фашистские бомбы, унесшие жизнь мирных людей. Город вздрогнул. Насторожился. Встревожился. Война! Утром 22 июня все выпускники, как по команде, оказались в школе. Все сразу повзрослели, возмужали, посуровели. И включились в подготовку обороны города. Многие из ребят сразу же пошли в военкомат с просьбой отправить их на фронт».

Группу выпускников без промедления определили в отряд ПВО, в обязанности которого входило круглосуточное дежурство в бомбоубежище, расположенном в подземной части школы. Во время вражеских налетов бомбоубежище переполнялось спасающимися от бомбежек. А парни спасали здание школы от зажигательных бомб.

«Валя Ходырев переживал, что его могут не взять из-за плохого зрения, однако уже в ноябре 41-го его направляют на эсминец "Сообразительный", где он со временем стал комендором 2-го орудия», - вспоминает одноклассница героя.

«После того, как он ушёл на фронт, его семья вернулась обратно в село, но Валентин этого не знал, и когда ему сообщили, что 29 мая 1942 года дом прямым попаданием снаряда был разрушен, он был уверен, что вся его семья погибла. Вот тогда, чтобы отомстить за смерть близких, он решил во что бы то ни стало перевестись в морскую пехоту. Его просьбу удовлетворили». (Из воспоминаний Валентины Павловны Ивановой)

Участвовал в обороне Севастополя. Добровольцем вступил в формирующуюся бригаду морской пехоты и после месячного обучения в августе 1942 года прибыл на Северо-Западный фронт.

Под городом Старая Русса Новгородской области в одной из атак был ранен. Из медсанбата Ходырева отправили в город Киров в военно-морской госпиталь. После выздоровления Ходырев вернулся в бригаду морской пехоты. Воевал на Северо-Западном и Волховском фронтах, пока второе ранение не привело его опять на госпитальную койку.

После лечения, в октябре 1943 года, старший матрос Валентин Ходырев был зачислен в 384-й отдельный батальон морской пехоты, в составе которого активно участвовал в боях с гитлеровцами на Черноморском побережье.

2 февраля 1944 года Валентин Ходырев написал:

«Пока оккупант оголтелый

Терзает Отчизну мою,

Не выпущу я автомата,

Не дрогну в смертельном бою».

В конце марта 1944 года десантный отряд (вошел в историю как «Ольшанский десант»), состоящий из 55 добровольцев-десантников 384-го отдельного батальона морской пехоты, среди которых был и Ходырев, под командованием старшего лейтенанта К. Ф. Ольшанского, был направлен в порт города Николаева.

Для оказания помощи наступающим войскам в овладении городом командующий 28-й армией генерал-лейтенант А. А. Гречкин приказал высадить в Николаевском порту десант морской пехоты с задачей завязать бой в тылу немецких войск, вызвать панику и отвлечь часть сил противника с фронта.

В 4 часа 15 минут 26 марта 1944 года морские пехотинцы скрытно высадились в торговом порту, сняли часовых, и, заняв несколько зданий, организовали круговую оборону в районе элеватора. Связисты передали радиограмму об успешном начале выполнения боевой задачи.

Ольшанский десант, 1944 г.

Утром факт захвата элеватора был обнаружен противником. Предполагая, что им противостоят партизаны, немцы предприняли попытку уничтожить десант небольшими силами, но, встретив неожиданно сильное сопротивление, отошли на исходные позиции. Далее в ходе непрерывного многочасового боя противник вводил в бой свежие части, артиллерию, шестиствольные миномёты и танки; в попытках выбить десантников из зданий применялись огнемёты и дымовые шашки. Десантники несли потери, но каждая новая атака отбивалась шквальным огнём. В батальон поступила вторая радиограмма: «Вступили в соприкосновение с противником. Ведём ожесточенный бой, несём потери».

Вечером 26 марта десант радировал в штаб батальона: «Противник атакует. Положение тяжёлое. Прошу дать огонь на меня. Дайте быстро. Ольшанский».

Бой продолжался и в ночь на 27 марта. Потери продолжали расти: разрывом снаряда были убиты оба радиста и уничтожена рация; в живых оставалось всего 15 десантников. Несмотря на полученное ранение, Ольшанский продолжал командование отрядом. Опытному разведчику, старшине первой статьи Юрию Лисицыну было приказано доставить в штаб батальона донесение, доложить о готовности десантников биться до последнего и запросить поддержку с воздуха. Он успешно перешёл линию фронта, но уже вблизи расположения советских войск подорвался на мине. С повреждённой ногой ему удалось доползти до своих и передать пакет.

Десантники вели себя геройски. Тяжело раненый в живот Чумаченко, подбадривая подчинённых, до последнего вёл огонь из автомата. Когда в обороняемый Г. Д. Дермановским сарай заскочили гитлеровцы, он, собрав последние силы, набросился на немецкого офицера и зубами вцепился ему в горло; немцы навалились на десантника, но оттащить его от офицера не смогли. Очередная атака противника началась при поддержке танков, в то время как у оборонявшихся не осталось исправных противотанковых ружей; матрос В. В. Ходырев, которому осколком снаряда оторвало руку, вызвался «встретить их по-севастопольски». Ценой собственной жизни он уничтожил подошедший почти вплотную к зданию вражеский танк двумя связками гранат, тем самым сорвав атаку.

После гибели Ольшанского и всех офицеров командование отрядом принял старшина 2-й статьи К. В. Бочкович. Утром 28 марта оставшиеся в живых морские пехотинцы при поддержке штурмовиков Ил-2 отразили восемнадцатую по счёту атаку врага, оказавшуюся последней.

В ночь на 28 марта 1944 года 61-я гвардейская и 243-я стрелковая дивизии из состава 6-й армии форсировали реку Ингул и с севера ворвались в город Николаев. Одновременно с востока в город вошли части 5-й ударной армии. С юга в город вступили войска 28-й армии и 2-й гвардейский механизированный корпус. К этому моменту в живых осталось 11 человек из состава десанта; все были ранены и обожжены, пятеро — в тяжёлом состоянии.

В официальном донесении командира батальона майора Котанова Ф. Е. говорилось: «Отряд старшего лейтенанта Ольшанского за двое суток отразил 18 атак противника, вывел из строя свыше 700 гитлеровцев, уничтожил несколько танков и пушек противника, посеял панику в тылу врага, помешал уничтожению порта и элеватора».

Немцы до конца были уверены, что ведут бой с крупным десантом. Пленный обер-лейтенант Рудольф Шварц показал: «Командование Николаевского гарнизона было весьма обеспокоено тем, что за столь короткий срок был разгромлен почти целый батальон. Нам казалось непонятным, каким образом такие большие силы русских прошли на территорию порта».

Николаевский десант выполнил поставленную задачу. Его героические действия вошли в историю Великой Отечественной войны как образец воинской доблести подразделения.

Вот как описал последний бой Ходырева очевидец: «На рассвете гитлеровцы обнаружили десантников. Завязался ожесточённый бой. Несмотря на боль в незажившей раненой руке Ходырев косил захватчиков из своего пулемёта. Первые атаки фашистов были отбиты. Во время одной из передышек разведчики выпустили боевой листок, который заканчивался словами: «Матросы! Бейте фашистов так же метко, как их бьёт комсомолец Ходырев…»

 К середине дня противник подтянул в район порта 3 батальона пехоты, орудия, миномёты и танки. Одна за другой следовали атаки врага. Термитными снарядами фашисты подожгли элеватор, деревянный домик, а затем и здание конторы. К концу дня 2 фашистских танка были подожжёны, все атаки были отбиты. Среди десантников появились раненые и убитые, рухнул деревянный домик, погребя под своими обломками защитников, но остальные моряки продолжали сражаться геройски.

Утром 27 марта 1944 года в порт подошёл ещё один батальон противника, сопровождаемый несколькими танками, пушками и шестиствольными миномётами. В упор, прямой наводкой били они по бастионам десантников, поливали разрушенные стены из огнемётов. От прямого попадания артиллерийского снаряда на куски разнесло рацию. Связь с «Большой землёй» была утеряна. Командир десанта с пакетом отправил через линию фронта разведчика, который, подорвавшись на мине и лишившись ступни ноги, дополз до своих и передал донесение. Гитлеровцы многократно пытались пробиться к основной группе нашего десанта, но враг не мог пройти через маленькие «гарнизоны», расположенные в тридцати-пятидесяти метрах вокруг конторы. Когда у забора на железнодорожной насыпи погибли 2 десантника, а 2 других, получив тяжёлые ранения, отошли в контору, повалив забор, немцы устремились к конторе. Ходырев из своего пулемёта метко разил врага.

Фашисты усилили артиллерийский и миномётный огонь. Враг стрелял по окнам и проломам. В комнатах было невыносимо жарко. Казалось, фашисты поставили перед собой задачу - сравнять с землей двухэтажное здание, сжечь его защитников. Моряки задыхались от едкого, удушливого дыма. Им приходилось не только отбиваться от врага, но ещё и вести борьбу с огнём, который возникал то в одной, то в другой комнате. Люди гибли от пуль, осколков снарядов и мин, от камней, то и дело отскакивавших от стен. И как бы ни было тяжело, никто не помышлял о сдаче на милость врага. Десантники стояли насмерть.

Рвануло рядом с Ходыревым, резко обожгло больную левую руку. Когда оказавшийся поблизости матрос Хайрутдинов, после гибели санитара отряда Тященко выполнявший его обязанности, наложил тугой жгут, перевязал, Валентин, придя в сознание, увидел – левой руки нет… Превозмогая слабость, Ходырев взял автомат погибшего бойца и стал поливать фашистов свинцом.

Среди развалин неуклюже маневрировал фашистский танк, не пересекая пределов броска ручной гранаты. И тут десантники увидели, как к нему с двумя связками гранат на поясе и одной связкой в единственной уцелевшей руке, прижимаясь к земле, в окровавленной тельняшке ползёт матрос. Они услышали прощальный крик: «Прощайте и помните меня !..» Матрос поднялся во весь рост, метнул связку гранат, успел сорвать с ремня и бросить ещё одну… Прогремели два взрыва. Горящий танк остановился.

Когда атака была отбита, матросы принесли Валентина Ходырева и положили рядом с другими погибшими десантниками».

В своем последнем письме товарищу, Василию Крыженюку, он писал: «Я вернусь в Севастополь, я хочу быть там, в моем прекрасном и родном!»

Похоронен в братской могиле в городе Николаев в сквере 68 десантников.

В посёлке Октябрьском на берегу Бугского лимана, откуда уходили на задание десантники, установлена мемориальная гранитная глыба с памятной надписью. Имя - на мемориальной доске в городе Киров и на Доске памяти в Музее Черноморского флота в Севастополе.

 Приказом Министра обороны СССР в 1964 году старший краснофлотец Валентин Васильевич Ходырев навечно зачислен в списки 1-го отделения зенитной батареи гвардейского большого противолодочного корабля «Сообразительный».

Именем Героя названа улица его родного села Танковое.

Имя героя увековечено на Почетной доске севастопольцев - Героев Советского союза в центре Севастополя (возле Доски Почетных граждан города).

В июне 2006 года благодаря энтузиазму севастопольцев на улице Кирпичной на месте дома, где жил Валентин Ходырев, была установлена мемориальная доска. Сам дом не сохранился. Автором доски является севастопольский художник участник Великой Отечественной войны Василий Васильевич Буряк.

К сожалению, пятую школу, которой было присвоено имя Валентина Ходырева, несмотря на героические усилия учителей и родителей учеников, сохранить не удалось. В лихие девяностые огромный район остался без учебного заведения, а с его закрытием пропало и большинство экспонатов школьного музея, посвящённого Герою. Только в 2000 году общественникам удалось добиться присвоения его имени 44-ой общеобразовательной школе (Ленинский район, Одесская,5).

В Севастополе улица Валентина Ходырева есть в Нахимовском районе (в СТ «Сапун гора»).

Поделитесь с друзьями:
Чтобы добавить или редактировать информацию о человеке, свяжитесь с модератором раздела. Тел. +79787044987 Электронная почта - gorobets70@mail.ru
743