Лента новостей

В мире

30 сентября 2020 - 10:39
1406
4

Карабах: генеральная репетиция большой войны?

Меньшим из зол будет сохранение конфликта хотя бы на сегодняшнем уровне.
Станислав Смагин

Очередное обострение армяно-азербайджанских отношений, второе за год – первое было в июле.

Азербайджанские войска начали массированное наступление на непризнанную Нагорно-Карабахскую республику (Арцах); впрочем, первостепенной целью в данный момент является все же не «основной» Карабах, а соседние с ним азербайджанские районы, занятые армянами еще в начале 1990-х и считающиеся «поясом безопасности НКР».

И Ереван, и Степанакерт объявили о военном положении и всеобщей мобилизации (впрочем, как и Баку). Кроме того, Армения пообещала наконец-то официально юридически признать НКР, но пока этого не сделала.

В конфликте активно задействована и Турция, причем даже не как полуофициальный, а как почти, «без двух минут» официальный участник.

Президент Эрдоган говорит об «оккупации Арменией азербайджанской территории», министр иностранных дел Чавушоглу обещает поддержать братьев-азербайджанцев «как за столом переговоров, так и на поле боя». Список подтвержденных и вероятных аспектов вовлеченности Анкары весьма широк, от вооружения и инструкторов до регулярных турецких частей.

За определенную линию турки пока стараются не заступать. Скажем, когда вчера Минобороны Армении заявило, что армянский самолет Су-25 был сбит турецким истребителем F-16 (несомненный casus belli), и турецкие, и азербайджанские военные поспешили это опровергнуть.

Тем не менее, очевидно: конфликт стал следствием согласованного перемножения амбиций Эрдогана по доминированию на Южной геополитической дуге от Крыма до Северной Африки – и реваншистских намерений Ильхама Алиева, еще в июле уволившего своего многолетнего министра иностранных дел Эльмара Мамедъярова за якобы излишнее миролюбие.

Разумеется, многие отечественные эксперты мгновенно усмотрели в происходящем «руку Вашингтона».

Однако термины «Вашингтон», «США», «американцы» сейчас несколько размыты, ибо ведущие между собой холодную гражданскую войну демократы и республиканцы если не по всем, то по очень многим вопросам международной политики тоже стоят на разных позициях.

Так ли это в случае с Карабахом?

В последние несколько десятилетий республиканцы чаще занимали более протурецкую позицию, а демократы – критичную к туркам и одновременно проармянскую. На этот фактор серьезно влияла могущественное армянское лобби в США (в союзе с почти столь же столь же сильным греческим).

Так, заслуженными друзьями армянского народа слыли несколько поколений демократического клана Кеннеди. Именно демократы и конкретно всем нам известный Джон Керри стали в 1992-м мотором принятия поправка 907 к «Акту в поддержку свободе», ограничивавшей помощь Азербайджану со стороны США до урегулирования карабахского конфликта.

Конечно, «чаще» и «более» не значит «полностью» и «всегда».

На президентских выборах 1996-го влиятельные организации армянской диаспоры поддержали не демократа Клинтона, а республиканца Доула. В свою очередь, победивший все же Клинтон и его госсекретарь М.Олбрайт стремились к улучшению американо-турецких отношений и отмене поправки 907.

Хватало и других нюансов и случаев, когда эти отношения были предметом не консенсуса, а раскола в рядах этих партий.

Яркий пример. В 1999-м армянская диаспора начала очередную антитурецкую кампанию по продвижению Резолюции № 398, объявляющей 24 апреля днем памяти жертв геноцида армян. Авторами документа выступили демократ Бонер и республиканец Раданович, основным спонсором конгрессмен-демократ Майк Капуано, а важнейшую роль в продвижении сыграл член Палаты представителей, республиканец из Калифорнии Джеймс Роган, в избирательном округе которого армяне составляли порядка 8% электората.

В итоге резолюцию поддержали еще и спикер Палаты представителей, республиканец Хэстерт с сенатором-демократом Сарбейнсом, а против выступили демократы Гамильтон, Лантос и Соларз с республиканцами Ливингстоном и Соломоном. По традиции сторонницей турок выступила госсекретарь Олбрайт. На завершающем этапе резолюцию личными закулисными усилиями блокировал лично Клинтон.

И все же в самых общих чертах демократическо-республиканская закономерность (касающаяся как Турции, так опосредованно и Азербайджана) сохранялась и в дальнейшем, вплоть до администрации Обамы, поддержанного армянами на выборах-2008.

Нобелевский лауреат начал с заявлений о неизменности американо-турецкого стратегического партнерства, закончилось же все публичными обвинениями Эрдоганом американцев в поддержке неудавшегося госпереворота летом 2016-го. Между 2008-м же и 2016-м было всякое.

В 2015-м, допустим, Обама разочаровал армян, в речи к столетию геноцида не назвав его, собственно, геноцидом.

Но более интересный, хотя бы своей изощренной подоплекой, казус случился пятью годами ранее.

Президент решил назначить послом в Баку опытного дипломата Мэтью Брайзу, кандидатура которого по причине его необъективного отношения к армяно-азербайджанскому конфликту была заблокирована сенаторами-демократами Боксер и Менендесом и при непротивлении демократических лидеров Конгресса, Гарри Рида и Нэнси Пелоси.

Внешне это выглядело как странноватый вызов хозяину Белого дома от его же однопартийцев. Но некоторые эксперты пришли к выводу - Обама нарочно выдвинул малоприемлемого для армянского лобби Брайзу, дабы его провал открыл окно возможностей для очистки администрации и Госдепа от людей эпохи Буша-младшего (Брайза был как раз из их числа).

Приход же Трампа, часто склонного пренебрегать и условными, и безусловными закономерностями с самого начала обещал нестандартные подходы. Ваш покорный слуга еще в декабре 2016-го писал:

«У мистера Трампа в рассматриваемых нами [ближневосточных] краях есть один ярко выраженный фаворит (Израиль) и одна столь же явная персона нон грата (Иран). Всех остальных он готов рассматривать предельно неэмоционально и прагматично, с позиций капиталистической целесообразности.

Так, Турция для него и не друг, и не враг, а так. Лично же Эрдоган может вызывать у нового хозяина Белого дома некоторую ревность как человек отчасти схожего типажа — харизматичный национал-консерватор, привыкший апеллировать к народным массам.

Насчет Армении у Трампа вряд ли есть какое-то глубокое всестороннее мнение, и, вероятно, как истинный бизнесмен-прагматик он готов позволить это мнение у него сформировать. С учетом сопутствующего республиканского большинства в Конгрессе и традиционно мощного армянского лобби в США есть шансы, что мнение коллективного центра выработки американской внешней политики и лично Трампа будет сдержанно лояльным к Армении».

Закончил я тогда свою реплику прогнозом: «Шансы на то, что в очередном традиционном апрельском выступлении президент США назовет катастрофу 1915 своим именем, сиречь Геноцидом, высоки как никогда».

Ни в 2017-м, ни в 2018-м этого не произошло.

Зато Комитетом по ассигнованиям Палаты представителей было одобрено сокращение финансовой помощи Азербайджану в 2018-м г. на 90% по сравнению с 2017-м г. - до 1 млн долларов, Армении же эту помощь сократили «лишь» на две трети -до 6,8 млн.

А в 2019-м обе палаты Конгресса приняли постановление о геноциде. Чуть ранее Трамп отправил Эрдогану личное послание по ближневосточным вопросам с выражениями типа «не будьте дураком».

В результате новая серия американо-турецкого обострения продолжается до сих пор.

Размах практически беспрецедентный. Действующая администрация, уже не таясь, поддерживает Грецию и Кипр в их средиземноморском конфликте с турками. Снят запрет на поставки оружия (пока только нелетального), госсекретарь Помпео на днях в рамках греческого вояжа демонстративно посетил американскую военную базу на Крите – поговаривают, это намек на перевод сюда звездно-полосатых военных с турецкой базы Инджирлик.

При этом отношение демократов, во всяком случае, их костяка к Эрдогану как бы не хуже, чем у Трампа. Демпартия сыграла значимую роль в прошлогоднем постановлении по геноциду, Джо Байден и вовсе тогда пообещал в случае избрания президентом приложить все усилия для смены власти в Турции, а сейчас, после карабахского обострения, предостерег турок от участия в нем.

Поэтому Эрдоган, справедливо полагая Трампа чуть меньшим злом и, при прочих равных, более прагматичным контрагентом, пытается сделать ставку на него.

В апреле он отправил в США партию медицинского оборудования, сопроводив ее личным письмом вашингтонскому визави с выражением надежды на взаимопонимание. В июне «султан» по итогам телефонного разговора с этим же визави заявил о достигнутых сторонами договоренностях по Ливии и недвусмысленно выразил Белому дому поддержку в связи с тогдашними американскими беспорядками.

Кроме того, в августе Анкара решила дать резкую отповедь уже упомянутым угрозам Байдена, хотя с их момента прошло более полугода – вероятно, и здесь можно говорить о замаскированном пасе Трампу. Однако вряд ли ему удалось существенно повлиять на текущий демократическо-республиканский консенсус по турецким геополитическим амбициям, сложившийся как минимум на тактическом уровне.

Несколько слов непосредственно об Армении и Азербайджане. Приход к власти в Ереване два года назад Никола Пашиняна, недостаточно внятно высказывавшегося по карабахской проблеме и слывущего «человеком Сороса» (а следовательно, и Демпартии США), наводил на мысли о грядущем урегулировании армяно-азербайджанских отношений по лекалам израильско-египетского мирного договора в конце 1970-х.

То есть – так, чтобы сохранить оба государства в американской обойме, но с существенными уступками в исполнении одного, конкретно – Армении. Схожая схема навязывается сейчас и Сербии с Косово.

На возможность урегулирования по описанному сценарию, причем на основании двухпартийного согласия, намекала и персона тогдашнего советника Трампа по национальной безопасности Джона Болтона, назначенного ровно накануне смены власти в Ереване и известного своими проазербайджанскими симпатиями.

В итоге, правда, Болтон с выражением симпатий явно перегнул.

Совершая вояж на Кавказ, он назвал Азербайджан стратегическим партнером Америки, воздержавшись от такой же и вообще любой характеристики отношений с Арменией. В Ереване высокий гость откровенно и нахраписто призывал хозяев к «сдаче» Карабаха, отказу от союза с Россией, присоединению к санкциям против Ирана и покупке американского оружия вместо российского.

Пашиняну пришлось отмежеваться: «Каждый может говорить от своего имени. Джон Болтон говорит за себя. И Болтон, и вообще кто-либо не может говорить от моего имени».

Через год Болтон был уволен, каковое решение примерно совпало с очередным, длящимся до сих пор американо-турецким битьем посуды.

В это же время и Пашинян стал раз за разом выступать по карабахской повестке не просто в жестком, а в «ястребином стиле. Чего стоит его фраза в Степанакерте: «Арцах – это Армения, и все!».

Кроме того, обострились отношения армянского премьера с командой Сороса.

Активисты соросовской структуры «Фонды открытое общество – Армения» опубликовали открытое письмо с требованием ускорить судебно-законодательные реформы. Сам Пашинян на одной из пресс-конференций заявил:

«Все, кто сегодня говорят о Соросе, либо были частью прежней власти, либо были как-то связаны с ней. Почему они тогда этот офис не закрыли? Получается, все вы – государственные изменники, поскольку 25 лет позволяли организации вести подрывную работу в Армении».

Наконец, в августе, по данным газеты «Голос Армении», американский миллиардер через своих представителей в Ереване передал недавнему фавориту неудовольствие в связи с поздравлениями, которые тот направил Лукашенко после белорусских президентских выборов.

Траектория маневров Пашиняна между разных американских «башен» чем-то похожа на длящиеся уже полтора десятилетия маневры М.Саакашвили в разных его ипостасях.

Но Никол Воваевич лавирует еще и между США в целом, Европой и Россией. После 2,5 лет если не ухода, то аккуратного отдаления от России, за несколько дней до обострения он так охарактеризовал отношения Армении с внешним миром:

«Россия – союзник, США и ЕС – партнеры».

Можно, наверное, говорить о «многовекторной» политике в духе Януковича-Лукашенко, где российский вектор усилился после предыдущего, июльского столкновения с Азербайджаном.

В результате всех этих хитросплетений тактика демократов и республиканцев по Карабаху, как и вообще по расширительно взятому турецкому вопросу, если не согласована, то примерно совпадает.

Армения пускает кровь туркам и азербайджанцам или хотя бы изматывает их и наносит репутационный ущерб при их неудаче/недостаточно явном успехе.

Сами армяне при этом изматываются еще больше и лишаются веры в российское союзничество.

Россия либо несет огромные издержки при вмешательстве в конфликт, либо лишается последних остатков регионального авторитета.

Победитель американской президентской гонки получает Кавказ в более благоприятном состоянии, чем раньше. Да, для обеих партий это сейчас вопрос в лучшем случае второго плана. Но люди, для кого он по долгу службы на первом плане, полагаю, мыслят примерно так.

И пока события идут по устраивающему их сценарию. Правда, каким окажется сценарий самой президентской гонки, будет ли там признанный всей нацией победитель и как скоро руки у него дойдут до Кавказа – не совсем ясно…

Для России же хорошего сценария, очевидно, нет.

За тридцать лет утрачены все возможности гегемонии на Кавказе (в других регионах тоже) и доминирования с позиций если не откровенной силы, то безусловного авторитета. Не только Армения маневрирует между Россией и разными фракциями Запада – уже и сама Москва пытается не покалечиться при растяжке между союзником Арменией, «продуктивным торговым партнером» Азербайджаном и странным «другом-врагом» Турцией, фактически отказавшимся от российского газа.

При абсолютном отсутствии положительных вариантов чуть меньшим из зол будет сохранение конфликта хотя бы на сегодняшнем уровне, без прямого официального подключения Турции и турецко-азербайджанских ударов по Армении (Карабах в зону союзнической ответственности России в рамках ОДКБ не входит).

Тогда можно будет ограничиться негласной военно-технической помощью и другими мерами келейного характера, типа обсуждаемых сейчас в telegram-каналах репрессий против азербайджанского бизнеса, а геополитическая капитуляция случится не одномоментно.

Полномасштабная же война не будет иметь выигрыша или проигрыша конкретно на Кавказе – она станет тяжелейшим ударом по всей стране.

Чуть коснемся и отношения к конфликту Европы. Брюссельские евробюрократические структуры настроены сейчас к туркам негативно. Откровенно враждебен к ним и французский президент Макрон, обладатель поистине наполеоновских геополитических амбиций, сталкивающихся с «султанскими» амбициями Эрдогана в Средиземноморье.

А вот Меркель, традиционно имеющая с турецким лидером сложные отношения, сейчас вроде наладила с ним весьма хрупкий контакт. Суммарное отношение Старого Света к конфликту – наблюдательное, с определенным антитурецким оттенком.

***

Давать какие-то прогнозы по Карабаху с учетом ежедневного нарастания напряженности и постоянно меняющихся вводных – дело крайне неблагодарное. Но и уподобляться некоторым экспертам, считающимся мэтрами кавказоведения и при этом выдающим аналитику в стиле «война плохо, мир хорошо, все закончится либо миром, либо войной, либо ничем» тоже не хотелось бы.

Поэтому рискну.

Угроза превращения нынешнего конфликта в полномасштабную кавказскую войну с участием союзных основным участникам государств весьма велика. И все-таки до высшей точки дело вряд ли дойдет.

В конце концов, в 1992-1993 гг. Турция уже балансировала на грани прямого участия в армяно-азербайджанской бойне, и главнокомандующий вооруженными силами СНГ маршал Шапошников предупреждал, что дело может кончиться Третьей мировой.

Обошлось.

Вот и сейчас к территории боев наверняка прибавится несколько (может, и много) десятков километров, а к градусу напряженности – еще несколько градусов.

Но до азербайджано-турецкого марша на Ереван или армянского на Баку дело не дойдет, и через какое-то время конфликт замрет на линиях, отличающихся от довоенных не кардинально.

Правда, через какое-то время, возможно, как раз после американских выборов, сражение имеет все шансы возобновиться. И вот тогда о возможности большого регионального кровопролития придется сказать уже не оптимистичное «скорее нет, чем да», а пессимистичное «скорее да, чем нет». Пока же – репетиция.

Генеральная.

Станислав Смагин

Поделитесь этой новостью с друзьями:

Оцените статью: 
4
Средняя оценка: 4 (3 голосов)

Обсуждение (4)

Аватар пользователя Anubis7777
постов:
41
Anubis7777 (Севастополь)
- 30/09/2020 в 10:52

К сожалению этот конфликт длится десятилетиями.. Пашинян-соросенок.. При Сарксяне было мирно. Относительно. 

Аватар пользователя Линьков
постов:
23751
Линьков (Севастополь)
- 30/09/2020 в 10:56

Дальше конфликта дело не пойдёт, как бы это туркам не хотелось.

Аватар пользователя Наш Двор
постов:
1460
Наш Двор
- 30/09/2020 в 11:37

Автор...смотрите здесь

В результате новая серия американо-турецкого обострения продолжается до сих пор.yak

Поддержка проамериканского ПНС Ливия

Конфронтация с Египтом из-за его поддержки Хафтара

Открытый конфликт в Сирии

Вооруженные пограничные конфликты с Сулейманией

Поддержка Меджелиса в Крыму

иииии соседи наши Азербаджан с Арменией

Мы близоруко меняем с400 на помидоры!!! Ну, как-то так

Аватар пользователя Beijingsev
постов:
189
Beijingsev (Севастополь)
- 01/10/2020 в 13:12

С моей любительской точки зрения при наличии минимальной политической воли у России есть ассимметричный шанс выбраться из цуцванга организованного "партнерами": решить карабахскую проблему с пользой для себя и спасения многих тысяч жизней жителей и Азербайджана и Армении или в случае неудачи как минимум лишить прозападный клан в Армении возможности антироссийской пропаганды.

Для этого Госдума России должна признать фактом преступного сговора ликвидацию СССР и признать действия Кравчука, Ельцина и Шушкевича преступлением.

Соответственно как правоприемник СССР признать преступлением неисполнение закона СССР о праве национальной автономии на выход из союзной респулики в случае СССР породившим проблемы гражданской войны Южной Осетии, Карабаха, Абхазии, и давшей старт украинизации Крыма, остановленной в 2014.

В этом случае как правопремница СССР Россия имеет право признать рефрендум Карабахской АССР на возвращение в историческую родину - Россию. Россия послужит гарантом возвращения всех азербайджанских территорий оккупированных Карабахом при помощи Армении за пределами Карабахской АССР (около 4000 квадратных км. куда Азербаджан сможет вернуть всех своих беженцев) кроме нескольких десятков квадратных километров - для оставления перемычки безопасности с Арменией, Карабах вернется в СССР - Россию на правах Автономной Нагорно-Карабахской республики. В компенсацию за смычку безопасности с Арменией эквивалентную площадь - примерно 70 кв км территории Карабаха сейчас лежащей под азерами оставить Азербайджану.

Иран с удовольствием поддержит эту позицию.

В случае если Карабах пойдет по этому пути а Азербаджан начнет упираться - при необходимости с чистой совестью можно провести операцию по принуждению Азербайджана к миру. Ну а в случае отказа карабахских армян от столь щедрого предложения - с той же чистой совестью занять позицию спасение утопающих - дело самих утопающих и Сорос с Пашиняном им в помощь.

Весь вопрос в политической воле членов кооператива Озеро и самих армян Карабаха - это самое слабое место данной ИП.

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

ТОП 5

Частные объявления