Лента новостей

Севастополь

1603
6

Настоящий Севастополь. Разговор с Валентиной Сапегиной о парусах, пожарах, морских офицерах и книгах, которые не горят

Чтобы приносить пользу городу и флоту, не обязательно носить военную форму.
ForPost - Новости : Настоящий Севастополь. Разговор с Валентиной Сапегиной о парусах, пожарах, морских офицерах и книгах, которые не горят
Фото: ForPost; из архива В. А. Сапегиной

Наш разговор с заведующей абонементом Морской библиотеки Валентиной Сапегиной проходил на ее рабочем месте – казалось бы, ничего комфортнее и спокойнее просто не придумать. Но тишина библиотечных залов в этом материале будет соседствовать с огнем батарей, защищающих Севастополь, отблеском пожаров, в которых гибли бесценные книги, гордым трепетом туго натянутых парусов и пронзительным свистом северных ветров, сбивающих людей с ног. Потому что библиотека, в которой работает Валентина Сапегина, – не простая, а Морская. Та самая Севастопольская Морская библиотека имени адмирала Михаила Петровича Лазарева, которой на днях исполнилось 200 лет. И нам крайне приятно сообщить, что выход этого материала счастливо совпал с награждением Валентины Анатольевны Знаком отличия «За заслуги» департамента культуры Министерства обороны РФ. Поздравляем!

Начало начал

Жизнь библиотеки связана с Севастополем неразрывными узами – это и банально, и в высшей степени верно. Их истории переплелись корнями так, что разделить невозможно. Поэтому и разговор наш от личного то и дело уходил к общему – общей судьбе города и его жителей, их общей памяти, общей гордости и общим тревогам. Жительницей Севастополя наша героиня стала в возрасте 1 года, поэтому он для нее – единственно родной, хотя и о родине своих предков она говорит с большой теплотой. А родина эта – Пензенская область, где родились, выросли и встретили друг друга ее родители.

«Мама и папа жили в Белинском районе, в соседних селах, но учились вместе, потому что в одном из сёл школы не было. Любовь у них со школьной скамьи. Когда мы бывали у них на родине, папа показывал мне две растущие рядом березки, которые они еще в детстве назвали Толенька и Оленька. И сейчас на могиле у моих родителей тоже растут две березки с их именами», – рассказывает Валентина Анатольевна.

Ее родителей в Севастополе знают многие. Папа, Анатолий Павлович Асаев, много лет работал в газете «Флаг Родины», мама, Ольга Васильевна, преподавала русский язык и литературу. Поженились они, когда папа еще был курсантом. Позади у него уже была срочная служба на флоте, впереди – учеба на факультете журналистики Ленинградского университета. В Севастополь Асаевы приехали в 1959 году, когда глава семьи был лейтенантом, выпускником военно-политического училища им. Жданова.


С отцом

«Папа был военным журналистом  ездил в командировки, много раз бывал в Сирии (советские военные обучали местные офицерские кадры, а в 1971 году в средиземноморском порту Тартус был создан пункт материально-технического обеспечения ВМФ  ред.). Помню, однажды я принесла на политинформацию в школу № 8, где училась с 1 до 10 класс, осколок бомбы, который папа привез с разминирования. Огромную авиационную бомбу времён войны случайно раскопали у гостиницы «Украина». Папа был там, делал репортаж с места событий для флотской газеты, потом ездил вместе с саперами на взрыв и вот привез на память этот осколок, который я принесла в школу и показывала одноклассникам».

 Папу Валентина Анатольевна очень любила, и увидеть фотографию, на которой он запечатлен в стенах Морской библиотеки, где в ноябре 1960-го проходил сбор библиотекарей и комсомольских работников Черноморского флота, было для нее большой радостью.

Именно отец, вспоминает она, познакомил дочь с красотами и достопримечательностями Севастополя, помог полюбить его не просто как родной город, но и как удивительное место с удивительной историей.

«Папа водил меня на экскурсии по Фиоленту, окрестностям Балаклавы  конечно, все тогда было совсем другое. Попасть в Балаклаву было невозможно, а на 5-м километре бегали зайцы. Ездили мы и по Крыму  машин тогда почти ни у кого не было, все на автобусах. Но дома мы по выходным не сидели, и это были такие путешествия, которые запомнились на всю жизнь. Я писала заметки в «Пионерскую правду»  раз папа журналист, то и мне хотелось не отставать. В 1972 году, например, писала о том, как мы с нашим классом к 50-летию пионерской организации посадили 50 тополей вокруг школы № 8. Потом мы их поливали, ухаживали за ними, навещали и после окончания школы».

 Жили Асаевы на улице Хрусталева, буквально за два дома от школы. А поначалу, когда только приехали в Севастополь, снимали частный дом на улице Казанской,16.

«Хозяйкой была баба Зина – одинокая пожилая женщина, которая стала для меня практически родной бабушкой. Мама работала в школе № 41 – ходить туда надо было через овраг. Школа была вечерней, и я запомнила, как мы с мамой обходили учеников, которые пропускали занятия. Заходили на улицу Паршина, в общежитие, спрашивали, в чем причина. Очень запомнились и экзамены – школа в такие дни преображалась, в ней царила тишина, а на меня никто не обращал внимания. Я, шестилетняя, бегала по коридорам, слушала, где сдают химию, а где – математику. Все это было так интересно! А потом были огромные букеты цветов, которые я сортировала: розы к розам, турецкие гвоздики – к гвоздикам, пионы – к пионам. Цветов было очень много, потому что рядом со школой находился частный сектор. Передо мной клали огромную гору цветов, и я их сортировала и наслаждалась».

Позже мама нашей героини тоже стала работать в школе № 8. От нее девочка взяла очень многое, в том, что пойдет по папиным стопам, до поры до времени не сомневалась.

«Папа не раз брал меня с собой в Ленинградский университет, водил по факультету журналистики, мы встречались с его однокурсниками и друзьями. И я была уверена, что только туда и буду поступать. Но когда подошло время, папа неожиданно сказал, что журналист  не женская профессия. Посоветовал спросить Розу Кузьминичну Белошейкину, которую я хорошо знала. Она была отличным журналистом, но, возможно, папа попросил её меня отговорить. И она сказала – нет, Валечка, лучше не надо (смеется). Папа решил поберечь меня немножко, поэтому я поступила в Московский институт культуры в Левобережных Химках. И не пожалела».


Вторая слева - Р.К. Белошейкина

Тяга к библиотекам у нее тоже с детства – в филиале Центральной детской библиотеки имени Гайдара школьница провела немало замечательных часов.

«Мне очень нравилась работавшая там Руслана Андреевна Бегосинская. Я и сегодня могу сказать, что это был идеал библиотекаря – мягкая, внимательная, заботливая, детей просто тянуло прийти к ней снова! Первый раз я в Институт культуры не поступила – недобрала полбалла, потому что на экзамене меня попросили перечислить имена семи мужиков из поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», а я вспомнила только пятерых (смеется). Поэтому я начала работать в детской библиотеке Гайдара, а на следующий год решила работу не бросать и поступать уже заочно. Но самое замечательное, что в Центральной детской библиотеке я попала в отдел, которым заведовала Руслана Андреевна! И для меня это был настоящий праздник – начинать работу с таким человеком».

А потом пришла любовь – большая и настоящая, на всю жизнь.

«Я встретила курсанта, который был похож на моего папу. И такой он был открытый, такой необычный, что я сразу же в него влюбилась. А через два месяца мы поженились и живем вместе уже 44 года. На нашей свадьбе была вся библиотека. А через десять дней мы уехали на Север, в Гремиху».

Когда усталая подлодка

Тот самый курсант, а ныне капитан второго ранга в отставке Александр Сапегин окончил Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище и был распределен на Северный флот, туда, где до этого проходил стажировку.

«Было ли страшно ехать из Севастополя в такой суровый край? Нет, мне было очень интересно. В августе, когда мы приехали, Гремиха была прекрасна – зеленые сопки с морошкой, брусникой, черникой, с огромными оранжевыми подосиновиками – все необычно и красиво. Но когда началась зима… Я честно говоря, такого не ожидала. Там были сильнейшие ветра – когда объявляли «ветер раз», люди не выходили из дома, потому что иначе тебя могло просто унести. Ветров сильнее, чем в Гремихе, не было нигде. На работу мне надо было спускаться с горки: идешь, и время от времени хватаешься за столб и ждешь попутчика. Одну просто сдует, а вдвоем уже можно было дойти (смеется). Вот такая там была зима. К тому же мы постоянно меняли съёмные квартиры. Если кто-то уезжал в ремонт или в отпуск, мы вселялись к нему. И так поменяли 13 квартир, пока не получили свою. Тут уж не было предела моей радости – у нас всегда была горячая вода, а окна были трехрамными – как раз от сильных ветров».

Впервые увиденные полярные ночи и дни тоже удивили. В балке за домом снег лежал до середины июля, а в 1980 году он впервые выпал 18 августа (!). Но молодые и любящие друг друга люди все это переносили стоически и даже находили в трудностях свою романтику.

«Самое волнительное было, когда лодки приходили из автономки, – вспоминает Валентина Анатольевна. – Мы с утра собирались в квартире Тамары Полежаевой – вид из её окна на пятом этаже, по улице Бессонова, 9, был самый лучший! С трепетом ждали появления «своей» лодки на горизонте, а потом наперегонки бежали к  пирсу. Посёлок Островной – это пятиэтажные дома, Дом офицеров, школа. В Севастополь мы вернулись в 1989 году, но проведенное там время постоянно о себе напоминает. Наша сотрудница Ирина Владиленовна Титова, например, училась в школе в Гремихе, Александр Аркадьевич Щербаков там служил. В Севастополе я живу на улице Шостака – лейтенанта, погибшего на подводной лодке «Комсомолец». И в доме нашем подводников  много, в том числе и из Гремихи».

Наша героиня ждала мужа из автономок, самая продолжительная из которых длилась 92 дня, и, конечно же, работала в библиотеке.

«Сначала на общественных началах – жен военных было очень много, и все с высшим образованием, а работы очень мало. Но без дела я сидеть не могла. А потом освободилось место зав. филиалом Североморской ЦБС в Островном, и меня назначили заведующей. Что запомнилось больше всего – уходя в автономное плавание, моряки набирали с собой полные «УАЗики» книг, а возвращаясь, сдавали. И абсолютно все было прочитано, а какие были отзывы! Брали с собой Конецкого, Крона, другие морские рассказы. Детективы, фантастику и классику. Помню, одного старшего лейтенанта удивил Горький – он сказал, что с удовольствием прочитал несколько томов, а раньше, когда проходили Горького в школе, совершенно его не понял (смеется).».

Позже, придя работать в Морскую библиотеку, Валентина Анатольевна с волнением и радостью узнала, что уже в Гремихе стала продолжательницей традиции, родившейся на Черноморском флоте еще во времена Лазарева.

«Морская библиотека, целью которой было просвещение офицеров и матросов, уже тогда занималась передвижками – формировала библиотечки для уходящих в плавание кораблей. И в Великую Отечественную войну это тоже не прекращалось. А в 2001 году, когда я пришла в Морскую библиотеку, у нас был целый отдел, который занимался передвижками. А я, оказывается, делала то же самое на Севере».

Получив новые книги на почте, наша героиня тащила их до библиотеки на санках и бережно расставляла на полках. Но места не хватало, и некоторые книги просто ждали своего часа.

«Командир подводной лодки Владислав Павлович Щербак (он у нас был самым читающим командиром) это заметил и сказал – что ж у вас к новым книгам не подступиться?  Отвечаю – долго не было стеллажей, а теперь появились в Североморске, но ледовая обстановка уже месяц не позволяет их привезти. К нам же можно было добраться только теплоходами – «Клавдия Еланская» или «Вацлав Воровский». А если Святоносский залив забит льдами, к нам просто ничего не ходило. Владислав Павлович сказал – мы сейчас как раз идем в Североморск на стрельбы, и я ваши стеллажи захвачу. Я, конечно, думала, что это шутка. А через неделю он их действительно привез – согласовал с командованием и доставил, да еще в шторм! Островной стоит на горе, и вход в бухту хорошо виден. Люди смотрят в бинокли – какая лодка идет домой. О, говорят, Щербак идет и везет какие-то дрова! А это боцман Урбанавичус добросовестно прикрепил «ценный груз» к ракетной палубе, и лодка шла в надводном положении, чтобы стеллажи не намочить (смеется)».

Чуть позже Сапегины переехали а Западную Лицу: глава семьи перевёлся на новую современную подводную лодку 3-го поколения – их называли «акулами», и таких в СССР было всего шесть. Да и то только до начала 90-х, когда их по соглашению с западными партнерами начали утилизировать. Но не будем о грустном.


Западная Лица

 В Западной Лице, в военно-морском госпитале, у Сапегиных родился сын. Учиться ходить ему пришлось по снегу, в валенках и в шубке. Это было в 1986 году, а в 1989-м супруги вернулись в Севастополь, где Александр Николаевич стал преподавать в родном училище, называемом в народе «Голландией». Но работа эта, к сожалению, продлилась недолго. Чтобы получить квартиру (а просто стоять в очереди, как стало понятно в начале 90-х, было делом бесперспективным), Сапегины вступили в МЖК.

«А МЖК  это когда люди строят себе жилье сами. Муж и преподавал, и работал на стройке. И в один очень плохой день на его друга Алексея навалилась плита, которая была неправильно складирована. Муж, конечно, сразу рванул ее на себя, и в итоге травмы получили оба. В госпиталь их отвезли две скорые, но Алексей ногу потерял, а муж восемь месяцев ходил с аппаратом Илизарова».

«Севастополь всегда на передовой»

Эта неприятность наложилась на историю с разделом Черноморского флота и передачей родного училища Украине, и Александр Николаевич досрочно ушел на пенсию, лишившись многих льгот, включая право на санаторное лечение и прикрепление к 110-й поликлинике. А Валентина Анатольевна в Севастополе вновь начала работать в Центральной детской библиотеке, заведуя отделом «Мир подростка». Самые теплые отношения с сотрудниками своей первой библиотеки она поддерживает и сейчас.

«Работа была очень интересная, библиотека обслуживала школы городского центра, читателей у нас было очень много. Интернета тогда не было, поэтому за самыми популярными книгами стояла очередь. Один сдает, – я сразу беру тетрадь заказов, звоню первому в очереди, и счастливый ребенок бежит книгу получать. Мы проводили для детей интересные мероприятия – красочные турниры по греческой мифологии, презентации новых книг, встречи с писателями. Когда вышел толкиеновский «Хоббит», устроили целое путешествие хоббита – с картой, с творческими заданиями. То же повторяли и с «Алисой в стране чудес». У нас было очень интересно!»

Приходилось встречаться и по трагическим случаям. В 1991 году 7 апреля, в третью годовщину гибели ПЛ «Комсомолец», в библиотеке прошел День памяти погибших подводников. Присутствовала на нем и мама лейтенанта Шостака – Лидия Григорьевна.

«Город наш неразрывно связан с флотом, поэтому ребята все это принимали очень близко к сердцу. Мы откликались на все события, и детям это нравилось. Но наступил момент, когда мне показалось, что детскую библиотеку я переросла», – признается Валентина Анатольевна.

В декабре 2001 года она стала сотрудницей Морской библиотеки и впервые поняла, каким бесценным сокровищем обладает Севастополь.

«Раньше я, честно говоря, никогда не была в Морской библиотеке, считала ее закрытой и специальной. Но когда пришла сюда, посмотрела на эти огромные фонды, на редкий фонд, старейшая книга которого издана в Дании в 1569 году… И книга эта очень хорошо сохранилась, она очень красивая, в кожаном переплете. Или первое издание «Слова о полку Игореве» 1800 года – точно такое же было в личной библиотеке А.С. Пушкина. Представьте, – пушкинист Модзалевский переписал личную библиотеку Пушкина с названиями всех книг и годами издания. И в этом списке я нашла 50 книг, которые были у Пушкина и есть в Морской библиотеке. Другого такого богатства, я думаю, нет во всем Крыму».

Не воспользоваться возможностью поговорить о Пушкине я просто не могла. Оказалось, что с принадлежащими ему изданиями совпадают хранящиеся в Морской библиотеке издания Гомера, Лафонтена, Данте, Байрона, Вольтера… Но как умиляет, когда видишь рядом с этими строгими томами классики «Месяцеслов», которым пользовались самые широкие народные массы и в котором святцы соседствовали с лунным календарем!

Но вернемся к Морской библиотеке и ее сотруднице, которой удалось совместить в своей работе три больших увлечения – любовь к библиотеке, наследственную тягу к общению со школьниками и такую же – к журналистике. О школьниках мы уже упомянули. Но и журналистская жилка тоже не пропала даром: около шести лет назад Валентина Сапегина по собственной инициативе создала и стала вести ежедневно страницу Морской библиотеки в соцсети «ВКонтакте».

«Информация о нашей библиотеке важна, нужна, интересна и находит отклик у людей. А на нашем официальном сайте я создала страничку «Неповторимый» Севастополь», где собрала воедино высказывания о нашем городе. Иногда встречаешь в книгах что-то настолько замечательное, в том числе, бывает, и малоизвестное, что просто невозможно не поделиться. Собранные вместе, эти высказывания создают, на мой взгляд, убедительное и многогранное "художественное полотно". Читая их, проходя по улицам, прекрасным площадям и бульварам нашего любимого Севастополя, мы сможем почувствовать незримое присутствие авторов этих слов, выдающихся личностей, людей, которые творили нашу историю, защищали, строили и прославляли Севастополь. Мы заново открываем для себя родной город, который никого не может оставить равнодушным, будь то флотоводец, император, историк, художник, музыкант, журналист или политик. Начала я собирать эти высказывания в 2010 году, и сейчас у меня собралось уже четыре части – от Екатерины, Потемкина, Лазарева и Ушакова до современных художников, политиков, литераторов. Есть даже  высказывание писателя Буссенара о мужестве защитников Малахова кургана!».

Такое богатство не осталось незамеченным и учителями «Севастополеведения», которые использовали находки в своей работе. Морская библиотека – вообще огромный подарок для любителей истории. А если бы еще не тот огромный ущерб, который был нанесен ей в лихие годы!

«Севастополь всегда на передовой, поэтому книги и горели, и тонули на кораблях, и отправлялись в эвакуацию. После Крымский войны библиотека находилась в Николаеве, во время Великой Отечественной – на Кавказе. При этом мы потеряли огромную часть фондов. Севастопольская поэтесса Татьяна Халаева даже написала об этом стихотворение «Книги-герои» – так ее поразило количество погибших книг. По максимальным оценкам, их число может доходить до 200 тысяч. Пропала во время войны и вся периодика».

Но богатства Морской библиотеки были столь огромны, что ей и сейчас есть чем гордиться. Только фонд редких книг насчитывает около 30 тысяч экземпляров! А вот на полке стоит «Морской сборник», который издавался с 1848 года по сегодняшний день – здесь есть все его номера!

«Благодаря тому, что в «Морском сборнике» печатались отчеты о нашей библиотеке, мы обладаем уникальными сведениями и о своей 200-летней истории»,  говорит Валентина Анатольевна.

История библиотеки, возможности её уникального фонда просто не могут не затягивать,  считает наша героиня. Поэтому люди, однажды попавшие в эти стены, стараются возвращаться снова и снова, даже если живут в других городах.

Одного такого поклонника Морской библиотеки я встретила прямо во время интервью. Житель Екатеринбурга Станислав Рузаев впервые попал сюда много лет назад, когда приезжал на раскопки Херсонеса. Потом была архивная практика, потом он писал в Морской библиотеке свою кандидатскую. А еще привозил в Севастополь на практику своих студентов – и тоже приводил сюда, ибо нельзя же таким не поделиться! И вот новый приезд в наш город и, конечно же, визит в Морскую библиотеку, на которую у него вновь большие планы.

«Вот сейчас приехал на конференцию, но сначала пойду в читальный зал работать. Морская библиотека просто замечательная – здесь тебя всегда хорошо встречают, здесь очень уютно работается, и я стараюсь приходить сюда в каждый свой приезд – если нет времени поработать, то хотя бы поздороваться»,  говорит гость Севастополя.

Да и просто сознавать, что ты, как читатель Морской библиотеки, вступаешь в сообщество удивительных, легендарных людей, очень и очень приятно.

«Библиотека формировалась ради благородного дела – образования и просвещения офицеров. И фонд был уникальный – даже разные журналы выписывались из Европы, чтобы офицеры флота были в курсе всех новейших событий и тенденций. Есть у нас книга 1839 года издания – Уильям Гласкок, «Морская служба в Англии, или руководство для морских офицеров всякого звания на судах его королевского величества». Тогда старались перенять самый передовой европейский опыт, и адмирал Владимир Корнилов сам перевел эту книгу с английского на русский! У нас она есть именно в его переводе. А поскольку Корнилов состоял в Совете директоров библиотеки, я думаю, он сам ее сюда и принес. Представляете – книга, которую он лично держал в руках?»

На человека, чувствующего историю, такой факт не произвести впечатления не может.

«Евгений Емельянов, художник из Санкт-Петербурга и наш друг, любит Севастополь, увлекается историей. В 2018 году он создал триптих «Отстаивайте же Севастополь». И, когда писал портрет Корнилова, я дала ему эту книгу посмотреть. Если бы вы видели, с каким трепетом он взял ее в руки! И потом сказал, что лучшего подарка мы для него сделать не могли», вспоминает Валентина Анатольевна.

Пушкин, Матюшкин, Корнилов, Немитц, Шукшин…

И еще одна удивительная история, связанная и с Корниловым, и с Пушкиным одновременно. А связал этих людей лицейский друг Александра Сергеевича, будущий адмирал, полярный исследователь, а впоследствии и сенатор Федор Матюшкин.

«В лицее у него было прозвище «плыть хочется»: пока все бегали и резвились, он сидел за какими-то морскими атласами и книгами. У него не было отца, и заботу о нем проявлял директор лицея Энгельгардт. Мальчик мечтал о кругосветных путешествиях, и Энгельгардт ему в этом посодействовал, познакомив его с Иваном Федоровичем Крузенштерном. И после окончания лицея Матюшкин действительно отправился в путешествие, и даже морскую болезнь, которая обнаружилась у него вскоре после прибытия на корабль, преодолел силой воли! В первом путешествии он был лучшим, а позже совершил и второе кругосветное путешествие - у нас есть замечательная книга, где он сам их описывает. А уже после этого Федор Федорович прибыл на Черноморский флот и стал читателем Морской библиотеки».

Приехав в Севастополь, Матюшкин сразу решил познакомиться с Владимиром Корниловым, братом еще одного своего лицейского друга – Александра Корнилова. А познакомившись, помогал большой семье адмирала, как мог – ибо сам он был человеком одиноким, но безмерно порядочным и отзывчивым. И память о дружбе для него была свята – в частности, он поддерживал отношения с некоторыми сосланными декабристами и даже подарил им пианино, которое напоминало далеким друзьям в далеком и суровом краю о лучших временах.

Федор Матюшкин был одним из членов Совета директоров Морской библиотеки и принимал в ее жизни самое деятельное участие. Последний раз он виделся с Пушкиным в 1836 году – 19 октября, на традиционной встрече лицеистов. А в феврале 1837-го, будучи командиром 44-х пушечного парусного фрегата «Браилов», находящегося на тот момент в Южной бухте, Матюшкин узнал, что Пушкин убит.

«Услышав эту горчайшую для него новость, он дал с одного борта неуставные залпы. Михаил Петрович Лазарев послал адъютанта узнать, что случилось, чтобы наказать виновного максимально строго. Но, услышав о причине, наказание не отменил, но смягчил. Во время своей южной ссылки Пушкин не был в самом Севастополе – только посетил в сентябре 1820 года Фиолент. Но его лицейский друг вот таким образом отсалютовал ему, узнав о его гибели. А позже, будучи сенатором, Матюшкин инициировал установку памятника Пушкину в Москве. Он был очень преданным другом!».

При мысли о том, каким получился бы перечень удивительных читателей библиотеки, если бы его кто-то взялся составить, испытываешь невольный трепет. Ну ладно, 19 век. Но и позже в списке ее посетителей легендарных людей не меньше. Вот, например, Александр Немитц – сначала царский, а затем советский адмирал. Он был читателем Морской библиотеки и истинным ее другом. А в 1950 году в библиотеку записался будущий известный  русский писатель Василий Шукшин.


Старший матрос Шукшин

Да простят меня читатели, которым Шукшин не интересен, но тут я сделаю еще одно отступление. Творчество тогда еще малоизвестного писателя когда-то поразило маму Валентины Анатольевны.

«Сначала она читала его еще в журнальном варианте, а уж когда появились книги, они обязательно покупались. И потом, когда Василий Макарович уже ушел из жизни, мама, приезжая в Москву, всегда ходила на его могилу на Новодевичьем кладбище. Она была из простой пензенской деревни, и ей казалось, что человек, который так описал эту жизнь, рос с ними – все рассказано так точно и хорошо, что лучше невозможно. А когда умерла мама, папа в память о ее любви к Шукшину посадил на ее могиле куст калины красной...»

Работая в детской библиотеке, Валентина Анатольевна тоже проводила вечера по творчеству Шукшина. И однажды это стало толчком для истории ее знакомства с семьей писателя.

«После того, как Шукшин ушел из жизни, были, как в то время часто бывало, изданы его сборники. Мы устроили их презентацию, которая тогда называлась «Литературный час», читали рассказы, говорили о Шукшине как актере, режиссере и писателе. Я видела, что старшеклассникам это интересно, и мне захотелось написать заметку в «Славу Севастополя». А когда ее опубликовали, отправила вырезку из газеты матери Шукшина Марии Сергеевне – хотелось, чтобы она видела, что ее сына помнят и любят. Написала ей письмо, поблагодарила за сына. И неожиданно получила ответ, написанный печатными буквами. У Марии Сергеевны было всего два класса образования, но Шукшин говорил, что «понимает она не менее министра». И она действительно была очень мудрой русской женщиной».

Позже состоялось и личное знакомство с дочерью Василия Шукшина Ольгой – она несколько раз приезжала в Севастополь с детьми, с которыми работала.

«Я ей давала читать такие книги о Шукшине, которых она раньше не видела, потому что у моей мамы была собрана большая библиотека о нем, –  говорит Валентина Анатольевна. – однажды передала внуку Шукшина Василию новые учебники русского языка для 5-го класса, как будто специально отложенные моей мамой».

О своей службе в Севастополе Шукшин рассказывал мало. Но занятия в Морской библиотеке, о которых позже вспоминал его командир Николай Филиппович Шмаков, безусловно помогли ему в жизни. 

«Мама приглашала Николая Филипповича на свои уроки о Шукшине , - говорит Валентина Анатольевна. - Будущий писатель был радистом, служил в радиоразведке на Максимовой даче. Библиотека ему была очень нужна – до армии он закончил только 8 классов и мечтал, вернувшись, сдать экзамены экстерном. Чтобы он не терял время, ему в библиотеке составили список литературы, по которому он брал книги. А вернувшись в Сростки, сдал экзамены за 10 классов экстерном так успешно, что его назначили директором вечерней школы!».

Воспоминания Шмакова о Василии Макаровиче изложены в книге «Черноморец старший матрос Шукшин», которая тоже есть в Морской библиотеке. А 25 июля – в день рождения писателя, актера и режиссера – здесь всегда проходят Шукшинские чтения. Провести их помогают воспитанники ДДЮТ, с которыми работает заслуженная артистка Украины Татьяна Маркина.

«Ребята просто прекрасно читают рассказы Шукшина, ставят сценки. Звучат там и любимые Шукшиным песни. Всегда получается интересно и душевно. А когда Шукшину исполнялось 90 лет, то есть в 2019 году, мы ездили в воинскую часть, где он служил, и проводили чтения прямо там, с личным составом».

«Обычные» люди»

Но обычные, как принято говорить, горожане дороги нашей героине не меньше, чем знаменитые читатели. Хотя уместно ли слово «обычные» после того, как узнаешь их истории?

«К нам приходит, например, Ирина Ивановна Будякова, которая в 1947-1948 годах жила в домике Лазарева на Фиоленте. Отец у нее был замкомандующего авиацией генерал Сергеев, и, пока не было другого жилья, им позволили там жить. Она и в школе училась на территории монастыря. Недавно я попросила Ирину Ивановну написать воспоминания об этом времени, и она с радостью откликнулась. Теперь рукопись хранится у нас, в редком фонде, куда Ирина Ивановна передала в 1994 году библиотеку отца. Да и сам генерал-майор дарил Морской библиотеке много книг. А есть у нас читательница, которая записалась в библиотеку 73 года назад. Вы можете себе такое представить? Она родилась 22 июня 1941 года в Севастополе, в восемь утра. И когда ее везли в больницу, люди думали, что скорая едет к раненым. А потом ее отец побежал в ювелирный за серебряной ложечкой в подарок долгожданной дочери– благо, все магазины тогда еще работали».

Жила семья Скрипченко на сегодняшней ул. Ленина. В июне 1942 года их семью эвакуировали в Поти, но в 1948 году они вернулись в любимый город. Отец работал в Театре флота, а жила семья на барже, которая стояла в районе сегодняшнего сквера им. Ленинского комсомола.

«А наша библиотека находилась тогда по адресу – ул. Ленина, 29. Здание возле дороги, прямо между двумя современными памятниками – комсомольцам и воинам, погибшим в Афганистане. И в 1949 году, когда ей было 8 лет, девочка записалась в детский отдел. Она до сих пор помнит, как ей дали совсем новую книгу Андерсена – первую книгу в суперобложке, которую она увидела. Для нее это было чудо. Студенткой Наташа посещала читальный зал, делала расчёты с логарифмической линейкой, читала техническую литературу.  И сегодня Наталья Даниловна Зенькович часто приходит к нам в библиотеку – с радостью и цветами!»

И еще одна читательская история. Нелли Михайловна Татаринова, которой на днях исполнилось 85 лет, однажды нашла в Морской библиотеке информацию о своем отце, который во время войны служил в Чапаевской дивизии, защищавшей осаждённый Севастополь.

«Сын комиссара 54-го стрелкового полка 25-й Чапаевской дивизии Владимир Алексеевич Рындин подарил нам копии номеров газеты Чапаевской дивизии «Красный боец» за 1941-1942 годы. Это такое уникальное издание – когда-то эту газету даже нельзя было выносить из части! И там обнаружилось упоминание о Михаиле Никифоровиче Рева, который был командиром зенитной батареи и рационализатором, стремившимся ее усовершенствовать. Представьте, какое для нее это было событие, какая радость! И таких друзей – иначе я сказать не могу – у нас множество. У каждого свой круг интересов, своя история. И все они нам дороги».

Отношение к читателям у Валентины Анатольевны самое трепетное.

«Обслужить читателя плохо – это просто невозможно, надо постараться дать человеку все, что ему нужно. Сейчас вот у нас по субботам репетирует камерный хор под управлением Владимира Кима, 50 человек. Они тоже к нам записались – не все, но очень многие. И оказались такими интеллектуальными читателями! С утра многие дадут мне интересующие запросы, и я ищу книги по их спискам. А после репетиции стоят за нужной литературой в очереди на абонементе (смеется). Александр Владимирович Дербасов, известный в Севастополе коллекционер и наш читатель, часто приходит и приносит нам показать что-то интересное из своей коллекции. Ко Дню города предоставил нам уникальные материалы – 39 листов с редчайшими открытками о старом Севастополе –   «Взгляд сквозь века». И эта выставка пользовалась у читателей таким успехом!».

Друзья библиотеки – в том числе и иногородние – помогают и с ее комплектованием. Очень не хочется портить рассказ о таких светлых людях упоминанием о плохом, но с комплектованием, мягко говоря, дела в последние годы обстоят не очень хорошо. Светлая полоса в истории библиотеки закончилась с приходом на должность Министра обороны Анатолия Сердюкова. В 2008 году сотрудники получили три предупреждения о сокращении штатов, а в конце года поступила директива Министра обороны о том, что в Морской библиотеке должно остаться два (!) человека. То есть, по сути, сторожа, призванные охранять здание площадью 1600 квадратных метров и 250 тысяч томов, в том числе 30 тысяч раритетов. Это был план ликвидации старейшей библиотеки, основанной великими адмиралами.

На защиту библиотеки тогда встали многие здравомыслящие и заслуженные люди. В том числе – бывшие командующие ЧФ Касатонов, Масорин, Комоедов. Письмо на имя Сердюкова подписали тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков, ректор МГУ Садовничий, режиссер и кинодеятель Никита Михалков… И атаку удалось отбить, а Морскую библиотеку – сохранить. Но сокращения все-таки состоялись, и серьезные. Весь коллектив библиотеки – 12 человек, библиографов – 1,5 ставки. И, как уже было сказано, библиотека не может себе позволить очень многое из того, что в ней должно бы быть. Так что выручают спонсоры, которых здесь так называть очень не любят. Но иногда без этого не обойтись.

«Главный наш спонсор из Москвы очень скромный человек, не любит, когда о нем говорят. В Севастополе он до того, как стал нашим дарителем, никогда не был, но узнал о нашей библиотеке и начал нам помогать. Причем доставку оформлял из Москвы прямо до дверей отдела комплектования! А когда мы его за это поблагодарили, сказал – у меня мама была библиотекарем, поэтому я хорошо понимаю, какие тяжести вам приходится таскать. Иногда он сам спрашивает, какие конкретно книги, спрашиваемые читателями, нам необходимы, и присылает их. Вон там в шкафах, например, хранится «Морская коллекция» – история кораблей с их описанием и даже чертежами. И таких книг около 200, и много других книг по истории мы получили благодаря ему. Он и подписку нам делает на журналы «Родина», «Фома», «Наш современник», «Москва», «Иностранная литература»…».

Благодарны сотрудники библиотеки и другим своим друзьям и помощникам.

«Бывший командир крейсера «Москва» Виктор Алексеевич Крикунов, будучи в апреле этого года в Севастополе, подарил нам больше тысячи книг – все исключительно интересные. Профессор СевГУ, историк Сергей Леонидович Данильченко уже шесть раз приносил книги нам в дар – в общей сложности почти 300 книг, и каждая партия лучше предыдущей. Для нас каждое такое поступление – радость, потому что мы сможем лучше удовлетворить потребности наших читателей», – говорит Валентина Анатольевна.

Мы еще раз поздравляем с 200-летием всех сотрудников Морской библиотеки – библиотеки-воина, над которой никогда, даже с 1991 по 2014-й, не переставал развиваться российский флаг. Ну а если вам захочется найти какую-нибудь уникальную информацию или просто прикоснуться к истории – вы знаете, где такая возможность есть.  

Ольга Смирнова

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Обсуждение (6)

Аватар пользователя Линьков
постов:
30898
Линьков (Севастополь)
- 27/06/2022 в 20:13

Хороший получится разговор.  А в читальном зале я писал дипломную работу.

Аватар пользователя Андрей Мирный
постов:
110
Андрей Мирный (Севастополь)
- 27/06/2022 в 21:32

Очень интересная статья. Всегда нравится читать подобного рода исторические статьи. 

Аватар пользователя madagarova
постов:
5727
madagarova (Севастополь)
- 27/06/2022 в 21:42

Человек хороший и интересный, вот и разговор славный вышел. Поздравляю с наградой, Валентина Анатольевна!

Аватар пользователя Boris Shirokolov
постов:
83
Boris Shirokolov (Moskova)
- 28/06/2022 в 9:48

Был в Гремихе. Да, трёхрамные окна.

Аватар пользователя Любаша PV@
постов:
9
Любаша PV@ (Севастополь)
- 28/06/2022 в 10:13

Спасибо за статью, было интересно

Аватар пользователя Токумен
постов:
1506
Токумен (Севастополь)
- 28/06/2022 в 18:17

Женщина - молодец!  Смогла. 

А история - многих сотен севастопольских девченок.  Одни смогли, а другие -нет...

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

Главное за день

В Севастополе 12-летнюю девочку избила агрессивная женщина

В Севастополе подростки часто становятся жертвами в конфликтных ситуациях
18:04
2273
12

Министр культуры РФ рассказала о перспективах реставрации Исторического бульвара Севастополя

Уже четыре года один из ключевых исторических объектов города находится в плачевном состоянии.
16:33
1460
21

Дизайн-код Севастополя должен появиться в 2023 году

За разработку местного дизайн-кода готовы заплатить более 20 млн рублей.
15:01
816
9

С проектом севастопольской электрички возникли проблемы

Подрядной организации выставлен штраф в 650 тыс. рублей.
13:38
2959
19

В Севастополе осудили пожилого педофила

60-летний местный житель надругался над 8-летней девочкой.
12:03
2085
4

Севастопольцы жалуются на компьютерных «щипачей» и прочих жуликов

Услуги с признаками мошенничества: что делать?
09:09
2243
15

ТОП 5