О вечных странностях любви

admin
Во всех старых открытках звучат непреходящие, извечные темы: поздравления с Рождеством и Светлой Пасхой, сообщения о здоровье или проблемах, интерес к благополучию родных и близких. Встречаются весточки о посещении ярких мест – с видами городов и красивых зданий, бурных карельских рек или крымских скал. В последних случаях на изображении часто пишется: «Я здесь был» и ставится крестик, чтобы у адресата ни малейших сомнений не оставалось: не просто был, а стоял вот у этого дерева.
 

Но особую, самую трепетную часть корреспонденции составляют признания в любви. Ярость и нежность, грусть и надежда, ревность и боль разлуки – никакие литературные шедевры не смогут передать и малой толики того накала страстей, что звучит в безыскусных и кратких эпистолах. Надо только вчитаться, надо только представить. Надо только немножко вдуматься…

Вот юная киянка соловьем заливается в Одессу:

 

I/III1915 г. Одесса Польский спуск №5, кв.4

Г-ну Ретману для Станислава Ипполитовича Фиалковскаго

Приезжайте, милый пан Стах, в Киев, как только найдете возможным. Если решите – то сообщите подробно, когда и каким поездом выезжаете. Мне очень хотелось бы встретить Вас на вокзале. Мамочка приехала и шлет Вам свой привет.

Мурка.


Обратим внимание на череду маленьких женских хитростей. В начале – «милый пан Стах» обволакивающим голосом. От такого обращения сердце самого искушенного бонвивана вздрогнет тепло и сладостно. Чуть позже - упоминание про «мамочку». Это сразу придает приглашению оттенок семейной близости. Дело уже как бы слажено, вот и маменька в курсе и даже «шлет Вам свой привет». В заключение – кокетливая, почти интимная подпись: пан Стах, для Вас я просто Мурка, и я не против, чтобы Вы меня столь ласкательно называли. Любой честный человек, получив такое послание, осознал бы необходимость жениться и безотлагательно. Нет, мужскому сообществу никогда не переиграть женское, чьи сети или флажки расставлены по всем правилам.
 

Впрочем, женские письма бывают и менее изощренными. Например, приглашение на свидание может выглядеть так:

 

Здесь Фундуклеевская, №22

Его Высокоблагородию М.Гречке

Вас хотела бы очень видеть. Приходите, если ничего не имеете против, в синематограф Штремера (в) 7 часов в пятницу. Г.

 

Любопытен порядок слов первого предложения. Инверсия в нем взвинчена до предела, до двух гениальных акцентов на пять тривиальных слов. «Вас» и «очень» - квинтэссенция волнующей встречи, и сослагательность «хотела бы» утонула в ней, прозвучала вторично, почти неслышимо. Это – как указующим перстом по-царски из толпы выдернуть. Датирована открытка 1908 годом. После знакомства со столь напористым и властным воззванием обсуждать ущемленное положение женщин в дореволюционной России желания не возникает.
 

Мужские письма бьют на жалость, на одиночество, на неизбывность. Они конкретней, прозрачнее, строже. Но и они суть добротный предмет для исследований. Например, в феврале 1913 года от Зинаиды Николаевны Слепцовой, проживавшей в С.-Петербурге на 12-ой линии Васильевского острова, безумно жаждали писем, что изложено было всего лишь десятком слов:

 

Я жду.

Прошло уже много дней, целая «маленькая вечность», а писем нет.

С.

 

Казалось бы – ничего особенного, прочесть и забыть. Но здесь явно была прелестная предыстория, на что намекает заботливо подобранная открытка. Это картина художника-любителя К.Н.Бахтина «Опустевшая дача» в стиле русского импрессионизма: размытые деревья, пожухлая листва, деревянный домик с увитой плющом верандой. Увядание, скука, осенняя безысходность. Однако в окошке чуть брезжит свет – есть, еще есть надежда! Милая, вспомни, нам было так хорошо вдвоем! Закавыченная маленькая вечность – быть может, из прочитанного вместе, своеобразное приглашение к ностальгии. Этого мы уж точно никогда не узнаем. Тайна двоих канула в Лету, и в этом особая прелесть старых открыток. Прочитать их – еще не значит понять до последней запятой.

Но причастность к тайне – не единственная отрада читателю. Думается, что теперь лишь старые письмена доносят до нас слова, которыми мы безжалостно и несправедливо пренебрегаем. Перед нами – весточка от любящего супруга:

 

Дорогая Зиночка!

Шлю тебе привет из Кременчуга. Едем дальше. Скоро будем в Киеве, а потом в Одессе. От тебя писем не получаю. Я здоров. Живется скучно. Из Одессы будем ехать на судах.

Пока до свидания. Остаюсь искренне любящий тебя и до гроба верный тебе твой Гриша.

26/X 1915 г.

 

Мужики, соплеменники: когда мы последний раз клялись своим женщинам в верности и любви до гроба? Давайте это сделаем – сегодня и всегда. А иначе, знаете, что нас ждет? Извольте-с:

 

31/XII 1925 – 1\\I 1926 г. Новг. губ.

Из глуши Новгородской губернии «бывший» муж шлет привет «бывшей» жене и ребенку и поздравляет их с Новым годом. Желаю Вам обеим здоровья и светлого счастья, особенно Вам, к сожалению, не нашедшей его со мною!

Бывший муж.

 

Или, пуще того, крик отчаяния бисерным почерком:

 

Хабаровск, 18/III, 1914.

Бесконечно Вам благодарен, бесценная Фанни Ивановна, за несколько дорогих для меня строк! Часто с глубокой болью вспоминаю Вас. Не знаю, когда все кончится… С каждым днем всё сильнее и сильнее чувствую тяжесть и ужас потери… Забыть? – Нет, это невозможно! Искать забвения в угаре жизни – гадко; я не могу… Успокоиться каким-нибудь занятием, стремлением к чему-либо… Да, да – все это хорошо… Но вся беда-то в том, что рассудок и воля парализованы… Я чувствую, что я похоронил, потерял Вас безвозвратно, а вместе – и свои лучшие надежды, мечты… Дорогая Фанни Ивановна, Вы умерли для меня, умерли навсегда… Вы живёте сейчас своею жизнью, Вы ждете кого-то. Дай Бог, чтобы встретили этого кого-то таким, каким себе его представляете в своём пылком воображении. Будьте счастливы. Желаю Вам его искренно, от безгранично любящего Вас сердца. Исполните одну только мою просьбу: в самые счастливые минуты своей жизни, - когда Вы будете сознавать, что Ваше счастье, Ваша жизнь полны, когда Вы будете довольны, когда будете от души радоваться, смеяться… - и в эту минуту, если случится, я напомню о себе письмом или цветами, не отнеситесь резко, холодно… Я не о многом прошу Вас! В горькия, тяжелые минуты зовите меня к себе, где бы я ни был, - я посочувствую Вам от чистой души, искренно… Верьте! Искр. уважающий, вечно любящий и преданный Вам <подпись неразборчиво>

 

Вот на этой, пронзительной ноте, недоступной большинству современных «письменников», позвольте закончить записки мартовского филокартиста.

 

С праздником, милые дамы и барышни!

С праздником, моя славная женушка!

С праздником вечной любви.

 

Вячеслав Горелов

 

Profile picture for user ielel
1694

Админы! Это действительно Форпост? Очень неожиданное и тем более очень приятное лирическое отступление от традиционных форпостовских излияний!

Браво, Вячеслав Николаевич! Вы, как всегда, на высоте! Спасибо и Вам и сайту за мгновение НАСТОЯЩЕГО и ВЕЧНОГО! Админы, держитесь за таких Авторов!

Profile picture for user Берендей
613

Читал. Сохранил. Спасибо.

Profile picture for user Камыш-бурун
343

Жаль что мы перестали писать письма и бумажные открытки.

Profile picture for user Wishte
4792

Отличная статья,спасибо:)Всю женскую половину Форпоста поздравляю с наступающим праздником!

Profile picture for user validity
116

Жаль что мы перестали писать письма и бумажные открытки.

Жаль что вообще признания в любви таким способом стало большой редкостью Отсутствие таких моментов обедняет отношения

Profile picture for user validity
116

Девушки с Форпоста

С праздником нас любимых!!!

Profile picture for user Листригон(Балаклава)
1999

Да стоит задуматься!

Profile picture for user cosmopolit
1358

МИРОМ ПРАВИТ ЛЮБОВЬ!

Profile picture for user Берендей
613

МИРОМ ПРАВИТ ЛЮБОВЬ!

Если-бы...