Россия

Дом с маньяком: как благотворительность превращается в концлагерь

Мария Дегтерева о том, как инклюзия превращается в садизм.

Дом с маньяком: как благотворительность превращается в концлагерь

Который день наблюдаю картину, вызывающую у меня кафкианский леденящий ужас. Известный благотворитель, директор детского хосписа «Дом с маяком» Лидия Мониава взяла под опеку мальчика Колю и ведет в интернете хроники его «адаптации».

Мальчик Коля – тяжелый ментальный инвалид, находящийся в вегетативном состоянии. Кроме того, у него эпилепсия и ряд иных сложнейших заболеваний. Он не говорит, не ходит, круглосуточно находится под действием тяжелейших психотропных препаратов.

Я не буду описывать все, что проделала с несчастным инвалидом его опекун. Мальчика таскали на митинг, где тот провел шесть часов. Мальчику сделали пирсинг, параллельно прорекламировав тату-салон. Мальчика отдали в общеобразовательную школу, в специальный класс.

Где процесс «инклюзии» происходит так, процитирую со страницы Мониавы:

«Потом изучали части тела. Учительница придумала, чтобы вовлечь в процесс Колю, задавать детям вопросы на его примере – где у Коли нога? Где нос? Где живот? Где правая рука, а где левая? Коле тихонько трогали части тела и называли их».

Мне трудно подобрать слова, чтобы выразить то, что я чувствую. Живого человека носят в присутствие и тычут палкой, словно морскую свинку, ради того, чтобы черствое и грубое общество прониклось идеями инклюзии.

Мониава настаивает на том, чтобы общество перестало, цитирую, сочувствовать инвалидам, приняв за аксиому мысль, что они – такие же люди как мы с вами.

Все происходящее с мальчиком Колей я могу описать одним словом – садизм. Изощрённый садизм такого свойства, что доктор Менгеле вращается веретеном где-то под землею.

Ситуация настолько из ряда вон, что даже вчерашние соратники Лидии, люди, профессионально занимающиеся инклюзией, включились в обсуждение. Екатерина Мень, специалист в области аутизма, не одобрила методы Мониавы. Инклюзия в школах, по ее мнению, должна выглядеть так:

«Возьмем урок биологии в пятом классе, где проходят процесс опыления растения. Ребенку с нарушениями развития дают собрать макет цветка из лепестков, пестика и тычинок. А учитель на этом макете объясняет остальным детям более сложные вещи, связанные с размножением растений.

Или урок литературы. Все читают рассказ Пришвина и пишут небольшое сочинение о зиме. А ребенок с инвалидностью составляет на магнитной доске девять слов на тему зимы. При этом он получает опыт ответа, опыт реакции на инструкцию учителя, опыт поддержки, потому что одноклассник, который сидит с ним рядом, может ему что-то подсказать».

И у меня один вопрос: зачем?! Чтобы что?!

Я глубоко убеждена – инклюзия должна касаться только полностью интеллектуально сохранных детей. Детей, например, с проблемами опорно-двигательного аппарата, полностью способных к обучению. Причин тому огромное множество – от профильной подготовки школьных педагогов до возможности внедрить систему на государственном уровне.

Инклюзия – шанс нормальной жизни для инвалидов. А не превращение общеобразовательной школы в цирк и контактный зоопарк в угоду амбициям прекраснодушных дам. Точка.

У Антона Павловича Чехова есть такой рассказ «Княгиня». Я не буду его пересказывать, кому надо – осилят пару страниц текста. Одно скажу, чеховская героиня – облегченная и, главное, гуманная версия сегодняшних борцов. Надевших на палку голову (как в «Повелителе мух» Годинга) и понесших эту голову впереди себя.

Я уверена, что дети с ментальным и интеллектуальными отклонениями должны обучаться не в общих школах и обычных классах, а по специальной коррекционной программе. У нас годами формировалась школа коррекционной педагогики, и то, что сейчас происходит – вся советские наработки в этой области разрушаются силами таких вот Лидий Мониав.

Государству дорого и невыгодно содержать специальные учреждения для больных детей (да, я уверена, что больных надо называть больными, а не особенными). И государство с радостью соглашается на «инклюзию», где мальчика Колю хоть тушкой, хоть чучелком ведут в классы с интеллектуально сохранными детьми.

Гуманизм? Права Коли?

Не, не слыхали. Тем более, Коля сам не скажет, хорошо ли ему в роли наглядного пособия и флага революции.

Любую, даже самую прекрасную идею силами активистов можно превратить в ее полную противоположность.

Я видела, как зоозащита (уважаемая мной) превращается в зоошизу. Сейчас наблюдаю, как благотворительность превращается в концлагерь для отдельных инвалидов, маленьких, бесправных и беспомощных. Как на идеяе помощи умирающим вырастает царство Танатоса и мортидо.

Вчера Мониава призывала рожать детей с врожденными необратимыми отклонениями, сегодня пишет, цитата:

«За 4 месяца у нас умерли 4 ребенка. Теперь, наверное, в хоспис будут чаще приезжать дети в конце жизни и чаще в наших стенах будут умирать. Тяжело про это думать, но именно ради этого мы строили «Дом с маяком».

Мне одной видится здесь неприкрытая некрофилия?

Но больше всего потрясает секта адептов. В абсолютном большинстве случаев это прекраснодушные дамы, заходящиеся в сладострастном восторге – от издевательств ли над Колей, от агитации ли пролайфа, от других морально калечных идей.

Меня не оставляют мысли о Коле. Я попросила прокомментировать ситуацию своего друга, блестящего и очень известного адвоката Сталину Гуревич.

Вот что она говорит:

«В соответствии с действующим законодательством, опекун не вправе подвергать жизнь и здоровье подопечного опасности, что очевидно имеет место в данном случае. Диагноз Коли требует все же более бережного к нему отношения, нежели к здоровому ребенку, как бы Лиде не хотелось поставить между ними знак равенства. Если во время полета на вертолете или других подобных экспериментов с ребенком случится необратимая беда, Мониава будет нести в том числе и уголовную ответственность. Очень бы хотелось, чтобы опека этого не допустила. В соответствии с ч.4 ст.15 ФЗ «Об опеке и попечительстве орган опеки в интересах опекаемого может запретить опекуну совершать определенные действия. Как мне кажется, именно это и необходимо сделать. Запретить опекуну совершать действия, противопоказанные по диагнозу ребенку. А также запретить публиковать информацию о личной жизни и здоровье Коле, ведь, как говорит Лида, Коля обычный ребенок, такой же, как и все остальные дети, а значит его личные неимущественные права, в том числе относящиеся к охраняемой законом тайне, должны быть защищены, как у всех. Коля не флаг, не символ и не таран для достижения целей, пусть даже самых благих, и ему нужна забота и любовь, а не выставление напоказ в фейсбучном зоопарке».

И я искренне очень надеюсь, что закон позволит защитить Колю от его собственной опекунши, чьи методы с каждым днем пугают все сильнее.



Мария Дегтерева

16954
Поделитесь с друзьями:
Оцените статью:
0
Еще нет голосов

Обсуждение (5)

Profile picture for user мерцание
5113

Мне одной видится здесь неприкрытая некрофилия?...........Нет.Не только Вам! Поклон вам за неравнодушие! В какой-то мере мальчик может быть ещё и залечен.Софья Доринская работая с подобными нарушениями добивалась реальных результатов щадящими методами лечения,но те кого самих лечить надо выкурили её из страны.На ютубе был её рассказ об это когда-то.Были и отчёты в журнале Русского Физического Общество-в иных изданиях она персона нон грата.

Profile picture for user ulogin_facebook_3546863792005074
1

Абсолютно согласна с автором. И ещё, такое ощущение,что ребенка взяли не чтоб заботиться,создавать среду для максимального облегчения страданий,  а для пиара себя прекрасной-святейшей и своего дела. Хосписы и инклюзия безусловно необходимы, но ни одна вменяемая мать не будет издеваться ради привлечения внимания общественности к проблеме над своим ребенком. Очень жаль, что такое достойное дело, как помощь инвалидам превращается в такой жуткий цирк.

Profile picture for user sidnet
60

такое ощущение,что ребенка взяли не чтоб заботиться

 to Olga Pushkina:  

Так это значит Лида и пандемию замутила? Ей же раньше не давали ребенка под опеку!

Profile picture for user ulogin_vkontakte_12381901
1

Я сильно извиняюсь, а собственные дети у этой дамы есть? Если нет, то кто её саму на устойчивость крыши перед усыновлением проверял?

Profile picture for user ulogin_odnoklassniki_85543698624
1

Дети с проблемами психического развития (или как сейчас принято говорить - проблемами ментального развития) должны учиться в коррекционных школах. И опыт в советской педагогике здесь накоплен огромный, а сейчас его просто утилизировали. Я на всю жизнь запомнила, как была руководителем практики в школе, и как моей студентке попался класс с "особенным мальчиком", у которого с головой были большие проблемы. Раньше он бы учился в коррекционной школе, и его бы вели соответствующие подготовленные специалисты, а в его классе было бы восемь-десять учеников. Но коррекционную школу в нашем городке закрыли. И "особенных детей" распихали в обычные школы. Этот "особенный" мальчик, родившийся,судя по всему, от пьяного зачатия, на уроке вел себя, как последняя оторва. И даже не в силу какой-то его провокационной установки. Просто он был таким по своей "особенной" сути. Дети его просто боялись, учителя не знали, что с ним делать.  Класс был очень хороший, достаточно большой - 25 учеников. Дети были настроены на рабочий лад, старались отвечать на уроке. Но урока как такового не получилось.  Во время урока "особенный мальчик" громко разговаривал сам с собой, кидал книги и тетради на пол, урок его в принципе не интересовал, он не понимал его сути. Складывалось впечатление, что он существовал в какой-то своей, параллельной вселенной. На перемене, когда с осталась с практиканткой, чтобы успеть в промежутке между уроками сказать ей несколько ободряющих слов, он один не вышел из класса, а положил ноги на стол и включил музыку на телефоне. "Особенному мальчику"  нравилась громкая, агрессивная музыка. А еще было видно, что ему нравилось, что вокруг его все боятся. Вот интересно, те, кто так рьяно защищают объединение "особенных" детей в пределах школьного обучения с обычными детьми, хотели бы, чтобы в одном классе с их детьми сидел именно такой "особенный мальчик"? Чтобы их дочь боялась этого "особенного" до ужаса, до дрожи в коленках. А учителя, вместо того, чтобы работать с классом над темой урока, пытались развлечь "особенного мальчика" другими, подходящими и увлекательными именно для дебила занятиями?

Главное за день

Какому предпринимателю в Севастополе жить хорошо?

Капля позитива в бочке дёгтя тоже есть.
19:00
1
94

В Севастополе закатанные в бетон деревья на Фиоленте освободили в стиле «и так сойдёт»

Такое «освобождение» кипарисы не спасёт, считают специалисты.
17:04
1
553

Владения жены украинского националиста в центре Севастополя оказались шире

Кроме павильона «Цветы», Наталье Зеленчук принадлежит торговый центр «Очаковский».
14:02
15
4534

В Севастополе на ремонте сквера могли украсть половину выделенных денег

В мошенничестве обвиняют директора подрядной организации.
10:04
19
3242

Как участник СВО из Севастополя спас младшую сестру от жизни в приюте

Брат с сестрой остались сиротами, но флот и город не бросили их в беде.
19:04
4
3832