Лента новостей

Севастополь

1091
12

3-томник «История Севастополя». Любовь к империи и страсть к свободе. Часть 2.

Об обособлении Севастополя от управленческих, экономических и социально-политических реалий большей части Крыма на протяжении XIX – начала ХХ веков.
ForPost - Новости : 3-томник «История Севастополя». Любовь к империи и страсть к свободе. Часть 2.
Фото: ForPost

3-томная «История Севастополя» - любовь к империи и страсть к свободе. Часть 1.

2-й том «Истории Севастополя», охватывающий период с конца XVIII века и по 1917 год, интересен не только теми сюжетами, которые в нем подробно изложены, а это – формирование и развитие гражданской и военной системы управления, роль в жизни города органов местного самоуправления и их социальный состав (а также социальная структура Севастополя в динамике), облик жителей города, их повседневность, быт и др.

Но, пожалуй, гораздо интереснее то, каких сюжетов во 2-м томе нет, при том, что эти сюжеты составляют суть развития Российской империи XIX – начала ХХ веков. Причем можно полагать, что непроявленность этих сюжетов в истории Севастополя во многом способствовала формированию того специфического «севастопольского духа», про который часто говорят и который, несомненно, проявился и в событиях «русской весны».

На самом деле, 2-й том «Истории Севастополя» позволяет немного «заземлить» этот «севастопольский дух», материализовать его, выделить глубокие исторические причины его формирования. И речь идет не о первой обороне города в годы Крымской войны, хотя и она сыграла в этом формировании свою, весьма существенную, роль. А речь идет о социально-экономических и политико-управленческих особенностях жизни Севастополя XIX – начала ХХ веков, практически в смысле марксисткой концепции про базис и надстройку.

Итак, что представлял собой магистральный путь развития Российской империи XIX – начала ХХ веков и чем от него отличалась траектория Севастополя?

история севастополь книга россия рецензия

***

Длинные исторические тенденции – вещь, конечно, трудно схватываемая.

Однако с определенной долей условности можно утверждать, что магистральный путь развития России в XIX – начале ХХ веков выстраивался вокруг двух сквозных и при этом очень болезненных тем. На этих темах «ломалась» вся общественно-политическая жизнь до революции и которые, кстати, раскалывают и сегодня интеллектуальные дискуссии по поводу не только XIX века, но и сегодняшнего дня.

Во-первых, это так называемый «крестьянский вопрос», а, во-вторых, это спор о том, какой идейно-политический курс в большей степени подходит России в принципе – «либерально-прогрессивный» (олицетворенный в большей или меньшей степени в XIX веке фигурами Александра I и Александра II) или «реакционно-самодержавный» (связанный с правлениями Николая I, Александра III и во многом – Николая II).

Эти две темы взаимосвязаны между собой, так как «крестьянский вопрос», конечно, не ограничивается сюжетом отмены крепостного права, который больше всего на слуху, а проецируется на дискуссии о том, в какой мере Россия должна воспринимать европейские политические и экономические нормы и формы.

В экономической плоскости, по большому счету, до начала ХХ века так и не был решен принципиальный вопрос: должна ли быть опорой экономики, в том числе – в сельском хозяйстве, частная собственность, и если да, то она должна быть в основном помещичьей (по типу латифундий), или же крестьянской (фермерский путь развития), или же вообще приоритет должен отдаваться общинной собственности на селе (как и было в России вплоть до 1906 года) и государственной собственности в промышленности.

Нерешенность этого вопроса сыграла фатальную роль в судьбе Российской империи, ведь не случайно гражданскую войну часто называют «крестьянской смутой».

Помимо «крестьянского вопроса», общество и власть в XIX веке раскалывали дискуссии о том, как должна выглядеть конструкция власти: должна ли она быть неограниченной, самодержавной, а если нет – то как должно выглядеть ее ограничение, какими правами может быть наделено «общество», и в чем может состоять общественная самоорганизация. Переводя на современный язык, речь шла о принципах взаимоотношений бюрократии и гражданского общества, как на верхах системы, так и в регионах.

Дискуссии по этому поводу сотрясали не только столичные интеллектуальные круги, но и активные городские провинциальные сообщества, на протяжении, как минимум, полувека, с 1860-х годов, и, конечно, также повлияли на моментальное обрушение государственности Российской империи в 1917 году, когда, по известному выражению философа Василия Розанова, «Россия слиняла в три дня».

Так вот, 2-й том «Истории Севастополя» проявляет как будто совсем иной путь развития, который, оказывается, был возможен в России в XIX – начале ХХ веков. Словно город, ценностно будучи органической частью империи, оказался отделен от ее магистральной траектории общественно-политического и экономического развития, которая – траектория – во многом привела ту империю к краху.

история севастополь книга россия рецензия

Причем эта отделенность Севастополя имела объективные причины.

И первая причина, на которой стоит остановиться – это статус города-крепости, который стал важной предпосылкой формирования специфической городской жизни, отличной от жизни других российских городов (в том числе – других городов-крепостей типа Кронштадта), причем сразу по нескольким аспектам.

Словами ответственного редактора 2-го тома Вадима Прокопенкова, «статус города-крепости предопределял к тому, что здесь было и военное-морское ведомство, и отдельно – военное, сухопутное ведомство. Об этом много пишет в 2-м томе Валерий Крестьянников».

После 1803 года, когда Севастополь был выделен из состава Таврической губернии, и развивался как база флота под руководством Николаевского и Севастопольского военного губернатора, ответственность за город в течение длительного времени лежала на офицерстве Черноморского флота.

И так как основное финансирование шло из далекого центра – медленно и негибко, а у Севастополя отсутствовали собственные источники финансирования, то военно-морскому руководству города приходилось изыскивать другие способы решения городских проблем.

Таким способом оказалась благотворительность, в том числе – офицеров флота, примеры которой, конечно, сложно найти в других российских городах. Началась эта традиция при адмирале Михаиле Лазареве (так, при нем переживала расцвет Севастопольская морская библиотека), но сохранялась и позднее, например, уже после Крымской войны ее герой – инженер, генерал Эдуард Тотлебен – за свой счет и в собственном доме сделал музей военно-морского флота (ныне – Музей Черноморского флота России).

Вообще глава о «Лазаревской эпохе» производит сильное впечатление, и это не случайно – ведь в целом севастопольское офицерство жило в бОльшей степени обще-государственническими патриотическими мотивами, чем обычно могут жить представители гражданской власти.

Вадим Прокопенков так рассказывает об этом историческом периоде:

«Когда мы говорим о флоте, то должны обсуждать не только тему строительства и ремонта кораблей, их вооружения. Здесь нужно видеть и усилия по работе с личным составом, обеспечению флота продовольствием и местами базирования, вопросы обучения и морской практики. Даже вопросы организации отдыха влияют на общую боеспособность экипажей.

Во время «Лазаревской эпохи» это все очень плотно, гармонично стало развиваться, в первую очередь – реальные выходы в море, боевая учеба матросов и офицеров. Это не подлежит никакому сомнению, мы приводим цифры, подтвержденные многими источниками, о росте боевой мощи Черноморского флота, которая превзошла по ряду показателей Балтийский флот.

Давайте не забывать и о строительстве Нового адмиралтейства, эллингов и флотских казарм. Это всё труды адмирала Лазарева и его подчиненных, которые в совокупности дали огромный эффект».

история севастополь книга россия рецензия

Из первой особенности Севастополя – как города-крепости – вытекает вторая. В городе была сильная военная администрация, но не было администрации гражданской.

Это привело к тому, что на уровне повседневной жизни в Севастополе заметную роль стали играть органы городского самоуправления, причем это произошло еще в первой половине XIX века, когда по всей стране эти органы имели весьма ограниченные полномочия и слабое влияние на жизнь горожан. Однако в Севастополе было по-иному.

При этом важно понимать, что городское самоуправление в России этого периода по преимуществу было связано с купечеством.

Да, конечно, про это сословие можно писать в стиле севастопольского автора Владимира Шигина, обвиняющего купечество в «распилах» государственных средств, выделявшихся на флот, при покровительстве военных.

Однако если говорить о глобальных исторических процессах, то в средневековой Европе именно из торгово-ремесленного сословия и его соперничества с бюрократией выросло знаменитое городское право, ставшее важным «кирпичиком» в фундаменте западной демократии.

Что касается севастопольского купечества, то в беседе с автором этих строк В. Прокопенков подчеркнул роль этого сословия в жизни города:

«Знаковые фигуры – это, в первую очередь, известные адмиралы, военные губернаторы, безусловно, сделавшие очень много для Севастополя. Но не только. Во 2-м томе мы рассказали и о купеческом сословии, забытом в трудах советских историков, но благодаря многолетним усилиям нашего авторского коллектива привнесенном в книгу. Особенно я бы отметил благотворительную деятельность купечества, которая распространялась не только на строительство храмов, но и на учебные учреждения».

Рассказывается во 2-м томе и о роли купцов-меценатов, сыгравших принципиально важную роль в восстановлении города после Крымской войны.

история севастополь книга россия рецензия

В итоге, когда город был выделен в качестве отдельного градоначальства в 1873 году с прямым подчинением Министерству внутренних дел, и в Севастополе стал формироваться разветвленный бюрократический аппарат в традиционном для России смысле этого слова, вот это соединение военно-купеческой прослойки вокруг проблематики городского развития уже имело определенную традицию и устойчивость.

А после 1873 года другие тенденции только начинали формироваться.

В.Прокопенков так рассказывает о периоде конца XIX века по материалам 2-го тома: «Что касается развития гражданской инфраструктуры, то введение в строй железной дороги позволило ускориться этому процессу, но настолько, насколько конкретным руководителям удавалось преодолевать вопросы низкого финансирования, бюрократизма и наличных сил исполнителей – то есть говорю о профессиональном сообществе рабочих специальностей.

Безусловно, ключевую роль играло Севастопольское адмиралтейство, которое как симбиоз военных заказов и гражданского рабочего персонала, на протяжении столетия сохранялось как градообразующее предприятие».

Таким образом, и в конце XIX века традиционная российская бюрократия, которая подменяет в России структуры гражданского общества, по сути, отсутствовала в Севастополе. Это, конечно, способствовало тому, что ее место, по сути, заняли органы городского самоуправления, исследованием которых в течение длительного времени занимается севастопольский архивист Наталья Терещук, написавшая соответствующие разделы и в данной монографии.

Третья особенность, о которой невозможно не сказать – это практически полное отсутствие в Севастополе крестьянского населения.

По словам ответственного редактора 2-го тома севастопольского историка Вадима Прокопенкова, «Крестьянское сословие в Севастополе отсутствовало в полной мере. Тогда часть Северной стороны входила в Симферопольский уезд, да и села Байдарской долины тоже. В основном в пригороде произрастали фруктовые сады и небольшие виноградники. Севастополь всегда отличался от крымских городов, которые имели более развитую сельскохозяйственную округу».

Это важный момент, так как с точки зрения историков, занимающихся анализом процессов модернизации в западном мире XVIII – ХХ веков, становление рыночного капитализма и демократии быстрее и легче происходило в тех странах, где отсутствовало средневековое крестьянство с его костным традиционным менталитетом – отсутствовало либо по естественным историческим причинам (США, созданные эмигрантами-переселенцами), либо в силу искусственно созданных обстоятельств (Англия, где крестьяне были принудительно согнаны с земли в результате огораживания в XVI веке).

Севастополь XIX века в этом плане вполне вписывался в западную парадигму развития, причем – в парадигму развития передового Запада (в хорошем смысле этого слова). К этому стоит добавить, что город был лишен не просто крестьянства как такового, но и крепостного крестьянства, соответственно, крайне болезненная – и социально, и политически, и экономически – тема отмены крепостного права тоже прошла мимо Севастополя.

И четвертое важное обстоятельство, обеспечившее «выпадение» Севастополя из обще-российской повестки XIX века – примерно одинаковое отношение местного общества к российским императорам, в то время как в большинстве крупных городов Российской империи это отношение заметно разнилось, вписываясь в идейные дискуссии о том, какой путь развития больше подходит стране – реакционно-консервативный или западно-прогрессивный.

история севастополь книга россия рецензия

Знаковым показателем отсутствия этих дискуссий в Севастополе является тема вклада различных императоров в город, присутствующая во 2-м томе. Например, правление Николая I, ассоциируемое с «апогеем самодержавия», в случае с Севастополем оказывается прекрасной «Лазаревской эпохой».

На вопрос о вкладе разных императоров в Севастополь, В. Прокопенков отвечает:

«Тема о роли императоров невероятно многогранна.

Не скрою, что мое базовое образование советского периода окрашивает личность Николая I в черно-белые тона. Но когда мы готовили большой альбом «Севастополь императорский», то очень тщательно собирали информацию о том, что привнес во время своего правления каждый из императоров для развития Севастополя, флота, Крыма.

Так вот не могу сказать, что кто-то из императорских особ с 1783 по 1917 годы не уделял внимание нашему городу, или тормозил экономические процессы, культурные преобразования.

Так сложилось видимо, что судьба благосклонна к Севастополю в этом смысле (один из переводов названия Севастополя – императорский город). Каждые августейшие визиты давали какой-то новый толчок развитию».

В целом 2-й том «Истории Севастополя» приводит к выводу, что словно вослед собственной древности, связанной с Херсонесом, Севастополь эпохи Российской империи сформировался как город-крепость, пронизанный военно-имперскими ценностями и при этом – с элементами рыночно-демократического типа жизни. До революций 1917 года это был город с зачатками гражданского общества, с большой ролью органов местного самоуправления, наличием независимых от гражданской бюрократии купеческого сословия и офицерства, радеющих за благоустройство городского пространства.

В этом смысле глубоко символично, что «исход» тех, кто проиграл гражданскую войну, произошел из Севастополя – врангелевская эвакуация увезла с собой остатки не только реальной Российской империи, со всеми ее проблемами, перекосами и болевыми точками в общественно-политическом развитии, но и ту альтернативу, которую во многом олицетворял собой Севастополь до революции.

Советский же Севастополь, по большому счету, не только не имел общественно-политической и социально-экономической специфики, но и стал одним из важных символов советского проекта.

Достаточно вспомнить современный гимн города.

Любовь Ульянова

Начало: 3-томная «История Севастополя» - любовь к империи и страсть к свободе. Часть 1

Продолжение следует...

 

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Оцените статью: 
4
Средняя оценка: 4 (3 голосов)

Обсуждение (12)

Аватар пользователя strelec
постов:
21514
strelec (Севастополь)
- 20/06/2021 в 20:02

"Так вот не могу сказать, что кто-то из императорских особ с 1783 по 1917 годы не уделял внимание нашему городу, или тормозил экономические процессы, культурные преобразования."

       Ну да,ну да, Николай  1-й абсолютно не заморачивался укреплением Севастополя с суши,прокладкой жд ,модернизацией   ЧФ и перевооружением пехотинцев,что и позволило  во  время Крымской войны оснащенным современным вооружением ,приплывшим на военных кораблях нового поколения,интервентам Англии,Франции,Турции и Сардинии  разбомбить и разорвать в клочья Севастополь и его героических защитников. Причина в бездарном,консервативном  руководстве Николая Первого,не желавшего развивать экономику и повышать боеспособность.Ведь он  посвятил себя исключительно цензуре и  жандармерии.

 349-дневная героическая оборона Севастополя обеспечена исключительно героизмом русских солдат и матросов,жителей города,которым пришлось срочно днем и ночью рыть траншеи,укреплять бастионы и люнеты , на себе перетаскивать пушки с устаревших кораблей на бастионы,воевать  устаревшим оружием , питаясь гнилыми сухарями,"заботливо" подвозимыми царскими снабженцами.

Аватар пользователя strelec
постов:
21514
strelec (Севастополь)
- 20/06/2021 в 20:14

"Советский же Севастополь, по большому счету, не только не имел общественно-политической и социально-экономической специфики, но и стал одним из важных символов советского проекта.

Достаточно вспомнить современный гимн города."
     Не вижу связи между гимном города и "общественно-политической и социально-экономической спецификой" советского Севастополя.В советском Севастополе работала развитая судостроительная,судоремонтная,рыбная промышленность с многотысячными трудовыми коллективами и крупные приборостроительные заводы, НИИ и КБ.Это был город-труженик с высокообразованным населением.До открытия города Севастополь считался городом образцового порядка и культуры.Дети воспитывались в духе любви к городу и его историческим святыням.

     Вот так понаехи и переписывают нашу историю.

Аватар пользователя strelec
постов:
21514
strelec (Севастополь)
- 20/06/2021 в 20:42

"В этом смысле глубоко символично, что «исход» тех, кто проиграл гражданскую войну, произошел из Севастополя – врангелевская эвакуация увезла с собой остатки не только реальной Российской империи, со всеми ее проблемами, перекосами и болевыми точками в общественно-политическом развитии, но и ту альтернативу, которую во многом олицетворял собой Севастополь до революции."

     Эвакуация белогвардейцев велась также из Одессы,Новорссийска,Ялты,Керчи,Евпатории и Феодосии. Севастопольская символика притянута за уши.

 

 

Аватар пользователя Юрий Александрович
постов:
249
Юрий Александрович (Севастополь)
- 20/06/2021 в 23:10

Блохеров развелось очень много,пусть зарабатывают ,как могут,но когда они книги печатают,это- отсебятина!bye2

Аватар пользователя ISTORIK
постов:
1
ISTORIK (Севастополь)
- 21/06/2021 в 6:42

Прокопенков: " Так вот не могу сказать, что кто-то из императорских особ с 1783 по 1917 годы не уделял внимание нашему городу"  - да,  при Павле внимание было - вплоть до переименования в Ахтиар.

Севастопольская морская библиотека была основана в 1822 году, по инициативе офицеров флота и А.С. Грейга.

Тотлебен не делал в своем доме музей Военно-морского флота - это был Музей Севастопольской обороны.

Адмиралов и военных губернаторов, много сделавших для Севастополя, только два - Грейг и Лазарев.

И,  если весь трехтомник так написан, то остается только сожалеть....

Аватар пользователя Линьков
постов:
27507
Линьков (Севастополь)
- 21/06/2021 в 8:20

Если бы все было так хорошо, не было бы ни восстания, ни революции.

В этой связи мне больше интересна профессиональная рецензия на

трехтомник, а не авторское обозрение. Иначе, как рекламой, не объяснить

 слова редактора, что «глава о Лазаревской эпохе производит очень

сильное впечатление»..

Аватар пользователя Шато
постов:
450
Шато (Севастополь)
- 21/06/2021 в 10:15

to ISTORIK:  Коротко,емко и ясно.
Еще бы добавил,как не переписывай историю,а ничего хорошего из этого не будет.Новодел он и есть новодел.

Аватар пользователя Serggio
постов:
13695
Serggio (Севастополь)
- 21/06/2021 в 11:23

to ISTORIK:  
Тотлебен не делал в своем доме музей Военно-морского флота - это был Музей Севастопольской обороны.

 Совершенно верно. Здание сразу строилось, как музей. И сотрудники музея всегда с гордостью подчёркивали, что здание ни разу за всю свою историю не меняло профиль, а всегда было и оставалось именно музеем. 

Аватар пользователя Tatiana Erodska
постов:
1128
Tatiana Erodska (Москва_Ленинград_Севастополь)
- 21/06/2021 в 15:13

А этот трёхтомник можно где то приобрести , чтобы самой почитать, а не слушать вольный пересказ блогера? 

Аватар пользователя Борис Митяшин
постов:
8
Борис Митяшин (Санкт-Петербург)
- 21/06/2021 в 15:38

Зачем характеризовать как "марксизм" процесс развития экономических и других общественных структур? Собственно "марксизм"  - это теория классового антагонизма и этим исчерпывается. "Базис и надстройка" - это лишь нелепые термины, вульгаризирующие эволюционный общественный процесс. И чем "надстройка" отличается от "базиса"? Разве "надстройка" не является одновременно "базисом" для дальнейшей "надстройки". Всё это пустой вздор.

А статья очень интересная!

 

Аватар пользователя Борис Митяшин
постов:
8
Борис Митяшин (Санкт-Петербург)
- 22/06/2021 в 8:41

Об особенной судьбе Севастополя с анализом сложившихся причин сказано так убедительно, что объяснения автора воспринимаются как доказанная истина. Здесь чувствуется правда.

Чётко, я бы сказал, скрижально сформулированы нерешённые до революции проблемы развития России. Однако невозможно согласиться, что они-то к ней и привели.

Нет, революция не была направлена на их решение. Она изначально была значительно более глубокой и всеобъемлющей, это была революция веры с жёстким подавлением старой!

Классовая ленинская революция победила, благодаря кризису веры, к которому Россия объективно пришла к ХХ веку. (Об этом очень много документальных и художественных свидетельств.) 

Именно это позволило даже до господства большевистской пропаганды классовой розни соблазниться косному крестьянству на поджоги и грабежи дворянских имений.

И феномен изначально принявших большевиков есениных и платоновых происходил не по причине оптимального решения новой властью организационных проблем страны, а потому, что высшие ценности человека старой России в виде "смирения и послушания с целью приуготовления к жизни вечной" перестали исповедоваться! В них перестали верить! И революция была общественной сменой веры в смысл человека на Земле!

После победы в Гражданской войне большевистская пропаганда человека - "хозяина своей земли" (в противопоставление прежнему пониманию как "раба Божьего") стихийно имела элементы протестантизма и привела общество и к культурной революции.

Однако эта пропаганда не соответствовала действительным намерениям власти. На деле фактический смысл большевизма выразился в создании беспрецедентного в русской истории государственного аппарата насилия с практикой принуждения человека к труду во всё время существования своей экстремистской власти.

Ленинский коммунизм потерпел катастрофу в России, т.к. общество перестало в него верить! Произошла социальная контрреволюция с внешним, обрядным возвращением России к старому православию. Однако идейно, содержательно возвращения нет! В Церкви нужна действительная проповедь человека - не "раба Божьего", но сотворца Богу! По истине о подлинном смысле человека на Земле! 

(Подробнее см. на платформе syg.ma мою статью: "Национальная идея как непреходящий вызов русской культуры".)

Аватар пользователя Скажу
постов:
6512
Скажу (Севастополь)
- 24/06/2021 в 8:29

to Борис Митяшин:  После победы в Гражданской войне большевистская пропаганда человека - "хозяина своей земли" (в противопоставление прежнему пониманию как "раба Божьего") стихийно имела элементы протестантизма и привела общество и к культурной революции.
Браво! В точку!ok

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

Главное за день

Как и почему застраивается Голубая бухта в Севастополе

Ни одна скандальная стройка не обходится без документа, выданного до 16 марта 2014 года.
18:00
3440
24

Автостанцию «Инкерман» решили не закрывать на время строительства трассы «Таврида»

Департамент транспорта подтвердил ForPost, что автостанция продолжит работать.
14:00
1272
9

ТОП 5

Частные объявления