Лента новостей

23 мая 2019 - 09:57
1644
2

Новый мир, новая Европа и фактор Зеленского: на пользу комику идет почти всё

В международной политике чем более радостно ты вопишь, тем меньше с тобой хотят договариваться, во всяком случае, о чем-то почетнее капитуляции.
ForPost Мнения: Новый мир, новая Европа и фактор Зеленского: на пользу комику идет почти всё
Зал заседаний Совета Безопасности ООН

Шесть государств Запада, включая Бельгию с ее тремя государственными языками и Англию с США, жители которых обладают полной лингвистической свободой, заблокировали в Совете безопасности ООН попытку России обсудить новый украинский языковой закон.

Напомним, что по этому закону, вполне нацистскому, русский язык практически во всех сферах, кроме разве что сугубо бытовой, попадает под запрет, а его использование может привести к реальным тюремным срокам.

Очередная попытка усовестить и использовать международные институты и организации для борьбы с украинским национал-шовинизмом и русофобией окончилась провалом. И не сошлешься на то, что, дескать, не все знают и понимают – все людоедские положения данного закона на поверхности и общеизвестны. Однако все равно голосуют именно так, как голосуют, окрашивают себя в те цвета, в которые окрашивают.

К слову, США непосредственно с Украиной в конце прошлого года проголосовали еще и против резолюции ООН о недопустимости героизации нацизма.

Фундаментальные причины понятны. Вашингтон в свое время изрядно вложился в рост нацизма и его приход к власти в Германии. После Второй мировой наши уважаемые американские партнеры приняли, прикрыли, а нередко и взяли на службу великое множество бывших немецких нацистов и их восточноевропейских сподвижников, вложилась в очередную милитаризацию Германии, на этот раз лишь Западной, опять-таки с весомым подключением к делу не последних лиц бывшего III Рейха.

Генерал Комосса, несколько лет руководивший военной контрразведкой ФРГ, в своей сенсационной книге «Немецкая карта» писал:

«Наши бывшие противники и новые друзья наседали на нас, желая получить себе в помощь немецкого солдата, главное, такого, каким они его знали по Второй мировой войне. Они охотно восстановили бы старые фронтовые дивизии, хотя, конечно же, ограниченной численностью, даже, возможно, одели бы солдат в старую форму вермахта. Во всяком случае, им грезился образ немецкого солдата, который смело сражался на широких просторах России с 1941 по 1945 г. … В самом деле, так ли уж волновало тогда американцев, в какую форму будут облачены немецкие солдаты? Союзники могли бы пойти на многие уступки, лишь бы только получить наконец себе в соратники немецкого солдата в составе союзных войск. Как можно быстрей! И числом по возможности в 500 000 человек».

В наши дни Штаты покровительствуют идейно-политическим наследникам нацизма в Прибалтике, на Балканах и, конечно же, на Украине, где официальной идеологией стал махровый национал-шовинизм, а полуофициальной — и вовсе необузданный радикализм самого крайнего и дикого по проявлениям толка. И вот ведь примечательно — симпатичные им резолюции ООН американцы при помощи целого спектра ресурсов могут проводить в жизнь и делать весомыми на практике, а не нравящиеся — с помощью этих же ресурсов блокировать и превращать в пустой звук.

Казалось бы, что мешает формально проголосовать «за» антинацистский документ или хотя бы воздержаться? Все равно же ее примут что с вами, что без вас, и при этом она останется лишь благим пожеланием. Но и Вашингтон, и Киев предпочитают озвучить все прямым текстом и без стеснений.

Такое же разочарование, как ООН, обещает в ближайшее время преподнести еще одна международная площадка, где обсуждаются и решаются вопросы, связанные с Украиной.

Речь о Европарламенте – текущие выборы в эту структуру обещают принести немалый успех правоконсервативным и евроскептическим силам, некоторые из которых декларируют дружелюбность к России. Многие отечественные политики, наблюдатели и эксперты считают, что такой успех приведет к кардинальному изменению курса Старого Света, переориентации на стратегическое партнерство с Россией, признанию российским Крыма и неукраинским Донбасса, отмене санкций и прочим приятным вещам.

Жаль, но нет.

Успех правоконсерваторов и евроскептиков вряд ли будет больше трети поданных голосов, этого хватит для влияния на некоторые аппаратные, кадровые и технические решения, но не для смены идеологии и магистрального курса. Либерально-центристские европейские элиты давно научились удушать в объятиях и эффективно оттеснять от рычагов своих оппонентов. Да и нужно признать - когда нынешние европравые на своем национальном уровне получают хотя бы долю власти, к практическому воплощению в жизнь их русофильской риторики это отнюдь не приводит.

 Скажем, в Италии Лига Севера» и персонально ее лидер Маттео Сальвини, идя к успеху на парламентских выборах-2018, призывали к отмене санкций против нашей страны. Затем, уже в ранге вице-премьера и главы МВД, Сальвини назвал возвращение Крыма абсолютно законным, а киевский майдан «проплаченной революцией».

Шуму было много. А реального выхлопа?

Итальянский МИД немедленно уточнил, что отношение Рима к возвращению Крыма было, есть и будет оставаться неизменно негативным. А в СМИ появилась информация о массовых арестах и преследованиях итальянских добровольцев, воевавших за Новороссию, по обвинению в «наемничестве и незаконном участии в боевых действиях». Среди объявленных в розыск был и Габриэль Каругати, сын Сильваны Марин; это бывшая руководительница регионального отделения партии «Лига», входящей в правящую коалицию.

Что интересно — до «пророссийского правительства» на Апеннинах таких репрессивных кампаний не было.

Вполне вероятно, при нынешней динамике лет через десять евроскептики окончательно восторжествуют, и Старый Свет если не тотально порвет с США и проектом собственной внутренней интеграции, то как минимум станет значительно более автономным членом Запада, вернувшимся к уважению самостоятельности и особости каждой из европейских национальных идентичностей.

Однако и тогда далеко не факт, что новая «Европа Отечеств» будет к нам относиться дружелюбнее, чем нынешняя, либерально-космополитическая и постмодернистско-бюрократическая. Что если не побратается, то хотя бы уважительно по-деголлевски пожмет руку, а не полезет с очередной «великой армией» или Крымской войной.

Наши с ней отношения будут зависеть от нашей собственной мощи, военных ресурсов и дипломатических талантов, как, собственно, зависят и сейчас.

В конце концов, даже и сегодняшние европейские элиты готовы в чем-то с нами немного договариваться, потихоньку и с опаской сотрудничать в топливно-энергетической сфере, по иранской проблематике европейская позиция ближе к нашей, чем к американской, и даже по Донбассу европейцы готовы предложить чуть более человеколюбивые условия, чем американцы. Но у РФ талантов и суверенитета, в первую очередь суверенитета внутреннего спокойствия, самоуважения и уверенности в своих силах, нет для освоения и этого скудного пространства возможностей. Радостных воплей о желании договориться хоть о чем-то и хоть с кем-то западным хватает, но в международной политике чем более радостно ты вопишь, тем меньше с тобой хотят договариваться, во всяком случае, о чем-то почетнее капитуляции.

К слову, свежеизбранный украинский президент Зеленский, в отличие от Порошенко ориентирующийся не на Европу и США одновременно, а почти полностью на США, в отношении Донбасса и внутриукраинской политики придерживается (по крайней мере, на словах) скорее европейской, более либеральной, а не американской, более брутальной позиции.

Послемайданный политический консенсус и его внешние опекуны, в первую очередь опять же вашингтонские, показали определенную гибкость и готовность промежуточно модернизировать «проект Украина» под суть конкретного момента, сообразно оценке прибылей и издержек. А в данный момент более выгоден либеральный национализм, с деликатным оттеснением махрового национал-шовинизма и его героев типа Петлюры и Бандеры чуть за кулисы, с динамичной риторикой в отношении Донбасса и обещаниями больше пряника, чем кнута, притом что кнут по-прежнему остается на видном месте и многозначительно пощелкивает.

Для России и русской цивилизации такой национализм опаснее, чем открытый, упертый и радикальный.

Он расцепляет Россию как страну и субъект истории с русским языком: страна – плохо, язык – терпимо. Более того, он и русскую культуру отчасти допускает, не только низкую типа анекдотов и КВН, но, с оговорками, и высокую: скажем, у Пушкина «Руслан и Людмила» допустимо, «Евгений Онегин» куда ни шло, а вот «Клеветникам России» уже «шовинистическая имперская пропаганда».

Такой обволакивающий, «включающий», а не отталкивающий подход способен на большее, нежели злая ассимиляция или вытеснение. Людоедский языковой закон, продавленный Порошенко напоследок, Зеленскому даже на пользу, ибо любая незначительная его корректировка будет подаваться как «оттепель» и шаг навстречу русским и русскоязычным. Сейчас на пользу комику идет вообще все или почти все, включая мелкие символические эпизоды типа инаугурационной перепалки с Ляшко о правах русских на язык.

Нам ли, десятилетиями воспринимающим мимолетное слово «русский» из российских высокопоставленных уст как сенсационный признак революции, не понимать сей феномен…

А российским высокопоставленным устам и головам Зеленский именно своей внутриполитической нешаблонностью и свежестью опасен более, чем внешнеполитической риторикой, где тоже есть и кнут, и пряник, нападки на Россию как государство и поддержка западных санкций сочетаются с намеками на возможность компромиссов.

Порошенко был понятен, социально близок, отношения с ним напоминали монолог Задорнова про бабушку из русской деревни, радующуюся немецким туристам: «Немчики, родненькие, мы же с вами воевали!». С ним можно было годами писать «Войну и мир» с малопонятной сюжетной логикой и до последнего донбассовца.

Зеленский молод, не изучен, малопредсказуем, несистемен, точнее, представляет собой новое слово системы. Его энергия, здоровый популизм, антиэлитная бравада, сам факт его резкого взлета и стремительной победы над опытным, но дискредитировавшим себя предшественником – все это пугает как возможный пример для российского населения. Сколь мало сменяемость власти и политическая конкуренция ни окупали бы катастрофичность украинского проекта и его русофобию, здесь и сейчас конкретный Зеленский-2019 это пугало для наших верхов и не худший вариант для низов.

Страшилка «вы что, хотите как на Украине?» на шестой год закономерно истрепалась – в чем-то очень конкретном, может, и хотят; точно так же Саакашвили мерзавец и кровавый военный преступник, но некоторые конкретные его шаги внутри Грузии достойны внимания и перенимания.

С Порошенко Москва, перемигиваясь, пикировалась и периодически смиренно терпела тумаки, с Зеленским как с угрозой скорее внутри- чем внешнеполитической готова зарубиться, но неизвестно, не закончится ли задор так же быстро, как некогда после Крыма.

На острие противостояния в обоих случаях оказывался и оказывается Донбасс.

Напряженность имени «Зе» поначалу сулила ему не худшие перспективы, в частности, принеся судьбоносный указ о паспортизации ДНР и ЛНР. Я, как и все нормальные люди, испытав при известии о нем великую радость, поостерегся делать далекоидущие выводы, - дабы не разочаровываться, когда/если все закончится новым раундом любви к «Минским соглашениям», еще более теплым, чем раньше.

К слову, и паспортный указ юридически связан с этими соглашениями, и жалобу в ООН на украинский языковой закон российская дипломатия обусловила тем, что он противоречит «Минску».

И вот с мест из ДНР приходят печальные и повсеместные известия о том, как выполнение указа «успешно» уходит в песок. Оно тормозится и беспрецедентной волокитой, и очередями со скоростью прохождения «человек в час», и коррупционными препонами, и юридической казуистикой, зачастую откровенно нелепой, и тем, что паспорт вам не оформят без ранее выданного украинского аналога, хотя украинские паспорта за пять лет войны у многих утрачены или испорчены. А ведь надо при этом иметь еще и паспорт ДНР!

Что это, стандартный для нашей – в широком смысле – бюрократии маразм или нарочитая заморозка проблемы в статусе «указ есть, но его нет», так сразу и не скажешь. Тем более что любой ответ не порадует.

На Москву у нашего человека, к сожалению, надежды крайне мало. С Киевом, матерью городов русских, и вовсе трагическая незадача. От Европы и Америки тем более милости ждать глупо. С царями не задалось, герои – иных уж нет, а те далече. Осталось уповать на Бога да самим кто в чем может не плошать.

Станислав Смагин

Поделитесь этой новостью с друзьями:

5
Средняя оценка: 5 (1 голос)

Обсуждение (2)

Аватар пользователя гейзер
постов:
3339
гейзер (Севастополь)
- 25/05/2019 в 16:01

Аватар пользователя Hook
постов:
49
Hook (Севастополь)
- 29/05/2019 в 9:53

to гейзер:  Больной на всю голову...

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Главное за день

Пострадавшим от ливня в Севастополе продумают компенсации

Больше всего пострадали от подтопления севастопольские села.
11:47
957
8

В Крыму появятся «цифровые воины»

Невидимого, но вполне ощутимого фронта.
09:33
363
0

ТОП 5

Частные объявления