Лента новостей

Горчаков Михаил Дмитриевич

ForPost - Лица Города: Горчаков Михаил Дмитриевич

Командующий обороной Севастополя (в 1855 г.), князь, дед премьер-министра П. А. Столыпина.

Родился 26 января 1793 г. (ск. 13.05.1861 г.) в семье русского поэта-сатирика и драматурга Дмитрия Петровича Горчакова (из княжеского рода Горчаковых) и его жены Натальи Фёдоровны, урождённой Боборыкиной.

Его старший брат Петр Горчаков (генерал) позднее в начале Крымской войны назначен в распоряжение главнокомандующего Крымской армией князя Меншикова. Принял участие в сражении на р. Альме и, командуя войсками правого фланга, с мужеством, лично водил в атаку батальоны Владимирского пехотного полка.

В 1807 году Михаил Горчаков поступил юнкером в гвардейскую артиллерию, с которой (после кратковременной командировки на Кавказ в 1809 году) участвовал в кампаниях 1812, 1813 и 1814 годов.

В Отечественную войну 1812 года участвовал в сражении при Бородино; награждён орденом Святого Владимира 4-й степени (1812). Во время Заграничных походов 1813—1814 годов участвовал в сражениях при Люцене, Бауцене, Дрездене, в битве народов при Лейпциге.

Согласно мемуарам С. П. Трубецкого, М. Д. Горчаков являлся членом тайного общества декабристов (вероятнее всего, Союза благоденствия). К следствию привлечён не был и наказания не понёс.

В 1820 году назначен начальником штаба 3-го пехотного корпуса, с войсками которого участвовал в русско-турецкой войне 1828—1829 годов. При переправе через Дунай у Сатунова он в числе первых вступил на неприятельский берег и был награждён орденом Св. Георгия 3-й степени.

Перед самою польскою войною 1831 года был назначен начальником штаба 1-го пехотного корпуса, и в этой должности состоял до сражения при Вавре; после раненного в этом бою генерал-адъютанта Сухозанета вступил в исправление должности начальника артиллерии армии, действовавшей в Польше, и участвовал в сражении при Грохове, сражении под Остроленкой и в штурме Варшавы.

Во время венгерской войны в качестве начальника штаба действующей армии участвовал в бою под Вайценом и распоряжался переправою войск через реку Тису, при Тисафюреде.

В 1854 году, при начале Восточной войны, начальству Горчакова вверены были войска 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов, действовавших на Дунае и прибрежье Чёрного моря до Южного Буга, хотя главное распоряжение этими силами, равно как войсками, находившимися в Польше и западных губерниях, было предоставлено генерал-фельдмаршалу Паскевичу.

 Кампания на Дунае вообще шла неудачно, и войска Горчакова уже в исходе августа 1854 года были выведены из Валахии и Молдавии. По возвращении их в пределы империи Горчаков был назначен главнокомандующим Южной армией, расположенной на северо-западном прибрежье Чёрного моря и на реке Прут.

Известно, что, когда князь Михаил Дмитриевич узнал о затруднительном положении, в котором находилась малочисленная наша армия в Крыму после высадки неприятеля, он тотчас же, не ожидая ничьих приказаний, отправил часть войск своих из придунайских княжеств, несмотря на то что сам мог быть атакован неприятелем.

Впоследствии, следя за событиями, он постоянно первый протягивал руку помощи князю Меншикову, посылал ему войска, своего генерал-интенданта, генералов, офицеров, порох, материалы, одежду, шанцевый инструмент и пр. «Севастополь, несомненно, вам обязан, – писал император Александр Николаевич 24 февраля, – что доселе в состоянии держаться против всех усилий союзников. Если бы не ваше благородное самоотвержение, с которым вы жаловали Крымскую армию и войсками, и всеми военными потребностями, может быть, он был бы уже в руках неприятеля».

Февраль 1855 года начался для русских войск в Крыму с неудачной атаки под Евпаторией. Город был занят союзниками еще в сентябре 1854 года. Опасаясь наступления со стороны Евпатории, император Николай I настоятельно рекомендовал главнокомандующему Крымской армией А.С. Меншикову предпринять атаку Евпатории. 5 февраля 1855 года в результате нескольких часов боя русские войска отступили, потери убитыми и ранеными составили около 700 человек.

Известие о неудаче под Евпаторией стало роковым для Николая I, считавшего себя виновным в напрасной гибели солдат. 18 февраля император скончался. На престол вступил его сын — будущий император Александр II.

За три дня до кончины отца наследник по поручению императора известил А.С. Меншикова о его отставке.

С 24 февраля 1855 года командование Крымской армией было возложено на генерал-адъютанта князя Михаила Дмитриевича Горчакова. Он имел репутацию добросовестного и самоотверженного генерала. «Едва приехав к нам, князь отправился по всем, до одного, бастионам и батареям оборонительной линии, обошел эти укрепления днем, с одним Тотлебеным, он посетил даже Селенгинский и Волынский редуты и Камчатский люнет, где ежеминутно носилась смерть», — свидетельствовал участник обороны Севастополя, военный писатель и историк П.В. Алабин.

Прибыв в Севастополь полным энергии и желания «все исправить», главнокомандующий М.Д. Горчаков скоро понял, что это не так просто. Переломить ход событий было уже практически невозможно. Недостатки в снабжении армии, истощение материальных возможностей полуострова, огромное количество раненых значительно ограничили свободу маневра. Правда, оборону Севастополя Горчаков нашел в лучшем состоянии, чем предполагал.

После четырех бомбардировок Севастополя и штурма Малахова кургана стратегическое положение обороняющихся в июле-августе 1855 г. оставалось напряженным. Ни государь император Александр II, ни первые руководители обороны не грешили безрассудным оптимизмом.

В мае 1855 года после одного из отбитых штурмов, вожди неприятельской армии прислали парламентёра к князю М. Д. Горчакову просить его портрет. Тот отвечал, что у него в Севастополе нет фотографа. На другой день неприятель прислал с парламентёром фотографа, и кн. Горчаков дозволил снять с себя портрет. Портрет этот был послан князем в подарок своим противникам, которые одарили его большой фотографией — своим портретом.

Портрет Горчакова в Севастополе, сделанный неприятельским фотографом

Главнокомандующий Крымской армией давно уже склонялся к тому, что дальнейшее пролитие крови бессмысленно. Горчаков не являлся сторонником продолжения обороны Южной стороны города. Однако дух защитников Севастополя, их беззаветное служение невозможно было оскорбить решением о прекращении сопротивления, да и последствия военного поражения могли быть только тяжелыми. Эти обстоятельства, да еще и сыновний долг, побуждающий продолжить дело отца, заставили Александра II достаточно настойчиво «советовать» М.Д. Горчакову дать решительный бой и заставить неприятеля снять осаду.

Безусловно, находясь в Севастополе, а не за тысячу верст от него, главнокомандующий понимал, сколь гибельной может стать такая активность. Но Михаил Дмитриевич был опытным царедворцем и, несмотря на личную храбрость, не смел возражать государю императору.

 29 июля 1855 года он собирает военный совет, на котором хочет испросить мнение высшего командного состава о готовящейся операции. Среди присутствующих только начальник гарнизона генерал-адъютант Д.Е. Остен-Сакен решился возражать против атаки на французские позиции. В выступлении на военном совете Остен-Сакен заявил, что планируемый штурм Федюхиных высот не принесет победы защитникам Севастополя. При голосовании еще двое поддержали его мнение: генералы К.Р. Семякин и А.К. Ушаков.

 Тем не менее совет принял решение назначить 4 августа 1855 года атаку французских укреплений на Федюхиных высотах и итальянских позиций на горе Гасфорта. Справедливости ради надо добавить, что уверенности в победе не было ни у кого.

В ночь с 3-го на 4 августа 1855 года войска, предназначенные для боя, двинулись с Мекензиевых гор к долине реки Черной, где произошло так называемое Чернореченское сражение. Горчаков выделил для атаки 31000 человек с резервом 27000. Но командующий русской армией не обеспечил четкого взаимодействия частей, не поставил перед войсками ясных и конкретных целей. Это и привело к поражению русской армии. Потери защитников Севастополя оказались большими: погибло 260 офицеров (из них несколько генералов) и не менее 8000 солдат (по другим данным — погибло 400 офицеров и 9000 низших чинов).

В этом сражении Горчаков бесстрашно находился под сильным огнем, в возбуждении совершенно не замечая опасности; рядом с ним был убит генерал-адъютант Вревский, главный инициатор наступления у Черной речки.

Это было последнее и самое кровопролитное крупное сухопутное сражение Крымской войны. Главнокомандующий Крымской армией дал приказ об отступлении.

Чернореченское сражение — самое черное пятно в биографии князя М.Д. Горчакова. Конечно, он предпринял это сражение под давлением императора и против своего желания, но как главнокомандующий бесспорно несет всю ответственность за напрасные жертвы. Уже после Чернореченского сражения М.Д. Горчаков в письме военному министру 20 августа 1855 года писал: «Я решился упорно продолжать оборону Южной стороны столько времени, сколько это будет возможно, так как это самый почетный для нас выход».

Э.И. Тотлебен писал о Горчакове: «Доехав до открытой площадки у подножия кургана, среди страшного ружейного огня он долго всматривался в положение войск». После захвата противником Малахова кургана Горчаков считал бесперспективным продолжение сопротивления. Не желая бессмысленного кровопролития, главнокомандующий принял решение об оставлении Южной стороны города. Соответствующее распоряжение было передано на все бастионы. Уместно отметить, что князь М.Д. Горчаков, когда принимал командование Крымской армией, писал императору Александру II, что Севастополь долго не удержать и эвакуация из города неизбежна.

Эвакуация военного гарнизона из Севастополя состоялась в ночь с 27-го на 28 августа 1855 года. По понтонному мосту было вывезено на Северную сторону бухты, с минимальными потерями, более 25000 человек. С Корабельной стороны отступающих перевозили на пароходах, яликах, лодках.

В «Описании обороны Севастополя», составленной под руководством генерал-адъютанта Тотлебена (часть II. С. 244) сказано, между прочим, что на южной стороне оставлены были только умирающие и безнадежно раненные, в числе около 500 человек, при медике, с письмом к французскому главнокомандующему, в котором князь М.Д. Горчаков поручал вниманию его этих страдальцев.

Князь Горчаков одним из последних покинул Южную сторону Севастополя. Из воспоминаний генерал-лейтенанта Менькова П.К.: «Когда на рассвете князь Васильчиков доложил главнокомандующему, что остаются не переправленными только войска генерала Хрущова, расположенные для принятия неприятеля (если бы он начал преследование), тогда князь Михаил Дмитриевич направился с Николаевской батареи к Графской пристани и там нашёл раненных французов, умолявших его приказать перевести их на северную сторону. Князь Горчаков уступил их просьбам и приказал князю Васильчикову перевести их вместе с нашими раненными, находившимися на Николаевской батарее, и, сделав ещё несколько других указаний, отправился вместе с бывшим начальником главного штаба армии П.Е Коцебу и со мной в катере на Северную сторону».

Хотя усилия Горчакова по спасению Севастополя были безуспешны, Александр II счел своим долгом утешить его письмом, в котором он писал: "Явив себя в сей тяжкой борьбе превыше враждебных обстоятельств, вас окружавших, в мужественном их преодолении, в предусмотрительном сохранении вверенных вам войск, вы, в развалинах твердынь Севастополя, воздвигли памятник несокрушимой славы себе и армии..."

Приказом главнокомандующего Западной армией 1 января 1856 года Горчаков отбыл в Петербург.

С января 1856 года до самой смерти Михаил Дмитриевич был наместником Царства Польского и главнокомандующим 1-й армией.

Скончался князь Горчаков 13 мая 1861 года и (по его завещанию) был похоронен на Братском кладбище, расположенном на Северной стороне Севастополя.

В 60-е годы XIX века на могиле князя М.Д. Горчакова по проекту и под непосредственным руководством архитектора А.А. Авдеева был сооружен памятник. Он выполнен в форме небольшой часовни, расписанной фресками. Автор живописи — профессор М.Н. Васильев, работавший над ней в 1862-1863 гг. Материал памятника — диорит, габрово, различные сорта мрамора. Внутри, за решеткой, — бюст генерала и мраморная доска с надписью: «Князь Михаил Дмитриевич Горчаков, генерал от инфантерии, главнокомандующий русской армией в 1855 году. Родился в 1793 г. января 26, скончался 1861 г. мая 13. Тело покойного по его желанию погребено среди воинов, не допустивших врага отечества перейти за рубеж того места, где находятся их могилы». По своим архитектурным и художественным достоинствам памятник князю М.Д. Горчакову — это один из лучших памятников на Братском кладбище.

 Был женат на Агафоклее Николаевне Бахметевой (1802—1888). В браке имели шестерых детей. Его дочь, Наталья, (1827-1889 г.г.) вышла замуж за генерала А.Д. Столыпина. У них родился сын Петр Аркадьевич Столыпин (1862-1911 г.г.) – будущий премьер-министр России, автор таких известных высказываний как "Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия", "Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России...", "Я не продаю кровь своих детей".

Поделитесь с друзьями:

544

Чтобы добавить или редактировать информацию о человеке, свяжитесь с модератором раздела. Тел. +79787044987 Электронная почта - gorobets70@mail.ru

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта

Главное за день

Киев попытался атаковать Крым среди бела дня одиноким беспилотником

Авиационный дрон был сбит средствами противовоздушной обороны Российской Федерации.
17:20
1220
0

Заменный плод сладок: в Крыму прокомментировали запрет стевии

Популярная альтернатива сахара оказалась недоступна.
19:16
2434
8

Радикальная обрезка деревьев в Крыму приведёт к их массовой гибели

Ботаник перечислила основные ошибки озеленителей республики.
12:17
985
3

В Крыму и Севастополе счета за коммуналку скоро подрастут

Виноватыми в одном случае оказались цены на стройматериалы.
10:20
3281
9

Как в Крыму выращивают коров на мраморную говядину

Мясное животноводство потихоньку развивается в регионе.
19:20
827
0

Как Крым пережил второй год специальной военной операции

Террористические атаки на мирных жителей участились, но паники среди местного населения нет, напротив, крымчане активно поддерживают СВО.
10:20
1033
2

ТОП 5