1194
1

Последняя сказка маленькой Лизы. Глава Вторая.

Глава вторая. Война
В садике детей в тот день было совсем немного. Все были какие-то сонные. Воспитательница была молчаливой и тоже часто зевала. Дети разговаривали только о войне и вчерашнем обстреле. Именно так называется то, что случилось этой ночью. Денис рассказывал, как бабушка «запихнула» его в погреб, где было сыро и плохо пахло. Он спал в погребе, потому, как там было безопасно. Лиза сказала, что у них нет погреба, потому, как они живут в квартире. И у них везде безопасно, если рядом мама.
Когда мама забирала Лизу из садика, весь город, казалось, вымер. На улицах не было почти никого. Случайные прохожие спешили домой все время поглядывая в небо. Все боялись бомбардировок. Мама и Лиза шли быстро-быстро, так что у девочки закололо в боку. Когда они пришли домой и покушали, снова где-то далеко раздался грохот. Снова бегал и тявкал испуганный Фунтик, снова лицо мамы посерело. Она наспех приготовила все «на завтра» и они снова легли спать вместе.
- А где папа? Почему он не приходит домой? – спросила Лиза, обнимая маму.
- Он работает… - неуверенно сказала мама, и Лиза, почувствовав, что лучше дальше ничего не спрашивать умолкла. Она уснула, несмотря на то, что обстрел все никак не прекращается.
Она проснулась среди ночи, от того, что мамы нет рядом. Она слезла с кровати и прислушалась. Вдалеке что-то рокотало и громыхало. Но это было где-то далеко, поэтому не так страшно.
- Это хорошо, - шепотом сказала Лиза Фунтику, - Дракон нас не заметил и улетел подальше!
Теперь этот звук уже не казался таким страшным. Он был почти привычным.
Лиза медленно прошла на кухню. Дверь на кухню была прикрыта. На угловом диванчике сидела ее мама и курила. Она курила в открытое окно, стряхивая пепел на подоконник. Ее глаза были красные, словно она только что плакала. Иногда мама громко шмыгала носом, а потом снова вдыхала сигаретный дым.
- Ма-а-ам… - неуверенно и тихо сказала Лиза, заходя на кухню.
Мама ее встрепенулась, быстро потушила сигарету о подоконник и выбросила в окно. Ей было очень неловко, что дочка поймала ее за таким занятием.
- Ты почему босиком? А? Кто тебе разрешал вставать с постели? - строго сказала мама, но ее голос был хриплым, словно она только что плакала.
- Ма-а-ам… Я проснулась, а тебя нет рядом… Я думала, что ты пошла в туалет… Подождала… А ты все не идешь… - тихо, словно оправдываясь, лепетала Лиза.
Мама сгребла пачку сигарет и зажигалку в карман халата, пошла в ванную, умылась, почистила зубы и легла рядом с Лизой. Раньше мама и папа никогда ничего Лизе не рассказывали. Они считали, что ответов на вопросы вполне достаточно для общения с ребенком. Возможно, они не хотели, чтобы она близко к сердцу принимала проблемы взрослых, так как была еще очень маленькой. Может быть, они думали, что есть вещи, о которых ей знать еще рано, которые она не поймет, но, не смотря на все родительские предосторожности, Лиза знала о многом из того о чем ей знать было не положено. Стенки в их доме были тонкие, и все, что происходило в соседней комнате, было хорошо слышно. Было слышно, как за стеной гремит посудой старушка - соседка Марья Павловна, как кричит на жену сосед-пьяница сверху. Чаще всего она слушала, о чем говорят мама и папа. Раньше они говорили о разных вещах. Например, о том, что Лизе пора купить сапожки, а денег мало, о том, что папа мечтает о машине, а мама хочет купить новую раковину. Родители говорили о каких-то кредитах, документах, деньгах. А последнее время стали говорить только о войне.
И Лиза слушала. Ей больше нечего было делать, как внимательно слушать, о чем говорят между собой взрослые. Она прекрасно знала, что у взрослых есть свои секреты, которыми они не хотят делиться с Лизой.
Сегодня Лиза поняла, что случилось что-то плохое. Маме было не с кем поговорить, потому, как папа давно не приходил домой с работы. Лиза решила, что, возможно, мама захочет поговорить с ней. Девочка была почему-то уверена в том, что дело касается папы. Мама курила редко, когда сильно переживала или нервничала и всегда втайне от папы. Если бы папа был дома, она бы так не делала.
- Ма-а-м, курить это – плохо,– спросила Лиза.
Мама поджала губы. Ей было неприятно, что ребенок делает ей замечания.
- Я… я просто переживаю из-за папы… - сбивчиво сказала мама.
-Почему он к нам больше не приходит? - тихо спросила Лиза.
- Он ушел в ополчение,- тихо ответила мама.
- Это туда, где война? – спросила Лиза.
- Да… - почти шепотом ответила мама. Она не рассказывала Лизе, что отец принял такое решение после того, как в центре города разбомбили налоговую и дом по улице Ленина. В доме почти все погибли. Живым достали только мальчика, примерно ровесника Лизы, Богдана. Ему перебило ножки, и его отвезли в Донецк. Мама Богдана погибла. После этого многие записались в ополчение. И отец Лизы в том числе. Он был одним из тех, кто разбирал завалы дома и видел все, своими глазами. Он видел части мертвых тел, размозженные головы, придавленные плитами, доставал окровавленные детские игрушки…
- Ма-а-м, кто с кем воюет? – задала Лиза свой очередной вопрос.
- Мы с нацгвардией… С Украиной… - ответила мама Лизы. Ей очень хотелось с кем-то поговорить, и в этот момент, она почувствовала, что ее дочь готова ее слушать. Она понимала, что ребенку будет трудно понять то, что иногда не под силу понять даже взрослому человеку с высшим образованием.
- Но мы живем на Украине! Почему мы с ней воюем? - спросила Лиза, прижимаясь к матери.
- Потому, что это уже не та Украина, которую мы знали. Она изменилась. Теперь те, кто сидят там, наверху, хотят, чтобы мы все погибли…
Лиза представила, как где-то далеко в черном – пречерном замке сидит злой волшебник и его прислужники. Именно он приказал дракону, чтобы тот прилетел сюда и всех убил. Волшебник смеялся неприятным смехом, потирая костлявые руки, а его прислужники противно улыбались.
- Это все потому, что они злые? - спросила удивленная Лиза, - А мы – добрые?
- Это – политика. Они хотят…. – мать на минуту задумалась, - Они сами не знают, чего хотят и чего добиваются. Если честно, то я сама мало что понимаю… Это из-за референдума. Мы захотели жить отдельно от Украины. А Украина нам этого не простила. Спи…
И Лиза уснула. Снился ей черный-пречерный замок, страшный злодей и его свита. Снилось ей, что волшебник вызвал огромного черного дракона, который должен полететь и уничтожить волшебную страну. Дракон был тоже очень злым и беспощадным. А злодеи смотрят в огромный шар и видят все, что происходит вокруг. Даже во сне Лизочка сжала кулачки от негодования. Как можно убивать других? Зачем все это нужно? Лизочка уже видела смерть однажды. В садике, на прогулке, мальчишки нашли дохлого воробья и показали его Лизе. Воробушек был маленький и жалкий. Он лежал на земле, распластав крылья. Сначала Лиза подумала, что он просто спит, а потом вспомнила, что птички спят на дереве. Ей стало жалко маленькую птичку, и девочка расплакалась. Она знала, что он уже никогда не будет летать и чирикать. Сны в ту ночь были странные, серые и черные, мутные и размытые. Снился Дракон, воробушек и много - много людей, которые бегали и плакали.
Тем временем ее мама ее лежала на кровати, и ей было ужасно стыдно. Она во всем хотела быть примером для дочки. А какой пример она только что подала ребенку? Она пообещала больше не курить. Никогда. Ей не хотелось, чтобы Лизочка, когда вырастет, взяла в рот сигарету. Она сразу представила, что Лиза, уже взрослая подходит к ней и просит зажигалку. На вопрос: «Ты куришь, дочка?» девушка бы спокойно ответила: «Ну ты же куришь, мама». Нет, курить она больше никогда не будет! Тем более при ребенке.

Утром, как обычно, мама разбудила Лизу, одела, причесала, накормила и повела в садик, а сама поехала на работу.
В садике снова было обсуждение. Дима даже назвал украинцев смешным словом «укропы». Он слышал это слово от старших, и оно ему сильно понравилось.
- Так вот, эти укропы, хотят взять Сауровку… А наши им не дают… Вот поэтому стреляют…
- А если отдать им эту Сауровку? – спросила Даша, сидя рядом с Лизой на ковре.
- Да ты что! Это же – стратегический пункт! Мы проиграем войну! – возразил Дима. Он слышал разговоры взрослых и запоминал все, что они говорят.
Лиза и другие дети слушали его очень внимательно. Он рассказывал так, словно сам там был.
- Мы скоро уедем к бабушке… В Мариуполь… - сказала Даша тихо, - Там пока нет войны.
При слове «война» Лиза поежилась.
- Ха! Мы никуда не собираемся уезжать! – смело сказал Дима, - Пусть только попробуют прийти к нам домой!
Он взял в руки игрушечный меч и стал похож на рыцаря. Лиза посмотрела на него с обожанием. Именно так она представляла рыцаря из сказки. Он такой смелый, такой мужественный и совсем не боится войны! Лиза представила Диму с мечем в руках, которым он убивает огромного злого дракона. Теперь Дима – ее рыцарь. Только он об этом еще не знает.
Думая о войне и о Диме, который в ее детских мечтах превратился в прекрасного принца, Лиза поняла, что в садике не так уж плохо. И что макароны, какими бы невкусными они ни были, можно кушать, представляя, что это какое-то экзотическое и сказочное блюдо. Мир вокруг Лизы стал постепенно преображаться.
Теперь она ела макароны почти с удовольствием. На прогулке она старалась держаться рядом с Димой, потому, что верила в то, что он защитит ее.
На тихом часу Лиза лежала и мечтала. Она видела замок из облаков, волшебный лес и Диму- рыцаря, которого она решила тоже поселить в этом замке, хотя он и не был феей. Она представила, как жители волшебного леса, напуганные драконом, попросили о помощи. Для того, чтобы победить дракона нужно сковать волшебный меч. А чтобы сковать волшебный меч, нужны были волшебные кристаллы. И Лиза сама отправилась на поиски волшебных кристаллов.
Дальше она придумать не успела, потому что услышала, как за стеной переговариваются нянечка с воспитательницей. Они говорили о деньгах и о зарплате. Им, как и маме Лизы ее не платили. Но, чтобы прокормить семью, они брали еду домой детям из пищеблока. Заведующая разрешила.
«Теперь понятно почему, мама ходит на работу. Если бы воспитательницы не ходили на работу, потому, что им не платят деньги, то в садике неизвестно что творилось бы! А мама ходит потому, что детки продолжают болеть! Если бы мама не ходила на работу, то на работе неизвестно бы что творилось!» - подумала Лиза и зауважала и маму, и воспитательницу и даже ворчливую няню. Фраза «неизвестно что бы творилось!» - была маминой. И мама часто употребляла ее, когда рассказывала Лизе о работе. Так Лиза узнала, что у них в больнице не хватает лекарств. А однажды ночью мама уехала. Привезли раненых. Несмотря на то, что мама – педиатр, она, так же как и другие врачи помогала перевязывать, колола обезболивающие, помогала носить бойцов и даже вытаскивала осколки из ран. Главный врач больницы сначала не хотел, чтобы его больница занималась ранеными бесплатно, но ДНР, именно так теперь назывались ополченцы, поговорили с ним и он согласился. При слове «поговорили», мама как-то загадочно и нервно улыбалась. Раненых привозили все чаще. Самых «тяжелых» везли в Донецк или переправляли через границу, в Россию. Многие из раненых, как только выздоравливали, снова шли воевать.
Теперь никто не обращал внимания на обстрелы. Их слышали почти каждый день. Но война с каждый днем приносила все новые, грустные сюрпризы. Когда мама забирала Лизу из садика, они видели, как по дороге ехали огромные, шумные машины. На них сидели военные в камуфляже с автоматами. Другие машины, обычные, легковые, выезжали на тротуар, чтобы уступить дорогу колонне бронетехники.
- Это БТР. Бронетранспортеры , - сказала мама, спеша увести ребенка подальше. Редкие прохожие останавливались и с ужасом смотрели. Одна женщина заплакала. Собака на поводке у немолодого мужчины заливалась лаем. Сам он отводил глаза.
- В Украине появился фашизм, - негромко объяснил мама, - Помнишь, мы фильмы смотрели. Теперь так же и на Украине. Теперь фашисты убивают людей. Теперь фашисты хотят убить нас.
- Это фашисты? – спросила Лиза, показывая на БТР.
- Нет, это – наши защитники. Такие же, как папа. Они защищают нас от фашистов.
Мама тянула ее домой, а Лизе все хотелось посмотреть на БТР. БТР показались Лизе огромными броненосцами. Она видела на картинке этих удивительных животных и сейчас же живо представила, как войско сказочного королевства идет на войну с драконом вот на таких броненосцах. Лиза представила, как сидит на спине такого огромного броненосца, а рядом на таком же броненосце сидит Дима с мечом в руках.
После этого БТР на улицах города стали частым явлением. Мама рассказала ей, что один из БТРов стоял у Снежнянского музея боевой славы. Приехали ополченцы и сняли его. Сказали, что он еще повоюет. Нужно его просто немного починить.
Лиза уже не слушала маму. Она представляла себе волшебный лес, боевых броненосцев и огромного дракона, парящего где-то в клубах черного дыма. Она представила папу на таком броненосце и стала им гордиться, потому, как он защищает не только Лизу и маму, но и целый город. Папа такой же могучий рыцарь, как и Дима. Ну… может, немного сильнее…
Люди тихо переговаривались. Лиза услышала, как за спиной спорили мужчина и женщина. Мужчина говорил:
- Все из-за этого Референдума! Не нужно было его проводить! Вот к чему это привело!
- Да дался тебе этот Референдум! Они бы нас тут и без него всех поубивали! – отвечала женщина.
- Эти дээнеровцы – похуже бандитов. Прямо как в лихие девяностые. Если бы не они, нас бы оставили в покое. Мне плевать, кто у нас президент! Главное, чтобы работа была и зарплату платили!
- Вечно ты все о деньгах думаешь! - возразила женщина, - Все у тебя к деньгам сводиться!
- А к чему должно сводиться? К патриотизму и прочей чепухе?
- У меня, между прочим, дед против фашистов воевал. Погиб на Курской Дуге. Я никогда не стану на колени перед фашистами! - возмутилась женщина.
Лиза представила черных рыцарей, которые окружают волшебный лес, убивая все живое, и чуть не заплакала от негодования. Пока она мечтала, они с мамой уже зашли в подъезд.
На лестничной клетке их встретила соседка снизу Елена Петровна. Она стала разговаривать с мамой Лизы, причем как-то странно. Соседка вела себя так, словно… словно… Лиза не могла представить что нужно сделать человеку, чтобы он так кричал. Лиза слушала то, что орет соседка и, пусть многое ей показалось глупым, но кое-что девочка все-же поняла.
Елена Петровна после референдума сразу перестала здороваться с мамой. Она стала называть их семью - «москалями». Соседка очень гордилась тем, что ее корни с Западной Украины и что она «чистокровная украинка». А сегодня, прямо на лестничной клетке, Елена Петровна стала кричать «Слава Украине!» и называть плохими словами всех, кто за ДНР и Россию.
Лиза уже знала, что Россия помогает ДНР, потому, как не хочет, чтобы всех убили. А еще она знала, что Россия никогда не вмешается. Почему? Лиза понять так и не смогла.
- Да чтоб Вы все сдохли, проклятые москали! – шипела Елена Петровна, - Из –за вас все тут и началось! Это все ваша поганая Рашка и Путлер! Это они бомбят город!
Соседка задыхалась от собственной злобы. Мама Лизы слушала ее молча. Равнодушно. Ей было все равно, что думает какая-то Елена Петровна. Ей было неприятно, что вся эта сцена происходит при ребенке. Мама Лизы хотела пройти к своей квартире, но Елена Петровна перегородила ей дорогу.
- Если Вы так любите Украину, то почему не разговариваете на украинском? Поезжайте на свою Галичину и там рассказывайте всем, как ненавидите москалей. Мне –то зачем все это рассказывать? Тем более при ребенке! Совесть иметь надо, - спокойно сказала мама Лизы.
Елена Петровна даже слушать не хотела:
- Да вам всем лапшу на уши вешают! Вы все – зомбированы! Да вас всех расстрелять пора, оккупанты, проклятые… Шоб вы здохли со своей ДНР! Вот придет нацгвардия – я ей скажу, что вас надо расстрелять! И вашего выродка москальского!
- Пойдем, Лиза, - спокойно, но настойчиво сказала мама, - Пропустите! Я не хочу это все слушать!
Они прошли к двери, а Елена Петровна еще долго орала им что-то снизу, пытаясь докричаться до них, но дверь закрылась, и Лиза уже ничего не слышала. Девочке очень не понравилось, как Елена Петровна говорила с ее мамой.
- Ма-ам! Она – сумасшедшая? – спросила Лиза тихо, разуваясь.
- Да, похоже на то…. Она просто заболела, - ответила мама, помогая Лизе расстегнуть сандалики.
- Ну так вылечи ее. Ты же доктор! – сказала Лиза, надевая тапки.
- Ее уже ничто не вылечит, - покачала головой мама.
- А это заразно? – опасливо спросила мнительная Лиза.
Мама рассмеялась. Впервые за столь долгое время. Остроумие дочери ей пришлось по душе.
Лиза сразу представила злую колдунью Елену Петровну. Она, скрючившись над огромным котлом, в котором бурлила зеленая вонючая жижа, бросала туда пиявок, мухоморы и шерсть черного кота. Кот у Елены Петровны был, Лиза даже гладила его. Но теперь кот стал злым помощником ведьмы, которая хочет помочь темным рыцарям и дракону завоевать сказочное королевство.
И тут же у мамы прозвонил телефон. Этот вывело Лизуиз мира грез. Мама быстро взяла трубку и застыла на месте…
- Мамочка… - жалобно протянула Лиза, - Что случилось? Это – папа?
Лиза знала, что на папе стоит мамина любимая песня «Букет из белых роз». И теперь Лиза отчетливо слышала эту музыку. Но мама не отвечала. Она лишь молча слушала все, что ей говорят.
Папа звонил редко. Мама каждый вечер сидела рядом с Лизой и смотрела новости. Телефон лежал на столике. Мама периодически проверяла, есть ли пропущенные вызовы. Однажды она собрала старые одеяла и старую папину одежду и упаковала в большие пакеты. Сказала, что это – на блокпост. Лиза спросила, что это такое? Мама ответила, что это такое укрепление на въезде в город. Там сидят солдатики, ополченцы, такие же, как и папа и что им очень нужны одеяла и теплые вещи. Лиза подумала, что сейчас лето, жарко, зачем нужны теплые вещи?
- Папа звонил… - невнятно сказала мама, все еще глядя на экран телефона, - Он живой… Он попросил позвонить Тете Свете. Но это – не телефонный разговор…
А сама приговаривала: «Бедная Светка…. Бедная Светка…»
Мама положила еду Фунтику, который выбежал их встречать, одела сандалики на Лизу и они вышли из квартиры.
Они сели на маршрутку и поехали. Они шли по частному сектору, в незнакомое Лизе место. Лиза никогда здесь не была, поэтому с интересом смотрела на покосившиеся домики. Некоторые из них были без стекол, некоторые – заколочены. У маленького белого домика со старыми железными воротами они остановились. Мама постучала. За воротами хрипло залаяла собака. Через несколько минут ей открыла Тетя Света в домашнем халате и стоптанных тапках.
- Ирочка, что случилось? - спросила она, глядя на маму и Лизу. Она была напугана и даже забыла поздороваться.
- Можно мы пройдем, - тихо сказала мама Лизы.
Собака заливалась лаем, пока Тетя Света не пробурчала:
- Цыц! Иди в будку!
Собака послушалась и, гремя цепью, бросилась в будку, и откуда продолжала злобно гавкать.
- А ну цыц!!! – пригрозила ей Тетя Света. И собака утихла.
Лиза привыкла видеть Тетю Свету в белом халате, накрашенную, веселую и добрую. Сейчас Тетя Света выглядела совсем не как Тетя Света.
- Проходите. Он Вас не укусит… - устало сказала Тетя Света, со скрипом закрывая калитку. Двор был вымощен старыми коричневыми плитами, за домом виднелся огородик, подвязанные и выбеленные деревья. Деревянные ступени крыльца скрипели, а дверь открывалась с трудом.
- Не разувайтесь! Так проходите! – спешно сказала Тетя Света.
В доме пахло как-то странно. Запах был похож на запах скисших соленых огурцов…. Навстречу им в одних шортах вышел загорелый мальчик лет двенадцати. Он переминался с ноги на ногу, глядя на гостей.
- Хотите чаю? – спросила Тетя Света, заметно нервничая.
- Кто там? – спросил низкий мужской голос из другой комнаты.
- Ира с дочкой… - ответила Тетя Света.
- Нам нужно поговорить, - тихо сказала мама Лизы и присела на старый диван, - И ты, Свет, присядь. Лизочка, сходи во двор, погуляй, а мы с Тетей Светой поговорим. Только к будке не подходи…
Тетя Света присела.
- Я не могла оставить ее дома одну… - словно извиняясь, сказала мама Лизы. Лиза вышла и стала бродить по огороду. Она обошла дом со всех сторон. У одного окошка играл телевизор, у другого она отчетливо слышала мамин голос. Лиза затаилась и стала слушать…
- Свет, мне звонил мой…. Он сказал, что … Витя…. тяжело ранен….
Тетя Света охнула.
- Где он, нужно ехать к нему? Куда его отвезли? В Донецк? - дрожащий голос Тети Светы звучал как-то странно.
- Уже не нужно никуда ехать… - совсем тихо, что Лиза еле расслышала, сказала мама.
Тетя Света замолчала. А потом она услышала громкие рыдания. Это плакала Тетя Света. Такая большая женщина плакала, как маленькая девочка.
Он все причитала:
- Сыночек…. Сыночек…. Горе-то какое…. Мамочки…. За что…. Боженька… За что? Восемнадцать лет… Ему бы еще жить да жить….
- Светик, может помочь чем? Ты только держись! Тебе есть ради кого жить! Подумай об Андрюшке…
Лиза отошла от окна. Как странно все это! Волшебная сказка стала обрастать новыми деталями. Нужно было срочно придумать, кем будет Тетя Света! Феей Тетя Света быть не может! Она слишком взрослая и большая! Пока Лиза думала, кем будет Тетя Света в ее сказочном мире, на улице начало темнеть. Девочка просидела на деревянной скамейке возле дома, отгоняя от себя назойливых комаров, до тех пор, пока не вышла мама. Мама тоже плакала. Это было видно по ее глазам. Тетя Света не вышла их проводить. Вместо нее вышел мальчик в одних шортах. Он молча открыл им дверь. По его лицу видно было, что он сейчас тоже будет плакать…
Мама Лизы молча взяла ее за руку, и они пошли на остановку.
- Бедная Света…. – изредка приговаривала она. Становилось темно. Маршрутки и в мирное время ходили плохо, а теперь они уже час стояли на остановке и ждали, когда кто-нибудь проедет и подберет их.
Мама молчала. Лиза тоже молчала. Наконец подъехал рабочий автобус и забрал их. Он был полупустой. Его тормоза скрипели, а еще он подпрыгивал на каждой кочке. Внутри автобуса горел свет, и пахло бензином. Лиза смотрела в окошко и пыталась понять, что произошло.
Дома мама тоже молчала. Лиза играла с Фунтиком и рассказывала ему, о своей волшебной стране, в которую она обязательно возьмет его, как только придумает, кем он будет.
Когда Лиза зашла на кухню, то увидела маму, которая смотрела на пачку сигарет. На этот раз мама не курила. Она должна быть сильной. Сильной, ради Лизы. Сила измеряется не в пачках сигарет, которые к слову стоили очень дорого из-за дефицита. Она представляла, что на эти деньги может купить для дочки конфеты, и ей стало стыдно перед ребёнком . А еще она вспоминала укоризненный взгляд девочки, которой сама рассказывала о вредных привычках. Внезапно мама встала и, скомкала пачку и бросила в мусорное ведро.
- Мам, ты больше не будешь курить? – спросила Лиза.
- Да, Лизочка, я больше никогда не буду курить, - ответила мама, и немного подумав, добавила – Обещаю. И ты никогда-никогда не кури. Никогда, слышишь?
- Я никогда не буду курить! Тем более, что папа всегда ругается, если кто-то курит! А еще это плохо пахнет! – сказала Лиза.
Внезапно в доме погас свет. Просто взял и потух. Лиза вздрогнула от неожиданности! Это – дракон! Но за окном пока было тихо. Мама медленно достала свечку и чиркнула зажигалкой. Вокруг все стало таким таинственным. Только что хорошо освещенная кухня в полутьме стала какой-то странной. От сквозняка дрожало тусклое пламя свечи и бродили тени. Лиза не боялась темноты, когда рядом была мама. Мамино лицо было таким же таинственным и печальным, как и все вокруг. Лиза стала думать о том, что нужно, чтобы в ее волшебной сказке нашлось место и для мамы. Конечно, мама об этом никогда не догадается, но Лиза твердо решила сделать ее Королевой. Только Королева была очень грустной. Девочка и раньше думала об этом, но теперь решила наверняка. Где-то вдалеке громыхнуло, на потом тишина. Люди сидели по домам. Многие уехали из города, боясь, что их ненароком убьет.
- Ма-а-м, - наконец подала голос Лиза, - Все будет хорошо… Вот увидишь… Только не кури… И папа вернется… И мы снова будем смотреть новости…
Ее детский голос звучал так тихо и так нежно, что мама подняла на нее глаза. В глазах мамы стояли слезы.
Лиза никогда никого не утешала. Она всегда привыкла, что утешают ее. В садике дети иногда дразнили ее «плаксой», но сейчас она понимала, что мама, ее мама, такая спокойная и веселая, сидит и грустит. Наверное, она грустила из-за Тети Светы. А может, думала о папе…
Мама привлекла к себе Лизу. Она обняла ее и посадила себе на колени.
Лизе было так уютно и хорошо, что она забыла обо всем. Она забыла, что где-то далеко летает огромный дракон, где-то в темноте воюет папа на броненосце, где-то плачет Тетя Света, которая никак не может попасть в ее сказку, потому, что совсем не похожа на фею.
Внезапно страшный звук разорвал тишину. Он похож бы на страшный вой. Лиза вздрогнула и закричала. Это был дракон! Он выследил их и теперь пытается поймать Королеву и Принцессу! Она никогда не слышала такого мерзкого и противного звука. Мама, словно очнувшись от сна, схватила Лизу, старое одеяло и Фунтика. Они быстро вышли на лестничную клетку. Где-то в небе слышался странный гул. Лиза прижималась к матери, а та несла ее куда-то на улицу, подсвечивая темные ступеньки мобильным телефоном. Там, в соседнем подъезде было оборудовано бомбоубежище. Они открыли дверь и спустились в подвал. Там уже сидели люди. Кто-то из детей громко кричал и плакал, взрослые тоже выглядели напуганными и лишь изредка негромко переговаривались. Лиза сидела на одеяле, прижавшись к матери, которая почти беззвучно шевелила губами.
- Отче наш, иже еси на небеси…. – повторяла мама Лизы, прижимая девочку к себе. Она раскачивалась и все твердила молитву. Многие женщины тоже молились. Одна немолодая женщина крестилась, и по ее щекам текли слезы. Фунтик жалобно попискивал и прижимался к Лизиной ноге. Было бы совсем темно, если бы кто-то из соседей не принес свечку.
Лиза смотрела на огонек и представляла, как к замку подлетел огромный дракон. Все жители замка бросились в подземелье, чтобы спастись от огромного огнедышащего зверя. Он теперь где-то там, наверху, заглядывает во все окна и ищет Принцессу и Королеву. Злая Колдунья Елена Петровна сказала ему, что все спрятались в подземелье, но дракон не может туда пробраться, так как он слишком большой.
- Человеку плохо…. Кто- нибудь, помогите… - громко, нарушая тишину, произнес мужчина обеспокоенным голосом.
Лиза вздрогнула и снова вынырнула с реальность.
Мама Лизы встала, оставив их с Фунтиком на одеяле, и подошла к мужчине. Свечку перенесли к тому месту, откуда слышались тихие стоны.
- Тише-тише… Сердце? Приступ… А что пьет? – деловым голосом спросила мама Лизы, - Успокойтесь, расслабьтесь. Вдохните глубоко… У кого-нибудь есть вода?
На одеялах зашевелились. Какая-то девочка принесла маме Лизы бутылочку с водой.
- Пейте осторожно… А теперь посмотрите на меня… Улыбнитесь, осторожно поднимите руки. Хорошо… Приступ… Не страшно… Не инсульт…. Нужно не нервничать…
- Да как тут не нервничать… - тихо простонала женщина.
- Дома выпейте лекарство и старайтесь не переживать… - тихо сказала мама Лизы.
- Андрюшка в ополчении… - заплакала женщина.
- Он вернется… Все будет хорошо… - успокаивала женщину мама Лизы, - Война скоро закончится и Андрюшка вернется… Живой, здоровый, целый и невредимый… Все будет хорошо…
- Ох… - снова простонала женщина.
- Все будет хорошо, - словно заклинание повторяла мама Лизы,- Все будет хорошо…
Лизина мама поблагодарила девочку, которая принесла воду и бутылку с остатками воды.
Лиза прижимала к себе Фунтика. Ей казалось все каким-то странным, нереальным. Сколько они просидели в подвале, Лиза не могла сказать. Она представляла свою квартиру, как роскошные королевские покои, по которым, пока их нет, рыщут злые прислужники темных сил. Нужно было их остановить. Жаль, что рядом не было Димы! Он такой смелый, такой отважный! Но ведь и она, Лиза – волшебница, поэтому сможет остановить злые силы сама.
- Ма-а-ам… Пошли домой… - жалобно сказала Лиза.
- Нет. Пока авианалет не кончится, - ответила мама, растирая ее замерзшие руки, - Мы никуда не пойдем.
- Ма-а-ам, а что такое авианалет? – снова заскулила Лиза. Она переживала за кукол, которые остались одни в темной квартире.
- Это вражеские самолеты летают над городом и сбрасывают бомбы на дома… - ответила мама.
- А это тот странный звук и есть бомба? – спросила Лиза.
- Нет, это сигнал воздушной атаки. Его включают в городе, когда начинается авианалет. Он предупреждает жителей о том, что пора спрятаться в бомбоубежище… - рассеянно отвечала мама.
Лиза представила, как над городом парит огромный черный дракон, он сжимает камни в когтистых лапах и бросает их на землю. Где-то маленький гном трубит в волшебный рог, чтобы предупредить всех жителей, что в небе появился Дракон. Лиза ненавидела дракона и очень переживала, все ли жители волшебного королевства успели спрятаться в подземельях?
- Подвал – это хорошее место, чтобы спрятаться… - устало ответила мама, - Просто, когда бомба попадает в дом, то все взрывается, стены ломаются. Вот мы живем с тобой на третьем этаже пятиэтажного дома. Если на него упадет бомба, то нас уже вряд ли спасут, потому, как нам на голову упадет четвертый, пятый этажи и крыша.
-А если завалит подвал? - спросила Лиза.
- Подвал находится под землей, поэтому стены его не рухнут. Если нас завалит, то мы будем ждать помощи, пока нас отсюда не вытащат спасатели.
- Если останемся в дома, мы упадем на голову Елены Петровны? – спросила Лиза.
Она представила, как дракон уронил огромный камень на их дом и все они остались во мрачном подземелье. Но ведь у подземелья всегда есть потайная дверь? Ну конечно! Они выйдут через потайную дверь, и все будет хорошо. Лиза даже успокоилась.
Фунтик ерзал и хотел на улицу.
- По-моему все прошло… - сказал неуверенно какой-то мужчина, вставая с места.
- Да сиди ты! Рано еще! - раздраженно сказала ему толстая женщина, дергая его за штанину.
- Ма-а-ам! - шепотом на ушко маме сказала Лиза, - Я домой хочу…
- Потерпи немного, и мы выйдем отсюда, - ответила мама тихо.
Они просидели еще минут десять и решили расходиться по домам. Свет так и не включили. Его включили только утром. Зато отключили воду.
Всю ночь Лизе снилось подземелье. Она искала потайную дверь, чтобы вывести всех наружу, но потом прозвонил будильник.
Утром мама Лизы снова повела ее в садик.
В садике все обсуждали авианалет. Все обсуждали, кто, где прятался, и кому было страшно.
Сегодня в их группу пришел слесарь и стал заколачивать окна фанерой.
- Зачем он это делает? – переговаривались дети.
Дима с видом знатока ответил:
- Это, чтобы стекла не вылетели и не разбились. Их сначала проклеивают газетой, как мы дома, а потом забивают фанерой. Бабушка прислонила к окну матрас, а папа привязал его.
«Какой он умный и смелый!»– подумала Лиза, глядя на Диму.
- Знаете, нас пытаются окружить, но мы не сдаемся! – гордо сказал Дима, - Папа говорит, что у укропов не получиться окружить Снежное и отрезать его от Донецка!
Прозвучал сигнал воздушной тревоги, и воспитательница потребовала, чтобы все быстро и без лишнего шума спустились в подвал. Они снова сидели в подвале. Лизе казалось таким таинственным, таким загадочным, и совсем не страшным. Если дракон найдет их, то Дима их защитит! Она представила, как темные рыцари с зеленым укропом на шлеме вместо перьев окружают лес и замок и ищут ее, Принцессу, но жители волшебной страны спрятали ее в подземелье, чтобы злые укропы ее не нашли. Вместе с Принцессой в подземелье спустился Принц, чтобы защитить ее от злых Укропов.
Только они вышли из подвала, им опять пришлось идти туда, потому, как снова раздался вой сирены.
- Это укроповские сушки над городом летают, а наши по ним зенитками лупят. Мочат гадов! - с восхищением сказал Дима.
- А что такое сушки? – спросила Лиза. Она сразу представила себе такие бублики, которые иногда покупала мама в хлебном магазине. Она сразу представила, как в небе, словно стая птиц летят сушки с крыльями. Обычные магазинные сушки, только очень –очень большие с крылышками.
- Это модель самолета. Называется СУ. По-моему… СУ 24, - не совсем уверенно сказал Дима, - Папа говорит, что это - старье. Вот у России есть такие самолеты, которые эти сушки на раз, два!
- Так почему Россия не даст нам такие самолеты, чтобы мы могли бить сушки? – спросила Лиза.
- Ээээ…. Это сложный политический вопрос…. – сказал Дима. Он и сам не знал, почему Россия не вмешивается в происходящее в ДНР, - Даже папа не может мне на него ответить. Я сам спрашивал. Он говорит, что это – политика.
- А мой папа в ополчении! – гордо сказала Лиза. Ей было очень приятно, что Дима наконец-то обратил на нее свое внимание.
- Ух-ты! – сказал Дима, - Прикольно!
- А твой тоже воюет? – спросила Лиза. Она почему-то была уверенна, что если папа Димы так много знает, то он обязательно должен воевать. И тоже на броненосцах против рыцарей -укропов, Дракона и злых Сушек.
- Нет. Он не пошел в ополчение. Он сказал, что там ему делать нечего…
- Почему, ведь он такой умный, во всем разбирается… - Лиза была удивлена.
- Он новости смотрит и в интернете сидит. Он все-все-все знает! – гордо сказал Дима.
- Когда закончится война, он знает? – спросила Лиза, - А то мне уже надоели макароны, а маме «сидеть без денег», а папе воевать. Я хочу, чтобы все это закончилось и все стало так, как было!
Но ни Дима, ни его умный папа не знали, когда закончится война.
- А ты бы пошел воевать, если бы был взрослый? – спросила Лиза, с восхищением глядя на мальчика.
- Не-а! Что я там забыл на войне! Там и убить могут… Или ранить… Или того хуже – взять в плен!
- А защищать кого-то, кто тебе нравится? – Лиза удивлялась все сильнее и сильнее.
- Как говорит мой папа – умные на войну не идут! На войну идут только дураки! Так мой папа и сказал!
Лиза внимательно на него посмотрела. Образ сильного, храброго и мужественного рыцаря стал таять. Перед ней сидел обычный мальчик. Обычный трусливый мальчик, который еще минуту назад казался Лизе сказочным принцем. Это было так больно, что на тихом часу Лиза чуть не плача пыталась представить, что сказочный рыцарь-принц Дима просто струсил и сбежал из замка в самый важный момент, оставив ее, Принцессу, сражаться с врагами в одиночку.
Вечером их забрали родители. Воспитательница о чем-то долго говорила с каждой мамой. Пока Лизина мама слушала внимательно, о чем говорит воспитательница, Лиза все еще представляла, как Рыцарь Дима бежит, едва завидев врага, покидая Принцессу. Но ведь Принцесса - сильная! Она и сама справится! У Принцессы есть много друзей, которые ей обязательно помогут!
- Мы все понимаем… А вдруг, как в Славянске… Мы не можем нести такую ответственность…
На обратном пути они зашли в АТБ и купили большую – пребольшую бутылку воды. Мама сразу налила из нее в чайник и поставила его на огонь. Вода была какая-то странная, немного горчила, но мама сказала Лизе, что это – хорошая вода и ее можно пить прямо так. А потом они легли спать. На улице что-то громыхало. Лиза посмотрела в темноту окна и увидела огромный желтый глаз страшного дракона. Она накрылась одеялом с головой в надежде, что дракон ее не увидел. На черном ночном небе светила почти полная луна, где-то вдалеке что-то громыхало, но Лиза уже спала.

Поделитесь с друзьями:

Комментарии

Profile picture for user MIRinka
1113

Грустно.
Ждем продолжения.

Profile picture for user smoke
603

Спасибо. Война глазами ребенка... очень печально.

Profile picture for user Nadejda_11
914

Спасибо! Пусть быстрее этот ужас закончится... как кошмарный сон... и таких Дим не будет...

Profile picture for user Gretta
341

Ждем продолжения. Зацепило. Интересно, читают ли такую прозу в тех краях, откуда мобилизуют в ВСУ?

Profile picture for user Vladimirovna
4552

Спасибо Вам большое за эту "сказку".......Мне очень хочется, чтобы её прочло как можно больше людей. Нам казалось, что война ушла далеко в прошлое- а она вот- рядом, и снова страдают дети ((((((((((