Курсы валют:

56.76
69.63
Погода:
Rain

Севастополь 4 °C

Подписаться:

Иванов Яков Матвеевич

Герой Советского Союза, участник героической обороны Севастополя в 1941-1942 годах, летчик-истребитель, младший лейтенант.


 


 


Родился 17 Октября 1916 года в деревне Селиваново, ныне Волотовского района Новгородской области, в семье крестьянина. С 1933 года жил и учился в Москве. Окончил Высшую парашютную школу, затем работал инструктором-лётчиком Новгородского аэроклуба. В Ноябре 1939 года принят в Ейское военно-морское авиационное училище. После окончания его, в 1941 году, служил пилотом в авиации Черноморского флота.


 


С первого дня Великой Отечественной войны он защищал Севастополь. На Чёрном море среди лётчиков действовал девиз: «Возьми в пример героя!» Таким героем для себя Яков Иванов считал мастера воздушного боя Александра Коробицына. Особенно восхищал его бой, проведённый Коробицыным на подступах к Измаилу. С ходу атаковав врага, Коробицын и его лётчики сбили 5 бомбардировщиков врага. Схему того боя Яков Иванов изучил до тонкостей. Но большее восхищение всех истребителей-черноморцев вызывал первый бой эскадрильи Коробицына на рассвете 22 Июня 1941 года. Сам Иванов в те первые минуты Великой Отечественной тоже поднимался в ночное небо вместе с М.В. Авдеевым и И.С. Любимовым. Противника тогда удалось не подпустить к нашим кораблям. А в конце Июля на глазах Иванова его однополчанин Евграф Михайлович Рыжов совершил первый на Черноморском флоте таран...


 


Вместе с однополчанами Иванову довольно часто приходилось прикрывать небо Севастополя. Не раз наши лётчики сражались с вражескими истребителями, численность которых была в 3-5 раз больше. В Сентябре бывали дни, когда черноморским лётчикам приходилось по 7-9 раз подниматься на отражение налётов противника. Иванов, не зная устали, готов был непрерывно барражировать над городом и кораблями. Именно в то тяжёлое время его возле готового к вылету самолёта принимали кандидатом в члены партии.


 


И вот снова вылет. К Севастополю приближались вражеские бомбардировщики. Следом за комэском ушёл в воздух и «ястребок» Иванова. Снова, как в первый день войны, рвутся к кораблям «Юнкерсы» и «Хейнкели». И, как тогда, вражеских самолётов больше, нежели наших. На 10-й минуте воздушного боя Иванов впервые испытал непередаваемый восторг: атакованный им «Юнкерс» густо задымил и пошёл к воде. Так хотелось проводить его взглядом до волн, но Иванов тут же выбрал другую вражескую машину и обрушил на неё огонь.

12 Ноября волны немецких бомбардировщиков накатывались одна за другой. Яков Иванов в тот день едва успевал в перерывах между вылетами пополнять боезапас, заправлять самолёт горючим. Действовал он в паре с лётчиком Н. Саввой. Вдвоём они вели бой против девятки Ju-88 и He-111. Советским лётчикам удалось отколоть от группы два «Юнкерса» и заставить их неприцельно сбросить бомбы. Затем Савва и Иванов обрушились на другие самолёты врага. Вскоре Иванову удалось приблизиться к одному из бомбардировщиков и прицельной очередью уничтожить воздушного стрелка. После этого он ещё больше сблизился с врагом и нажал на гашетку. Раздалось несколько выстрелов, и оружие замолчало: кончились боеприпасы...


 


Впереди маячил «Хейнкель-111». Сколько было у Якова Иванова встреч с врагами, но, как только они оказывались перед его пулемётами, поспешно сбрасывали бомбы, лишь бы спастись. А этот немец упорно продолжал лететь с явной целью ударить по нашему крейсеру. Есть секунды, равные по значению всей жизни. Ещё не приняв окончательного решения, Иванов двинул сектор газа. Мотор прибавил обороты.


 


— Иду на таран! — передал Иванов ведомому.


 


...50, 30, 10 метров до противника, даже пробоины в плоскостях его машины как на ладони. Уже и хвостовое оперение рядом. Грохот впереди, в стекло что-то ударило, истребитель затрясло, мимо пронёсся хвост вражеского самолёта, а рядом — неуправляемый «Хейнкель»...


 


Самолёт так трясло, что управлять им, казалось, было невозможно. Но руки делали своё дело. Иванов кратчайшим путём устремился к своему аэродрому. Посадка оказалась трудной. Из кабины его вынесли друзья. По обычаю качали. Потом рассматривали винт. Все пришли к единому выводу: машину можно отремонтировать. Один из лётчиков, осматривая самолёт, заметил:


— Такое, наверное, возможно лишь раз в жизни.


— Возможно, и так, — ответил Иванов.


 


Оказалось, что не так! Именно Якову Иванову довелось совершить и второй таран. И спустя всего лишь 5 дней. А перед этим он сбил над Севастополем ещё 2 вражеских самолёта.


 


16 Ноября Яков Иванов поднялся по тревоге для отражения массированного налёта немецкой авиации. На главную базу флота шли около 30 бомбардировщиков. Сверху их действия координировал многоцелевой самолёт М-110, а вокруг основной группы сновали истребители Ме-109. Вот на координатора-то и нацелил свой первый удар Иванов. Решительной атакой «стодесятый» был уничтожен. Затем пришлось отбиваться от наседавших «Мессеров». И надо же так случиться — сразу отказало всё оружие. Что делать?


 


Возможно, в эти секунды Иванов подумал о новом таране. Но этого никто не знает. Однако наши лётчики видели, как истребитель Якова Иванова с безмолвствующими пулемётами приблизился к вражескому бомбардировщику Do-215. Должно быть хотел отрубить ему хвост. Но пилот «Дорнье», видимо, понял, что, если он не свернёт с боевого курса, советский истребитель врежется в его бомбардировщик, и заложил крутой вираж. Вместо хвостового оперения Иванов ударил мотором по кабине. «Доронье» разрушаясь, упал и взорвался на своих же бомбах. Это была 9-я победа Якова Иванова. Но победа ценой собственной жизни...


 


Через 2 месяца, 11 Января 1942 года за мужество и воинскую доблесть проявленные в боях с врагами, Якову Матвеевичу Иванову, первому из черноморцев, было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Число просмотров: 853

Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите мгновенную регистрацию

Регистрируясь на сайте, Вы автоматически принимаете
соглашение пользователя и соглашаетесь с правилами сайта