По названию:   В тексте:
В Севастополе стартовала акция «Георгиевская ленточка»...   На дорогах Севастополя: бабушки на дороге, сломанный в маршрутке нос и прыжок байкерши...   Средняя зарплата в Севастополе превысила 26 тысяч рублей...   Опубликовано видео сноса Матвеевского рынка в Москве...   «Севморзавод» планирует перевооружиться и построить новые цеха...   Тысячи севастопольцев жалуются на ледяные батареи в квартирах...   В Севастополе остановлено паромное сообщение...   Скандально известный подрядчик не попадёт в тюрьму за ремонт севастопольских дорог...   Дмитрий Овсянников: "Нам пришлось принять в эксплуатацию дома, которые нарушают облик Севастополя"...   Дорогу на улице Ленина в Севастополе будут ремонтировать от трёх до пяти дней...   

  •  Реклама на сайте ForPost

 

Тотлебен Эдуард Иванович



Граф (1879), генерал-адъютант (1855), военный инженер-генерал (1869). Один из первых людей, удостоенных звания Почетный гражданин Севастополя «За вклад в дело защиты города Севастополя и проявленное усердие» (решение городской думы от 1866 года).

Родился 8 мая 1818 года в семье купца 2-й гильдии, лютеранин. В возрасте 10 лет был помещен в пансион доктора Гюттеля — лучшее частное учебное заведение в Риге того времени.

В 1832 г. отец определил Эдуарда Ивановича в Главное инженерное училище в С -Петербурге.

1836 г. его произвели в полевые инженер-прапорщики но спустя два месяца отчислили по болезни на службу в Рижскую инженерную команду. После лечения дома в ноябре 1836 г. Тотлебен вернулся в С.-Петербург. Проучившись, год в младшем офицерском классе и получив в 1838 г. при переходе в старший класс чин подпоручика, он снова заболел, что помешало окончить «полный курс наук» в училище.

5.02.1838 г. Тотлебена вновь отчислили от инженерного училища в Рижскую инженерную команду. В апреле 1839 г. его по личной просьбе перевели поручиком в гренадерский саперный батальон, а в июле 1840 г. в учебный саперный батальон [4. С.211-212]. Здесь происходит встреча Эдуарда Ивановна с генерал-адъютантом К. А. Шильдером, оказавшая большое влияние на дальнейшую судьбу Тотлебена. Генерал быстро оценил знания и старание по службе молодого офицера и поручил ему заняться изучением и практическими вопросами контр-минной войны, как средства для восстановления равновесия между осадой и обороной крепостей.

В 1845 г. за отличие по службе Э. И. Тотлебена досрочно произвели в штабс-капитаны, в 1848 г. командировали на Кавказ, где он принял участие в боевых действиях против горцев. На Кавказе Тотлебен отличился при взятии аулов Гергебиля и Чоха, за что в 1849 г. был произведен в капитаны и награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом [5. С. 5-12].

В 1850 г. Эдуарда Ивановича перевели во 2-й саперный батальон с назначением адъютантом к начальнику инженеров Действующей армии генерал-адъютанту Шильдеру.

В 1851-1853 гг. Тотлебен служил в управлении начальника инженеров Гвардейского и Гренадерского корпусов, 16.01.1854 г. был произведен в подполковники и назначен на Дунай в Действующую армию. Пять месяцев Эдуард Тотлебен провел в траншеях при осаде турецкой крепости Силистрия, исполняя должность траншей-майора. За мужество и героизм его наградили орденом Св. Георгия 4-й степени и представили к званию полковника [5. С. 243].

После получения главнокомандующим Южной армией кн. М. Д. Горчаковым известий о намерении союзников высадиться в Крыму, он вызвал Тотлебена к себе. «Поезжайте сейчас в Севастополь и осмотрите в каком положении он находится, — сказал Горчаков. — Вот Вам письмо князю Меншикову в котором сказано, что посылаю ему лучшего ученика Шильдера, военного инженера, изучившего основательно военное искусство но благоразумнее своего наставника в применении, — человека, знающего свое Дело, и испытанной храбрости. Я прошу князя задержать вас только в том случае, если он найдет нужным удержать вас при себе, в противном случае прошу немедленно отправить вас обратно ко мне, поскольку я в вас нуждаюсь» [5. С. 245].

10.08.1854 г. Эдуард Иванович прибыл в Севастополь и вечером того же дня явился к кн. А. С. Меншикову. Прочитав письмо кн. Горчакова, главнокомандующий военно-сухопутными и морскими силами в Крыму кн. Меншиков сообщил свое решение Тотлебену: «Отдохните после дороги, а затем поезжайте к своему князю на Дунай» (5, с. 259, 262). Решив добросовестно выполнять наказ кн. Горчакова, подполковник Тотлебен на другой день приступил к осмотру береговых батарей. Меншиков, узнав о восторженных отзывах Эдуарда Тотлебена об обороне города с моря, отметил в разговоре со своим адъютантом: «Сюда приехал из Дунайской армии саперный офицер и очень мне понравился. Он там состоял при Шильдере, и кажется, был его любимцем, что само по себе уже выгодно его рекомендует» [5. С. 268].

На следующий день Эдуард Иванович был приглашен к князю на обед после которого Меншиков разрешил ему осмотреть укрепления Севастополя и с сухопутной стороны . Слабость этих укреплений была очевидной, что послужило предметом разговора с главнокомандующим. После обсуждения этого вопроса кн. Александр Сергеевич отметил: «Первого инженера встречаю дельного и скромного». Не получив от Меншикова никаких поручений, Тотлебен на правах волонтера стал ежедневно объезжать Севастопольские укрепления и составлять свой план защиты города с суши. Нередко в этих поездках он сопровождал кн. А. С. Меншикова.

Получив известие о появлении союзного флота с десантом, 2 октября 1854 г. русские войска двинулись к реке Альме. Для усиления обороны Севастополя начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов прекратил все портовые работы и распределил рабочих по сухопутным укреплениям, строительство которых он поручил Тотлебену. Эдуард Иванович по приказу адмирала Корнилова превратился из волонтера в «распорядителя работ» по укреплению Северной стороны, а затем и Южной [5. С. 332]. В.А. Корнилов убедился на деле в инженерном таланте Тотлебена. Он признал в нем инженера-практика, способного создать оборонительную линию на глазах многочисленной неприятельской армии, которая могла ежечасно попытаться ворваться в почти беззащитный город.

Э. И. Тотлебен приступил к строительству укреплений и совершенствованию оборонительной линии на всех направлениях всеми возможными средствами, способными затруднить штурм. На опорных пунктах он решил установить мощную артиллерию, соединить эти пункты траншеями для ружейной стрельбы, усилив их там, где необходимо, батареями. Все подступы к городу защищались фронтальным и фланговым огнем, как пушечным так и ружейным.

Ежедневно от 5 до 6 тыс. рабочих днем и ночью строили укрепления Севастополя. Не ожидая окончания постройки батарей, на них устанавливали орудия.

15.09.1854 г. Эдуард Иванович написал жене письмо, в котором он прощался с семьей, считая себя и гарнизон обреченным на смерть.

Спустя 3 дня настроение Тотлебена меняется: «В настоящее время обстоятельства улучшились; батареи растут как грибы… Неприятель кажется, в нерешительности, так как без значительных потерь взять Севастополь нельзя.» [5. С. 337].

Ежедневно адмирал В. А. Корнилов и Э. И. Тотлебен совместно обсуждали вопросы, касающееся защиты Севастополя, после чего начальник штаба гарнизона приказывал исполнять то, что предлагал инженер. Военный историк генерал Н. Шильдер, автор двухтомной биографии Э. И. Тотлебена, так кратко и емко характеризовал его деятельность в Севастополе: «Тотлебен не обладал умом теоретика, это был по преимуществу ум — практик. При таком складе ума и дарований Тотлебен не сделал новых шагов и открытий в инженерной науке, но он умел только с необыкновенным искусством пользоваться обстоятельствами» [5. С. 341].

21 сентября 1854 г. кн. Меншиков в письме Николаю I с особой похвалой отзывался об Эдуарде Тотлебене: «Не могу не засвидетельствовать перед Вашим Величеством о примерном усердии и знании своего дела этого офицера» [5. С. 345]. В конце сентября кн. Меншиков сообщал кн. Горчакову: «Стараниями Тотлебена Севастопольские укрепления значительно усилены, и вам я благодарен как за величайшую услугу, за то, что послали мне сюда Тотлебена» [5. С. 346].

Сразу после начала строительства французами и британцами осадных батарей Эдуард Иванович предложил усилить артиллерию на оборонительной линии таким образом, чтобы русские контр-батареи были построены ранее неприятельских с числом орудий вдвое большим, чем у противника. Несколько позднее, в конце 1854 г., Тотлебен сравнивал осаду Севастополя с шахматной партией одинаково сильных игроков, которые не в состоянии поставить друг другу мат, и с уменьшением числа фигур продолжают находиться в одинаково хорошем пли плохом положении.

21 сентября 1854 г. Эдуарда Ивановича назначили начальником инженерной службы Севастопольского гарнизона и произвели в полковники [6]. Спустя неделю, 5.10.1854 г., во время первой бомбардировки Севастополя союзниками оборонительные сооружения города, построенные по планам и под руководством Тотлебена, сдавали свой первый экзамен.

В ходе артиллерийской дуэли практически все французские батареи были подавлены русскими моряками-артиллеристами, но британцы обладавшие лучшей осадной артиллерией в мире, смогли разрушить 3-й бастион и нанести серьезные повреждения другим укреплениям Корабельной стороны. И все же гарнизон выстоял. Вклад Тотлебена в дело обороны города во время первой бомбардировки Николай I оценил производством во флигель-адъютанты [4.С. 215].

24 октября 1854 г., во время Инкерманского сражения, находясь при отступлении русских войск в арьергарде, Тотлебён принял на себя командование частью пехоты и не позволил британцам захватить полевую артиллерию защитников [4. С. 215-216].

Осенью-весной 1854-1855 гг. полковник Тотлебён спланировал и построил вторую линию опорных пунктов на Городской стороне (Чесменский, Ростиславский, Язоновский редуты), систему ложементов впереди редута Шварца и 4-го бастиона, возглавил контр-минную войну перед 4-м бастионом. Ни один шаг в подземной войне не делался без ежедневных указаний Эдуарда Ивановича. По мнению Э. И. Тотлебена, успехи русской контр-минной войны перед 4-м бастионом способствовали продлению осады города по меньшей мере на 5 месяцев [5. С. 382-394]. В ночь с 10 на 11 февраля 1855 г. на восточном берегу Килен-балки под руководством Эдуарда Ивановича защитники города заложили редут, названный Селенгинским, рядом с ним в ночь с 16-го на 17-е Волынский редут, а в ночь с 26-го на 27-е февраля 1855 г. — Камчатский люнет перед Малаховым курганом.

Полковник Генерального штаба А. Э. Циммерман свидетельствовал, что во время перемирия французские и британские офицеры «с живейшим любопытством просили показать им Тотлебена» [5. С. 420].

В апреле 1855 г. флигель-адъютант Его Величества полковник Эдуард Тотлебён был произведен в генерал-майоры с назначением в Свиту Его Величества [7, №21. С. 156]. По приказу Александра II имя Тотлебена было выбито на мемориальной мраморной доске в Николаевском инженерном училище [5. С. 419].

Сразу же после получения известия об успешном отражении гарнизоном Севастополя штурма 6.06.1855 г. Император прислал в осажденную крепость два ордена Св. Георгия 3-й степени, одним из которых был награжден Эдуард Иванович «в воздаяние примерных трудов по возведению Севастопольских укреплений, составляющих образец инженерного искусства, и в награду блистательной храбрости и мужественного хладнокровия, оказанных 6 июня при отражении неприятельского штурма» [8. С. 277].

8 июня 1855 г., вечером, спускаясь с Малахова кургана к батарее Жерве, генерал-майор Тотлебён был ранен британской штуцерной пулей в правую ногу ниже колена. Его тотчас на носилках перенесли на квартиру на Екатерининской улице напротив церкви Михаила Архангела. Здесь рана была осмотрена доктором Гюбенетом. На следующий день неприятельская бомба упала во дворе дома Тотлебена, оставаться в нем стало не безопасно, но Эдуард Иванович не захотел переезжать на Северную сторону. Его перевезли в казематы Николаевской батареи, где здоровье начальника инженерной службы Севастопольского гарнизона стало заметно ухудшаться. Тогда по настоянию врачей генерала Тотлебена отправили на хутор помещика Сарандинаки в долине Бельбека в 11 верстах от Севастополя. Там он находился до конца осады [5. С. 441].

2 сентября 1855 г., отдав все необходимые распоряжения по укреплению русских позиций на

Северной стороне, Эдуард Иванович выехал в Симферополь, где он намеревался провести зиму и окончательно поправиться. Но Александр II приказал Тотлебену прибыть в Николаев «для приведения города в оборонительное положение» [4. С. 218], сделав его своим генерал-адъютантом. Напряженная служба в Николаеве пагубно сказалась на самочувствии Тотлебена, в конце ноября 1855 г. его перевели в С.-Петербург, где назначили помощником Его Величества Генерал-инспектора по инженерной части, поручив руководство инженерной обороной Кронштадта.

14 ноября 1855 г. генерал-адъютант Тотлебен прибыл в столицу здесь ему был оказан самый восторженный прием. В начале 1856 г. семипалатинский прокурор А. Е. Врангель передал Э. И. Тотлебену письмо политического ссыльного Ф. М. Достоевского, который в это время служил солдатом в Сибирском линейном №7 батальоне, расквартированном в Семипалатинске. Тотлебен и Достоевский были знакомы. В 1841 г. после окончания Главного инженерного училища Федор Михайлович проживал в С.-Петербурге на одной квартире с товарищем по классу Адольфом Тотлебеном, младшим братом будущего героя «Севастопольской страды». Естественно, старший брат не раз посещал скромную квартиру на Караванной улице близ Манежа, где он познакомился с Достоевским и не раз с ним встречался. Видимо, между ними сложились неплохие отношения, поскольку прочитав письмо, Эдуард Иванович обратился с просьбой к Александру II о помиловании политического преступника Ф. М. Достоевского.

Следствием этого ходатайства явилось производство Федора Михайловича в прапорщики, возвращение дворянства, а в марте 1859 г. увольнение от военной службы с разрешением заниматься «писательским делом» [9. С. 181-184].

После заключения Парижского мира в марте 1856 г. генерал-адъютант Тотлебен инспектировал крепости в России, изучал различные фортификационные сооружения в Европе.

Вскоре после возвращения из заграничной командировки, в 1859 г. его назначили директором Инженерного департамента Военного министерства, а в 1863 г. после создания Главного инженерного управления — товарищем ЕИВ Генерал-инспектора по инженерной части . [4.С. 220].

Собрав группу наиболее образованных военных инженеров и артиллерийских офицеров — участников обороны Севастополя 18 54-1855 гг., Эдуард Иванович поручил им составление истории этой обороны. Трехтомный труд под названием «Описание обороны г. Севастополя, составлено под руководством генерал-адъютанта Тотлебена» был издан в С.-Петербурге в 1863-1872 гг. Впоследствии он был переведен на многие европейские языки. До сих пор названная работа является одним из лучших источников по истории обороны Севастополя 1854-1855 г.

После выхода в свет первого тома в 1863 г. Эдуарду Тотлебену было Высочайше пожалован 4 683 десятины земли из казенных участков в Самарской губернии [4. С. 221]. В 1869 г. в С-Петербурге проходила традиционная встреча ветеранов обороны Севастополя — «Севастопольский обед», распорядителем которого был генерал-адъютант Тотлебен. На этой встрече встал вопрос о создании в Севастополе музея Севастопольской обороны. Во время обеда Э. И. Тотлебен объявил о том, что «сочувствуя идее создания более чем кто-либо другой, он принесет в дар для будущего музея свой дом в Севастополе» [10. С. 40-41].

В этом же году для проведения подготовительных работ по устройству музея в столице был создан Особый Комитет. Его первым председателем стал Тотлебен. 14 сентября 1869 г., музей, получивший название «Севастопольский», торжественно открыли. Он находился в доме Эдуарда Ивановича 25 лет.

В 1869 г. Тотлебена произвели в инженер-генералы. Он по-прежнему продолжал заниматься инспекциями. В сентябре 1876 г., накануне новой войны с Турцией, Александр II вызвал Э. И. Тотлебена в Ливадию и назначил «главным распорядителем по обороне Черноморского побережья». Генерал взялся за дело с характерной для него энергией: керченские, очаковские, одесские и севастопольские береговые укрепления были усилены новыми батареями.

С началом войны 1877-1878 гг. генерал-адъютанту Тотлебену поручили довооружить крепости и порты Балтийского моря, однако, после третьего неудачного штурма турецкой крепости Плевна 2 сентября 1877 г., вызвали на Дунайский театр.

15 сентября Эдуард Иванович прибыл в Горный Студень. На следующий день Император Александр II собрал военный совет, на котором было решено бросить главные силы русской армии против Плевны, а Тотлебена направить к Плевне ознакомиться с ситуацией.

Оперативно разобравшись в сложной обстановке, Эдуард Тотлебен принимает единственное верное решение — прекратить штурмовать эту очень сильную крепость и организовать ее блокаду. План Тотлебена был Высочайше одобрен, и он приступил к его осуществлению, первым делом отлично организовав тылы русского осадного корпуса.

К 20 ноября 1877 г. все запланированные сооружения были завершены, а через несколько дней последовала попытка гарнизона во главе с Осман-пашей вырваться из окружения. Она была успешно ликвидирована и турецкие войска вынуждены сдаться в плен. На следующий день Император собственноручно «возложил» на Э. И. Тотлебена орден Св. Георгия 2-й степени [7, №20. С. 114].

В 1878 г. Тотлебен был назначен главнокомандующим русскими войсками на Балканах, через год — временным Одесским генерал-губернатором, а в 1879 г. — командующим войсками Одесского военного округа.

5 октября 1879 г., в день 25-летия первой бомбардировки Севастополя Александр II возвел генерал-адъютанта Э. И. Тотлебена с нисходящим его потомством в «Графское Российской Империи достоинство». В Одеcce граф Тотлебен оставался недолго и 11 мая 1880 г. был назначен Виленским, Ковенским и Гродненским генерал-губернатором и командующим войсками Виленского военного округа. Однако за время, проведенное в Новороссии, Эдуард Иванович успел разгромить партию «Народной воли», за что ее исполкомом был приговорен к смертной казни, как «злейший враг русского народа» Две попытки привести приговор в исполнение успеха не имели [11- С- 597].

Весной 1882 г. в С-Петербурге Тотлебен простудился и заболел воспалением легких. Выздоровев, он вернулся в Вильну, но к осени состояние графа ухудшилось и Эдуард Иванович уехал заграницу лечить астму и болезнь глаз. После операции в г. Вюрцбурге в Германии зрение восстановилось, но общее состояние продолжало оставаться критическим.

Зиму 1883-1884 г. граф Тотлебен с семейством провел в Висбадене, весной переехал в прусский курорт Соден, где скончался 19 июня 1884 г. На российской границе на станции Вержболово гроб с останками героя Севастополя и Плевны был встречен гражданской и военной делегациями. Тело в траурном вагоне привезли сначала в Вильну, затем в имение Кейданы, Ригу и, наконец, в Севастополь, где 5 октября 1884 г., в день 30-летия первой бомбардировки Севастополя оно было предано земле на Братском кладбище на Северной стороне [4. С. 226].

19 июля 1890 г. на могиле Э. И. Тотлебена состоялось открытие памятника, сооруженного по Высочайшему повелению на средства Инженерного ведомства по проекту академика архитектуры А. А. Карбоньера. Он представлял из себя стилизованную часовню из серого мрамора, опирающуюся на массивный склеп из черного гранита. Этот памятник, выполненный в мастерской Менциони в Одессе, относительно неплохо сохранился до наших дней

В 1886 г. набережная вдоль Южной бухты в Севастополе была названа Тотлебеновской (с 1921 г. — ул. Лермонтова) [13; 14. С.152], а 5 августа 1909 года при подъеме на Исторический бульвар к 4 бастиону открыли ещё один памятник Э. И. Тотлебену авторами которого являлись А. А. Бильдерлинг и П. Н. Шредер. Общая высота монумента — 13,75 м, высота бронзовой скульптуры генерал-адьютанта Тотлебена — 5,3 м. [15. С. 59-60]. И поныне этот памятник является одним из лучших в Севастополе.

В 1930-е гг. склеп Тотлебена был вскрыт, а бренные останки национального героя России и Болгарии выброшены из цинкового гроба, конфискованного «для нужд индустриализации». Теперь, конечно, уже нельзя установить, кто собрал поруганный прах и предал его земле рядом со склепом [16. С. 26-28]. После захвата Севастополя в июле 1942 г. войсками вермахта этот факт стал известен германскому командованию. 27 июня 1943 г. на Братском кладбище было произведено торжественное перезахоронение останков выдающегося российского инженера, последнего, кто не будучи членом царской фамилии имел честь стать кавалером ордена Св. Георгия 4-й, 3-й и 2-й степеней. Будем надеяться, что они навсегда обрели свой покой.

Источник
 

Просмотров: 3900

Рубрики: История Севастополя, Первая оборона Севастополя, 1854-55 г.г., Почетные граждане Севастополя

Проект «ЛИЦА ГОРОДА» — социальный проект, представляющий город-герой Севастополь в лицах. В специально отведенном разделе сайта размещаются портреты с биографическими данными людей, которые связали свою жизнь, достижения, трудовые и творческие успехи, ратные подвиги с городом-героем Севастополем, кто оставил заметный след в истории Севастополя и тех, кто создает историю города сегодня.
Финансирование Проекта осуществляется за счет платного размещения информации о бизнесменах, политиках, кандидатах и депутатах всех уровней, руководителях коммерческих, государственных и коммунальных структур города.
Если Вы хотите добавить информацию в раздел "Лица города", свяжитесь по eMail admin@sevastopol.su с администрацией сайта