Россия

Появится ли в России закон о домашнем насилии?

«Он занёс над моей головой молоток и говорил, что наша дочь попадёт в детский дом, а мы с ним — на небеса».

Фото:
Скрин видео

В России за май произошёл ряд резонансных случаев, связанных с домашним насилием. Некоторые из них — со смертельным исходом. И после последнего из них, который произошёл 18 мая, Госдума вернулась к обсуждению закона о домашнем насилии. Это стало ещё более актуальным после громкого судебного процесса над экс-министром Казахстана Куандыком Бишимбаевым, который до смерти избил свою жену Салтанат Нукенову.

Умерла на месте

18 мая в Екатеринбурге сотрудницу банка Анну Кашину убил её бывший возлюбленный. До этого он преследовал её в течение трёх лет. На видео, которое попало в Сеть, видно, как мужчина ударил женщину ножом на глазах десятков очевидцев. Она умерла на месте.

Видео Ural Mash

21 мая на заседании Госдумы заместитель руководителя фракции «Новые люди», зампред комитета по госстроительству и законодательству Сардана Авксентьева заявила, что многих жертв домашнего насилия удалось бы избежать, будь у правоохранительных органов необходимые полномочия.

По статистике, которую привела Авксентьева, 2/3 убитых женщин за 2011-2019 годы, были жертвами домашнего насилия. Суммарно это больше 12 тысяч женщин, которые погибли от рук своих близких, и около 10 тысяч женщин непосредственно были убиты своими партнёрами. 

Авксентьева назвала ситуацию с домашним насилием в РФ «настоящей катастрофой».

«Нам необходима инициатива, которая даст правоохранителям новые инструменты для сохранения жизней. Судебные приказы и охранные ордера могут стать действенными механизмами профилактики самых страшных преступлений».

Ещё осенью прошлого года «Новые люди» вносили на рассмотрение законопроект, который вводил в Гражданский кодекс запрет на приближение — для защиты жертв преследования. Но его «завернули». Депутаты намерены доработать проект и снова внести его на рассмотрение.

Можно спасти

Такой закон очень помог бы жительнице Москвы по имени Юлия, которую тоже уже три года преследует муж. Телеграм-канал Shot опубликовал видео, как мужчина вламывается в квартиру под предлогом увидеть дочь.

Соседи оперативно пришли на помощь. Насилия, к счастью, не случилось.

«Он занёс над моей головой молоток и говорил, что наша дочь попадёт в детский дом, а мы с ним — на небеса», — рассказала журналистам жертва.

Видео Shot 

Юлия наняла адвоката и намерена добиваться для экс-супруга наказания во что бы то ни стало.

Другие случаи закончились трагично:

  • 16 мая в Саянске Иркутской области муж зарезал жену в ЗАГСе, куда они пришли для расторжения брака. Пара прожила вместе меньше месяца;
  • 17 мая в Санкт-Петербурге солистку инди-группы Una Анастасию Котову до смерти забил её парень Артём Табачук. По информации суда, мужчина был пьян и нанёс певице не менее 15 ударов ногами, травмы оказались несовместимыми с жизнью.

Как помочь тем, кто помогает женщинам?

Директор благотворительного фонда «Мама-дом» Людмила Драгунова уверена: эти факты говорят о том, что в стране не хватает центров для оказания помощи женщинам, оказавшимся в кризисной ситуации.

«Первое, куда обращается жертва домашнего насилия, — кризисный центр, где она получает помощь, изолируется от опасных ситуаций. Женщины приходят с детьми практически без всего — иногда даже без документов. Мы их обеспечиваем всем необходимым», — сказал ForPost Драгунова.

Она отметила: эти учреждения нуждаются в государственном финансировании. Сейчас их в основном открывают некоммерческие организации. Поэтому по стране таких учреждений не так много.

«Содержать кризисный центр недёшево. Например, на содержание нашего фонда мы ежемесячно тратим от 350 до 500 тысяч рублей. Деньги идут на зарплату сотрудникам, оплату коммунальных услуг, оказание помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. На мой взгляд, государство должно отобрать центры, которые зарекомендовали себя с хорошей стороны, которые давно работают в этом направлении», — считает директор фонда.

Драгунова уверена: если сеть кризисных центров не будет расширяться, женщины и дальше будут погибать от рук неадекватных мужчин.

Цифры

Если опираться на результаты социологического опроса ФОМ, которые были опубликованы 15 мая, проблемы нет: 73% респондентов заявили, что «ни в их семье, ни среди их знакомых не применяют физического насилия по отношению к одному из супругов».

А 12% опрошенных и вовсе сообщили, что придерживаются философии: «Бьёт значит любит».

Они назвали факторы, оправдывающие физическое насилие по отношению к одному из супругов:

  • недопустимое поведение, провокации;
  • предательство, измена;
  • реакция на алкогольное опьянение;
  • самозащита или защита ребёнка;
  • разные ситуации.

Есть и другая статистика от Консорциума женских неправительственных объединений, которая гласит: 43% потерпевших женщин пострадали от рук партнёра или родственника, а 79% женщин, применивших насилие к мужчинам, объяснили свои действия попыткой защититься от агрессии. 

По словам директора благотворительного фонда «Мама-дом» Людмилы Драгуновой, в последние два года женщины всё чаще сталкиваются с домашним насилием.

«Руку на них стали поднимать мужчины, вернувшиеся с СВО. Они выплёскивают свой негатив на жён. Поэтому тех, кого демобилизуют, сначала нужно отправлять в кризисный центр для оказания психологической помощи, а только затем возвращать в семью. От их агрессивного поведения страдают не только женщины, но и дети. Мы, кризисные центры, сейчас несём двойную нагрузку», — сказала Драгунова.

Пресс-секретарь Дмитрий Песков 18 апреля так прокомментировал информацию о росте домашнего насилия со стороны участвовавших в СВО военнослужащих:

«Недавно президент Владимир Путин принимал участие в расширенной коллегии МВД. Среди вызывающих обеспокоенность показателей эти виды насилия никак не фигурировали».

Драгунова не удивлена этому. По её информации, полицейские «не спешат ввязываться в семейные разборки». Поэтому «показатели, вызывающие беспокойство, в статистике МВД отсутствуют», уточнила эксперт.

«У нас нет законов, чтобы наказать здесь и сейчас нарушителя. Поэтому его редко забирают в отделение полиции. Женщине говорят: мол, доказывай сама, где ты ударилась и прочее», — сказала Драгунова.

Ещё одна проблема заключается в том, что полицейские не указывают в своих рапортах формулировку «домашнее насилие», уточнила она.

«Факт переквалифицируют на другое нарушение — на какое угодно, кроме домашнего насилия. Получается, попытки добиться наказания для мужа-тирана заканчиваются ещё на стадии подачи заявления», — отметила директор фонда.

О тонкостях правосудия

На факт, озвученный директором благотворительного фонда «Мама-дом», указывает и Консорциум женских неправительственных объединений. По их данным, женщины, которые защищались от мужей-тиранов, иногда сами оказывались на скамье подсудимых. Полицейские охотнее верили так называем потерпевшим, чем жертвам домашнего насилия.

«Суды формально подходят к оценке ситуации насилия, особенно в отношении обвиняемых женщин. Судьи учитывают поведение потерпевшего при назначении наказания, но не считают применённое им насилие и то, что обвиняемая защищалась, важными факторами для переквалификации. Если бы суды меняли обвинение на ''Превышение пределов необходимой обороны'' (ч. 1 ст. 114 УК РФ), то женщины могли бы избежать лишения свободы», — приводит «Коммерсант» позицию Консорциума женских неправительственных объединений.

Ещё одна причина «отсутствия тревожных данных в статистике МВД» — сделка со следствием. Эксперты отмечают: после того, как защищавшая свою жизнь подсудимая соглашается на это, она «лишается шанса на переквалификацию дела или смягчение приговора».

Консорциум женских неправительственных организаций пришёл к неутешительному выводу:

«Система правосудия экономит своё время на обвиняемых женщинах, не принимая во внимание и не оценивая тот факт, что они защищались от насилия со стороны потерпевшего».

Как решать проблему?

Консорциум предлагает принять «всесторонний» закон о «предотвращении и пресечении насилия в отношении женщин с чётким определением домашнего насилия». А также ввести защитные механизмы, «например, охранный или запретительный ордер для пострадавших, столкнувшихся с непосредственной угрозой». 

Депутат Госдумы от фракции «Новые люди» Ксения Горячева уверена: запрет на приближение «помог бы избежать многих преступлений, совершённых мужчинами по отношению к своим жёнам».

Как было указано выше, соответствующий законопроект «Новые люди» внесли на рассмотрение в Госдуму в прошлом году. Однако он был отклонён из-за того, что «инициатива не соответствует целям защиты граждан от посягательства на жизнь, здоровье и личную неприкосновенность, так как предполагает необходимость длительного судебного разбирательства», писала Газета.ру. 

Нужно ли идти по пути Казахстана?

Ещё один выход из ситуации — криминализация статьи о «домашнем насилии», считает почётный адвокат России Евгений Харламов.

Напомним, статья о домашнем насилии была декриминализована в 2017 году. Теперь виновному грозит штраф в 30 000 рублей, арест на 15 суток или 120 часов исправительных работ.

Наш собеседник уверен: Россия должна пойти по пути Казахстана, где в этом году была введена уголовная ответственность за домашнее насилие. Это было сделано после того, как экс-министр национальной экономики Куандык Бишимбаев жестоко избил и оставил умирать свою гражданскую супругу Салтанат Нукенову.

За процессом в прямом эфире следили как в Казахстане, так и далеко за его пределами. Суд присяжных приговорил Бишимбаева к 24 годам тюрьмы. Когда он выйдет на свободу, ему будет 68 лет.

«После событий в Казахстане есть смысл подумать о криминализации подобной нормы. Почему? В России жёны, которые пострадали от мужчин-тиранов, ущемлены, поражены в правах по восстановлению, скажем так, истины и наступлению справедливости. Это действительно так. По крайней мере, я, как адвокат, это вижу», — сказал ForPost Харламов.

Он уверен: если будут внесены соответствующие поправки в УК РФ, то полицейские «не смогут закрывать глаза на такие преступления».

«Иногда сотрудники полиции, даже если бы хотели, не могут расследовать дело из-за отсутствия норм в законе. На мой взгляд, если всё будет детально прописано, у полицейских не будет возможности отказать в возбуждении уголовного дела, как-то проигнорировать заявление потерпевшей», — уточнил Харламов.

У председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Нины Останиной иной взгляд на ситуацию:

«Действующих сейчас статей Уголовного кодекса вполне достаточно. Главная проблема в законе о домашнем насилии — сложное отношение в обществе. Многие женщины сначала пишут заявления в полицию на рукоприкладство супруга, потом, понимая, что останутся одни с детьми, забирают его назад. Поэтому большой общественной поддержки эта тема у нас не находит».

Останина в интервью телеканалу 360 предложила свой вариант решения проблемы:

«Необходимо возрождать правильное воспитание детей и молодёжи, чтобы не допустить случаев насилия в семье в будущем. Главный метод профилактики домашнего насилия — осознанное принятие решения при создании семьи. Не погоня за папенькой с деньгами без любви. А действительно осознанное решение. Закладываться такие нормы должны с раннего возраста».

Роберт Вочовский

430
Поделитесь с друзьями:
Оцените статью:
Еще нет голосов

Обсуждение (1)

Profile picture for user ulogin_vkontakte_15181276
661

Муж и жена - одна "сатана". Чужая семья - потёмки. Поэтому считаю что государству лезть не стоит. Итак уже ушатали "институт брака".

Главное за день

С севастопольских властей потребовали миллионы за разбежавшихся оленей

Демонтаж пресловутого вольера на мысе Айя до сих пор не даёт покоя Орлиновскому охотхозяйству.
13:02
2
604

Почему севастопольские рестораны и кафе резко сократили выручку

У местных рестораторов пессимистический настрой.
09:00
37
3367

Несостоявшийся референдум 1992 года: действительно ли это была альтернатива?

Какая роль в несостоявшемся референдуме была отведена Севастополю?
20:00
9
2417

Крымчан шокировал окольцованный пластиком утёнок

Птенец с петлёй на шее повстречался керченскому фотографу.
19:20
0
1806