Севастополь

Шаповалов рассказал, почему ушел из правительства Севастополя

Финал истории с реализацией проектов развития Севастополя вовсе не был предсказуем. Но...

Шаповалов рассказал, почему ушел из правительства Севастополя

Чуть более месяца назад правительство Севастополя покинул заместитель губернатора, курирующий приоритетные проекты развития.



Лично рекомендованный самим Сергеем Меняйло законодательному собранию представитель команды Алексея Чалого Игорь Шаповалов написал заявление по собственному желанию. Говорит, устал руководить бутафорским департаментом, тратить время в заседательских пиар-шоу и пытаться развивать Севастополь в условиях, когда никакое развитие местных администраторов не интересует.

За увольнение  и принадлежность к "команде противника" ему отомстили: в СМИ была распространена информация, что кадровое решение об увольнении связано с выполнением рекомендаций межведомственной комиссии (МВК) при полномочном представителе Президента РФ правительству Севастополя.



Что происходило в правительственных коридорах правительства на самом деле, Игорь Шаповалов рассказал ForPost.

Кстати, он считает, финал истории с реализацией проектов развития Севастополя вовсе не был предсказуем.



- Я шёл с оптимизмом. На тот момент уже было понятно, что, находясь вне исполнительной власти, сделать ничего практического для развития города невозможно. Полпредство тогда поддерживало идею о создании нашего департамента, Белавенцев подтвердил – да, нам нужен департамент приоритетных проектов развития, как предлагал Чалый. Возникла надежда, что получится что-то реальное сделать, - говорит Шаповалов.

Бестолку ходить

Он стал вице-губернатором в период "перезагрузки" отношений парламента и правительства Севастополя. Этот процесс был санкционирован представительством Президента в КФО после того, как летом 2015 года в городе было собрано более 22 тысяч подписей под обращением к главе государства о ненадлежащей работе местных органов исполнительной власти. Социальная атмосфера была накалена, дело шло к массовым протестам.



Чтобы замять региональный конфликт, было дано "добро" даже на внедрение в правительство Севастополя "инородного тела" - особого департамента, который занялся бы воплощением в жизнь идей концепции развития города, предложенной народным мэром.



Предполагалась всесторонняя помощь при создании новой действенной структуры, однако реальность оказалась иной.

- К нам приходили инвесторы, поначалу… Потом стало ясно, что к нам бестолку ходить. Оказалось, что главное место для инвесторов - это кабинет Еремеева. Это там был штаб приоритетных проектов, а остальное - бутафория. После неуда замгубернатору Еремееву от депутатов, после увольнения замгубернатора Добрякова, тем более после декабрьского заявления спикера Закса о сложении полномочий и оценки, данной им губернаторской деятельности, весь интерес к развитию у правительства иссяк,  - объяснил Шаповалов. 

У департамента приоритетных проектов развития не было ни полномочий, ни людей, ни даже... стульев.

Без окон, без дверей

-  Сидели втроём в моей приемной - вице-губернатор, директор департамента и начальник отдела. Я обращался к губернатору и просил арендовать нам помещение либо разрешить, чтобы их арендовало Агентство стратегического развития для нас. По сути, госсужащие сидели на арендованных Чалым площадях, чтобы хоть где-то работать. Мы работали на компьютерах агентства, у нас мебель АСРС-ная была долгое время, а то бы на полу сидели, - вспоминает Шаповалов.

Департамент приоритетных проектов, и это, по его словам, было оговорено при утверждении структуры, должен был располагаться на улице Ленина, 19. Это самое удобное и логичное  для приёма инвесторов место: первая линия центра, два шага до правительства и заксобрания, возможность попасть в здание без пропускных процедур.



В этом помещении даже в украинские времена находилась структура, ведающая туризмом и инвестициями. Но в правительстве решили, что оно нужнее соцзащите.

- Аргументы о том, что это  для нас важное условие работы – не были услышаны. Меняйло всё равно подписал распоряжение в пользу другого департамента, аж ручкой порвал бумагу... Видимо, надо просто быть своим, системным человеком, и тогда тебе будут идти навстречу. А если ты не из этой системы, тебе будут вставлять палки в колеса. Если у тебя неведомым образом что-то получится – скажут, что это их заслуга. А не получится – ну вот, видите, они не умеют работать...

Помещение на Ленина, 19 демонстративно вернули департаменту приоритетных проектов после увольнения Шаповалова.

Мораторий на сотрудников и село федерального значения

Над приоритетными проектами развития (в отраслях инновационной промышленности, агропромышленного комплекса и туриндустрии), поиском и оформлением инвестиционных площадок и одновременно над решением текущих задач  и поручений федеральных структур работали... десять человек.



Именно столько в руководстве города сочли "достаточным".

- Когда создавался департамент, штат в 21сотрудника определил Еремеев, за ним у нас последнее слово в правительстве, при этом больше чем три четверти набирать нельзя.  Только мы начали набирать людей, как случается мораторий на прием на работу. Но подождите: у меня же новый департамент создан! 

По его словам, конфигурация департаментов изначально была совершенно иной. К примеру, свободной экономической зоной и резидентами должна была заниматься его структура, но СЭЗ в итоге подчинили департаменту экономики. У туризма, например, 50 отраслей, как такового туризма нет. Возьмем Крым и Севастполь. Если сравнить, что во всех федеральных городах есть туристическое министерство, а у нас нету. Все приморские города типа Калининграда, Краснодарский край, там тоже есть отдельная структура по туризму. Северный кавказ – есть министерство туризма, у нас же оно внесено внутрь.



Зато недавно создают департамент сельского хозяйства. Я на эту тему шучу: «Севастополь стал селом федерального значения!» Понятно, что у нас есть сельская зона около 30 процентов земель, условно сельхозугодья, в департаменте работает человек 50. У нас коров и фермеров в Севастополе меньше, чем сотрудников департамента сельского хозяйства! В Крыму есть министерство по туризму и курортам, там человек 50, с/х – 60, но у них 70% территории – сельхозугодья.



А у нас даже департамент промышленности закрыли, слили его с экономикой!



Промышленность развивать не будем, будем сельское хозяйство… Я не против с/х, тем более, если бы речь шла бы об авторском виноделии, почему – потому что там много хлопот. Это много небольших хозяйств, с которыми надо работать. Но когда у тебя 5 крупных отраслеобразующих системных предприятия – где есть свой менеджемент, им не нужен ещё сверху менеджемент с Ленина, 2, они сами знают, как сеять, как убирать, как обрабатывать виноград, им не нужна ваша помощь! Это тоже было одной из причин.



Я просил добавить мне хотя бы 5 человек, чтобы было всего 20, чтобы туризмом занимались тоже, но мне было сказано: 10 человек тебе хватит. Ну как хватит, если в Крыму – 50?! И ладно бы сокращение всех касалось, но в это время создаётся департамент сельского хозяйства! 50 человек! Меня не слышали абсолютно.

Три задачи стояло: департамент работает по агропромышленности, индустриальный парк, туризм.Я работал в АСРС, стал директором после Чалого. Постепенно всем становится понятно, что, находясь снаружи, сделать ничего невозможно, что нужен департамент. Мы стали искать людей. У меня было 3 кандидата, Асишники помогли.



Мы искали директора департамента – Яремчук Антон трижды приезжал, я его готовил, знакомил, мы подготовили письмо, его рекомендовал директор АСИ, а Еремеев его начал троллить. Он молодой парень, активный, амбициозный, он занимался инвестиционными климатами в разных регионах. Он знал, как выиграть конкуренцию за инвесторов у других регионов, знал, на что реагируют инвесторы, как их привести. Это хорошая компетенция, и были связи по всей стране с такими же директорами, можно было советоваться и обмениваться проектами.



«Что он знает, что он понимает»… Меняйло уже готов был сотрудничать, но Еремееву был нужен свой человек. Меняйло никому не даёт задачу и утверждает, даже не зная фамилий, а если Чалый рекомендует и Шаповалов привёл, то следует задание: цели-задачи мероприятия, чем будешь заниматься, зачем тебе столько людей…

В реальности у меня работало человек десять.



Началось все ещё в прошлом году. Когда я туда вступил и была такая перезагрузка, когда новороссийские уехали и даже АМЧ поддерживало полпредство в том, что нужен департамент развития. Департамент появился именно тогда. Когда я заходил – это было очень неожиданно. У него была персональная ответственность за индустриальный парк, инвестиционные площадки, он боролся за авторское виноделие, пытался создать агропромышленный парк, продвинуть туризм.



- Что произошло, почему вы были вынуждены уволиться? С чего всё началось?



- Он подписывает бумагу, он должен начальником переводиться к нам на работу. Мы идём на Ленина, 3 на подведение итогов. И мне звонок от Меняйло: зайди. «А ты сам не можешь?» Яремчук, конечно, обиделся. У меня был выбор – соглашаться или нет. Я не хотел. Мне чтобы улыбались, потому что я начальник – не надо. Я уже наелся этих «замов». Я понимал, что такое там находиться, особого энтузиазма не было, но возникла надежда, что получится что-то реальное сделать.



Когда мы ФЦП делали, кто догадался что за 800 млн можно сделать медцентр? Ведь ясней ясного, что за эти деньги нельзя построить диспансер онкологический! Нам дали 11, 4 млрд на туризм, а потом забрали на медцентр. И даже никто никакого расследования не провёл, как можно было заложить эти цифры! Конечно, давай у Чаловских заберём, а потом спросим: почему у вас нет туризма?!



Ахтемов пишет Абрамову – подтвердите, что вы согласны. Они такое решение приняли, это их решение!



Меняйло мне звонит в 8 вечера – зайди, а я с температурой. А Абрамов ни много ни мало замминистра Калужской области, одной из успешных, которая в прошлом году стала профицитной. У нас из замминистра только Еремеев, и то надо посмотреть и сравнить опыт работы, кто сколько времени в должности провел и чего добился. Абрамов а аэропорт запустил в Калуге… А его отчитали как матроса. «Ты что мне пишешь?! Ты за кого?!»

Человек три языка знает, и в коридоре при помощниках его отчитывают, орут… Я понял, что человек надолго не задержится.



Вторая причина: в распределение обязанностей он написан как координатор заместителей. Я Меняйло ещё тогда сказал – я же замгубернатора. А не координатора! Меня приглашал Меняйло на должность своего зама, а тут какой-то кординатор решал, могу ли я поехать в командировку! Я могу сам решить, надо мне в Минпромторг ехать, если у меня персональная ответственность за создание индустриального парка и мне надо управляющую компанию, дирекцию создавать?! Наверное, мне надо летать?.. И это я только в должность вступил… Я же не знал, какие внутри правила установлены…



Это ещё все было до того, как Еремееву поставили неуд. Но я терпел – назвался груздём – полезай в кузов, я был готов, чтобы что-то делать. А после неуда покатилось.



Количество людей уменьшили, заморозили штат. Когда утверждался департамент, юрадрес был Ленина, 19. Росляков предложил передать Ленина, 19 соцзащите по несовершеннолетним, т.к. у них крыша потекла. Но подождите! Ленина, 19 было местом, где мы принимали инвесторов, куда зайти можно было из центра нормально, без пропуска, там всегда был туризм и инвестиции! Даже в украинское время! Зачем соцзащита на первой линии в двух шагах от правительства и заксобрания?



Я был не согласен, написал особое мнение, но Меняйло всё равно подписал, аж ручкой порвал бумагу. Аргументы о том, что это для нас важное условие работы – не услышаны. У департамента приоритетных проектов не было своего помещения! Весь департамент находился в помещении приемной замгубернатора. Абрамов, который в Калужской области совсем в других условиях работал – сидел со мной водной комнате, мы в кабинете замгубернатора втроем сидели – Я, Абрамов и Железняк! Замгубернатора, директор департамента и начальник отдела!



Я никогда не пользовался служебной машиной в личных целях, я неприхотлив в быту, но такое отношение демонстративно унизительное видят инвесторы!



- Может быть, были другие инвесторы, более предпочтительные, которые принимались где-то в другом месте?



- Конечно! Главное место для встреч с инвесторами – кабинет Еремеева!



Смешная история про оговорку по Фрейду: в начале февраля вынесли на правительство один из вопросов: крупная сделка винзавода. И докладчиком сделали Свечникова, вроде его тема. Мы как учредитель – правительство – должны выполнить свои обязательства. Крупные сделки, больше какой-то суммы – директор департамента не может утвердить, её утверждает сначала акционеры, правительство. И вот все уставшие, после ЧС, и Свечников что-то вяло и без энтузиазма объясняет, и Еремеев почувствовал, что надо как-то аргументировать, объяснить людям – тут же пресса пишет – чего это мы ни с того ни с сего винзаводом занялись – вроде урожая вчера не было, тара не нужна, а тут закупка бутылок в Подмосковье…



Он и говорит – у нас там, мол, обязательства, - «ну не будем же мы размер каждой крупной взятки обсуждать!» А там прокуратура сидела, весь зал замер… ну, он конечно сразу оговорился…потом Рудаков расследовал это (КСП). На торговых площадках Подмосковья закупается бутылка для нашего винзавода…



Когда меня спрашивают, почему ушёл Абрамов – больших усилий стоило привести такого человека, я три месяца вел переговоры…

Идея была – чтобы мы туда привели людей, которые через это проходили. Я лично не собирался там работать. Но раз я туда попал на уровень замов, мне хотелось бы, чтобы на это место – директоров департамента – попал человек, который вообще в этом разбирается.



Нельзя ставить человека из санэпидемстанции заниматься развитием города. Это все что Тарасова ставить главой минэкономразвития. Человек из надзорного органа, который всё меряет мерками «да-нет», никогда не занимался развитием, ни одного завода не построил, ни одного рабочего места не создал – ничего не сделал, а до этого воду развозил – тоже бизнес инновационный, и он становится директором после кого? После замминистра (Абрамова!). Я предлагал, хотел чтобы были или Смирнова Яна – к.э.н., президент СЭЗ, знает её реальные плюсы и минусы, она инвестор, они по сути являются одними из зачинателей ГЧП…



У меня есть ещё один козырь – это Лариса Дудкина. Я хотел её в туризм. Туризм – такая вещь: есть госполитика по туризму и есть Ростуризм и минкультуры. Они сверху огромный поток всяких поручений на нас генерят, и мы вынуждены их отрабатывать, так же, как любой другой регион - скажем, тульская область. Орловская, Оренбургская… Мы обязаны задания отработать, есть госполитика по туризму, есть внутренние особенности, которыми некогда было заниматься. Отдельно был нужен ТИЦ – туристско-информационный центр, чья главная забота была бы – маркетинг, и который бы рассказывал, фотографировал, информировал…



Предполагалось, что ТИЦ будет создан, теперь это тоже проблема – они не хотят ТИЦ создавать, а на это выделены деньги – что-то около миллиона… Они теперь хотят эти деньги передать Союзпечати, все ларьки переподчинить и на их базе создать ТИЦ. Но это разные вещи! Есть ларьки, которые продают кроссворды и газеты, и вот ты подходишь к ним и спрашиваешь – как пройти в музей?! Европейский ТИЦ – это такой штаб информационный. Плюс их задача - всяческие выставки, они обязаны представлять город на туристических форумах. Ну кто из этих ларьков поедет на выставку, например в Москву?! Они все прекрасные люди, но занимаются другим делом!



Это хорошая идея как дополнение – это было бы уникально, если бы у нас были в том числе и ларьки Союзпечати были оборудованы как такие информационные центры, они действительно в знаковых точках города стоят, ещё оформить бы их в едином стиле, например, военно-историческом, ведь люди приезжают в город военной славы, - и сделать это не вместо ТИЦ, а ВМЕСТЕ с ним – тогда это была бы бомба!



Я пытался, чтобы на таких должностях были мощные люди. Когда Абрамов ушёл, приехала Дудкина, она работала как первый зам. Она стала и.о. Ей пришлось за все отвечать. У неё 27 лет стажа госслужбы в отличие от этого клоуна. Она имеет рекомендации из минкультуры, она в Туле имела отношение к музейному туризму и зарекомендовала себя. Её первоначально направили в Симферополь, но, поскольку она специалист не по пляжам, что им было нужно, мы попросили отдать её нам: мы как раз не по пляжам. Мы же хотим здесь у себя круглый год показывать интерактивный туризм! Меня услышали, поддержали, и вот она здесь.



Так она скоро уволится с таким отношением! Этот человек, Смирнов, ей просто хамит. Если все слышали про «некомпетентность и чванство», то здесь некомпетентность и хамство. Он просто хамит. Даже Еремеев так себя не ведет. Человек неуравновешенный. Вот такого клоуна поставили директором департамента приоритетных проектов развития. За что? За то, что он год занимался свободной экономической зоной. И что? У нас что, выросла экономика?



- А почему вы переживаете? Ведь этот департамент – ширма, а вы туда хороших людей, профессионалов хотите приводить… зачем?!



- Подожди. Ты меня спрашиваешь, почему я ушёл? Потому что через мою голову главой департамента поставили человека. Я всё-таки пришел сюда делать дело, у меня была персональная ответственность за индустриальный парк, инвестиционные площадки, даже за авторское виноделие я пытался бороться, сколько мог, мы пытались создать агропромышленный парк, туризм пытались продвинуть – делали всё, что могли… К нам приходили инвесторы, поначалу… Потом стало ясно, что к нам бестолку ходить…



- Это не смирновское начинание – делать субботники с резидентами СЭЗ?



- Да, его… так вот: этот человек просто бумажками занимался, и ничем другим. Ни куска земли не оформил, ничего. Его основное достоинство: он умеет угождать Еремееву.



- А чем можно угодить Еремееву?



- Надо иметь такое же мнение по всем вопросам, как у Еремеева, и желательно его предвосхищать. Он, конечно, его назначит, чтобы иметь возможность горизонтально управлять им, как и другими главами департаментов. Через головы замов губернатора он просто напрямую вызывает глав департаментов к себе, например, Елизарова, садит себе в машину и везёт по городу, - так и этот самый Смирнов, который будет по уши обязан ему за это место, будет бегать к нему мимо меня. Это реально шунтирование человека, когда он становится ненужным.



Честно сказать: возможно, это и к лучшему. Я был единственным замом, у которого был единственный департамент, пусть и из 10 человек. Если мне нужно было решить вопрос по земле – я должен был обратиться к Свечникову, но только через Еремеева, иначе он не воспримет моё обращение как подлежащее исполнению. Если мне нужно обратиться в городское хозяйство – история повторяется.



Кстати, ещё одна тема по курортам: все, что связано с курортами, должно подчиняться нам. Но Еремеев подчинил предприятия Жежеруна (санатории и пансионаты) лично Меняйло. Можно только догадываться, почему. Зачем туда пускать других людей, чтобы они туда нос свой совали и командовали. Еремеев сам скажет – кому чего куда.



К теме ухода: ресурсов не было. Сидели вдвоем в моем кабинете, хотя Абрамов человек настолько скромный, что он не стал бы просить «Дайте мне помещение, а то я уволюсь».

И даже этот малюсенький наш кабинет они пытались у нас отнять. У нашего департамента вообще помещений не было… Есть письма губернатору, в которых я просил арендовать нам помещение, либо разрешить, чтобы их нам арендовало АСРС, но сидеть там будут госслужащие. По сути, госсужащие сидели на арендованных Чалым площадях, чтобы хоть где-то работать. Ресурса нам не дали.



Я был готов идти в замы губернатора, но не главой департамента. Не из-за того, что кто-то тебе улыбается, потому что ты на должности: мне это лично не нужно. Чтобы дело какое-то делать. Я звоню как замгубернатора в Водоканал – и реакция есть. А если я директор департамента – услышу в ответ, что «мне может звонить только Дёмин, я ему подчиняюсь, а ты кто такой?»



Это определенная степень свободы – замгубернатора. Кстати, и горхозяйство к нам очень доброжелательно относилось, мы фестиваль вместе сделали, сказать, что все в штыки воспринимали – нечестно будет. Но должность помогала. И Большую тропу…





Так вот 19 февраля Козак проводит совещание. И мне приносят подписать протокол – а там прямо написано: Шаповалов – персональная ответственность за индустриальные парки, до 15 мая я должен был отчитаться, а нам для этого нужно было создать управляющую компанию, землю отвести. У меня были люди, которые были способны на такую работу. А Смирнов – из Нижнего Новгорода, даже не местный, не знает, где здесь что. Человек приехал за должностью. Говорят, он однокурсник или одноклассник сына Кириенко. Он сюда приезжает на «чёс»: корпорацию создадим, деньги освоим…



Это же Чалый обращался к Путину с просьбой выделить на создание корпорации развития на 5млрд, Путин дает визу «рассмотреть» Козаку, а Меняйло делает постановление о создании корпорации развития своей – это перед выборами было, специально, чтобы сделать поперёк.



Смирнов никогда не был на стороне ЗС, всегда был на стороне правительства. И он угадал тренд, что надо угождать Еремееву, поэтому он стал директором департамента.

Была реформа, реорганизация. Они создали департамент структурно, вписали туда и СЭЗ, ту структуру, которую я расписывал, объяснял, чем она будет заниматься.



Ульяна на тот момент была замом – помощником Чалого, это же как красная тряпка. Вот у нас есть нормальный человек, из военных, такой хорошо организованный человек, благодаря ему мы во многом успели Херсонес передать на федеральный уровень, когда мы об этом сказали в отчете – все похихикали, но реально в Минкульте контактировали именно с нами по этой теме, нам звонили и просили подключиться – больше им не с кем было контактировать по этой теме. И именно от меня забрали миллион на ремонт федеральных объектов – Малахов, Херсонес ит.д. Я этим занимался, потому что им надо было вовремя эти деньги получить, чтобы они могли их освоить.



19 февраля меня заставляют подписать бумагу, что я несу персональную ответственность, а потом назначают и.о. Смирнова главой моего департамента вместо тех, кого я хотел. Я хотел или оставить Ларису, нам до мая нужно было расторговать 70 миллионов туристических денег, а у неё право финансовой подписи было – и вся замена начальников означает, что мы просто не успеваем эти деньги освоить, если до мая мы не успеем – они просто уйдут, а в конце года спросили бы: а почему вы эти деньги не освоили? Да потому, что вы меняли начальника! Поменять начальника – это значит подпись поменять, в налоговой поменять, - без этого ты не можешь выйти на торги! Я был против этого, я об этом писал в служебной записке, не рекомендовал до окончания торгов делать такие перемены. Нет, надо было этого клоуна назначить замом.



Второе: если не его, то Ульяну: там и СЭЗ, она все по этому знает, все знает по ГЧП, а это тоже сейчас передали в департамент. Она создала реально работающее ГЧП в социальной сфере. Или Кирилла назначить тогда, который и авторитетом пользовался, и многое сделал: к его заслугам относится каталог инвестиционных площадок созданный. У нас же была проблема: они взяли и выделили возле объекта Кордон 100 га под инвестиционный индустриальный парк. Это нехорошо, если у тебя рядом с площадкой взрывчатка, ракеты лежат. Инвесторы и так осторожные люди, все риски учитывают, а на таких территориях рядом с артиллерией есть ограничения, что можно. Что нельзя делать. Вдруг вибрация станков заставит сдетонировать. Давайте, останавливайте станки раз в 3 часа… Ну какой инвестор там станет работать?!



- Там и осталась площадка?



- Нет. Благодаря Абрамову, благодаря Никитченко, который работал советником, они поддержали идею перенести в другое место, что это не подходит. И нашли другой – пятнами, в районе … завода. Нашли, собрали, эти деньги на индустриальный парк хотели забрать. Есть другой пример – когда Минэкономразвития, минКрыма говорит – Алексей, нужно создать корпорацию развития. Без этого мы деньги вам не подтвердим. «А зачем?» «Докажите мне, что это нужно».



6 числа будет месяц, как я уволился. Почему? Потому что есть противоречие: они заявили, что я уволен во исполнение рекомендации мвк.



- Сейчас что делаете?



- Учу сына на велосипеде кататься. Собираюсь ехать на Форсайт, два года меня звали, я все никак не мог выбраться. Меня так измотало все это, честно говоря… Я когда шёл, уже понимал, что это все похоже на жертву. Я реально приносил себя в жертву.



- Но ведь это в самом начале было понятно, каким будет финал, разве нет?



- Нет, почему, я шел с оптимизмом. Полпредство поддерживало идею о создании нашего департамента, Белавенцев подтвердил – да, нам нужен департамент приоритетных проектов развития, Чалый правильно, мол, говорит. Я заходил, будучи уверенным, что Чалый с Меняйло регулярно встречаются раз в неделю, обговаривают какие-то тактические и стратегические моменты, «сверяют часы», это и был мой стратегический ресурс. Но меня уважали настолько, насколько понимали, что я из команды Чалого. Когда они в него не могли втыкать иголки, они через меня его доставали. А после объявления Еремееву неуда, после увольнения Добрякова вся система была разрушена. Но несколько задач мы даже в таких условиях решили…



- А может быть, сейчас, после вашего ухода, они как начнут работать, и все заладится…



- Я не думаю. Похоже, что нет. У меня был бизнес-стиль управления, мы регулярно собирались каждый день, каждый выступал по своей задаче, я расставлял приоритеты, чтобы максимально эффективно использовать рабочее время. Сейчас они даже этого не делают. Обстановка постоянно меняется, людям важно каждый раз корректировать задачу, чтобы работа была результативнее. У меня, кстати, еще департамент не был укомплектован, а у меня уже требовали отчет о работе.



Был скандал, когда за спиной Меняйло Минпромторг издал приказ о создании рабочей группы по созданию промышленного кластера по новому закону об инвестиционной политике. Чалый доложил Мансурову, что в Тавриде есть такая система управления и инновациями… Так из этой группы он все наши фамилии повычеркивал. А меня заставил к 1 июля докладывать. И я доложил. Сейчас чтобы начальнику управления попасть к Смирнову – он к нему попасть не может: тому некогда.



Нам бы, честно говоря, один аэропорт в Севастополе лучше чем три закона о СЭЗ. Но мы этим не занимаемся…

232
Поделитесь с друзьями:
Оцените статью:
Еще нет голосов
Теги:

Главное за день

В Севастополе отчаялись сдавать усадьбу за 2 миллиона в месяц

Теперь её хотят продать за 800 миллионов рублей.
08:02
3
1843

Заброшки-ОКН в центре Севастополя привлекают нелегалов и маргиналов

Лучшего применения историческим зданиям в городе пока не нашлось.
20:02
21
2780

В Севастополе транспортный ГУП хотел отсудить деньги у пенсионера

При попытке сесть в троллейбус мужчина споткнулся, упал и разбил стекло.
19:04
14
2282

У здания бывшего ЦКБ «Черноморец» в Севастополе была альтернатива

Однако власти выбрали вариант с инвестором и гостиницей.
16:00
43
3610

В Севастополе благоустроят популярную у туристов часть Фиолента

Деньги на разработку проекта уже предусмотрены городским департаментом.
15:04
22
3518